Эль-Мюрид: Сценарий страуса

Задача технологов событий на нынешнем этапе
– не допустить силового сценария событий со
стороны России и подготовить почву для ее
капитуляции
w590_3
Вчерашний шабаш у российского посольства, по
мнению Алексея Пушкова, имел все признаки
подготовленного заранее. Об этом он заявил в
интервью “Вестям”. Вчера же шли сообщения о
присутствии под стенами посольства людей с
опознавательными знаками батальона “Азов”, флаг
России срывал пресс-секретарь киевской “Свободы”
Владимир Тищенко. Заготовленные заранее яйца,
взрывпакеты, коктейли “Молотова”, принесенные камни
– спонтанный “протест”, мягко говоря, выглядел вполне
спланированным.
Говорить о том, что событиями рулили какие-то
“несистемные” и неподконтрольные властям радикалы,
тоже не приходится. Появление министра иностранных
дел Дещицы и выраженная им солидарность с
требованиями и методами погромщиков не
укладываются в такую версию – он мог просто не
приходить. Тем не менее, потребовалось погрому
придать не просто официальное, а демонстративно
официальное измерение. Наконец, не менее
демонстративно представители Запада в Совбезе
отказались осудить нападение на российское
посольство, хотя по большому счету, это было вполне
дежурное и ни к чему не обязывающее их заявление.
В Донбассе ситуация продолжает оставаться прежней –
каратели уже безо всякого ограничения применяют все
возможные и имеющиеся у них виды вооружений.
Ополченцы в Славянске опубликовали поражающие
элементы стреловидной формы неконвенционального
оружия.
Уничтожение мирного населения, разрушение объектов
инфраструктуры дополняются теперь ударами по
объектам жизнеобеспечения – в первую очередь
снабжению питьевой водой. По питьевой воде ситуация
в Славянске, в котором продолжает оставаться не
менее половины населения, выглядит
катастрофической – ее нет более недели. Помимо
опасности возникновения эпидемии это не позволяет
медикам полноценно спасать жизнь раненым и
больным людям. Ситуация на Востоке очевидно
выходит на тот уровень, за которым количество жертв
конфликта резко пойдет вверх.
Наконец, единственные переговоры, которые ведутся с
Киевом – переговоры по газу – проходят в обстановке
полного отказа Киева от самого понятия “конструктив”.
Выдвигаются абсурдные требования, идет отказ от
любых попыток добиться соглашения, шантаж и полное
пренебрежение не только договорными обязанностями,
но прямое игнорирование норм и обычаев ведения
переговоров.
Все вместе начинает складываться в картину
подталкивания России к силовому решению возникшей
ситуации. Либо – как более предпочтительный вариант
– ее капитуляции. С последующим унизительным и
позорным миром на условиях победителя. Ясно, что
победителем будут являться США, однако можно
представить себе взрыв патриотизма накачанного
пропагандой населения Украины. После этого
вероятность агрессии Украины в отношении Крыма
становится неизбежной.
Экономика уступила место политике, никакого иного
объяснения происходящему нет и быть не может.
Любые разговоры про “любой ценой не поддаваться на
провокации”, “любой ценой удержать позиции” России
на газовом рынке Европы в подобной обстановке
исходят либо из непонимания того факта, что условия
изменились, либо люди сознательно пытаются
натянуть струну событий еще сильнее – после чего
катастрофа приобретет еще больший масштаб.
Нужно исходить из того, что противники России уже не
намерены ни с кем договариваться – речь идет о
прямом конфликте, к которому ее подталкивают.
Интерес киевской хунты очевиден – только война или
поражение России в том или ином виде позволит ей
избежать социального коллапса с последующим сносом
существующей власти. Интерес Запад также понятен –
только политическое поражение России позволит ему
переформатировать европейский рынок, исключив
Россию из него, и опять же, понятно, кто намерен
прийти на наше место. Наконец, поражение России
позволит Западу закрыть российский проект “полюса
силы”, который был провозглашен Путиным в Мюнхене
в 2007 году.
Для этого требуется ее отказ от любой защиты своих
интересов на Украине в обмен на мир на условиях
победителя. Этот вариант более чем устроит США, так
как позволит без обрушения ситуации в Европе
добиться вначале промежуточных результатов
связывания рук Москве, а через два-три года
продиктовать России новые условия. Этот вариант
абсолютно устроит Киев, так как даст возможность
объявить себя победителем и начать строительство
полноценного нацистского государства с задачей
“возвращения территорий”, которая поглотит любые
иные задачи – вроде решения социальных и
экономических проблем.
Не нужно обольщаться – компрадоры в Москве готовы
пойти на такой вариант и пойдут на него. Очень
большая часть российской элиты не связывает себя и
свои интересы с Россией и будет готова поступиться
частью во имя остального.
Собственно, в их интересах и развернута кампания по
неоказанию помощи Донбассу, которая основана на
двух постулатах – незачем помогать тем, кто сам не
способен справиться, и незачем нашим мальчикам
погибать на чужой земле. Логика конструкции вполне
очевидна за исключением того, что и земля наша, и
люди на ней, а вот интересы продажных компрадоров в
Москве – они не российские. Они шкурные и глубоко
личные. Игорь Стрелков для этих людей – враг куда
более серьезный, чем Порошенко или Обама. Кроме
того, сознательный упор только на ввод российской
армии с неизбежными смертями наших солдат
выдается за единственный способ силового решения
проблемы. Любые другие способы сознательно
умалчиваются либо абсурдизируются.
Задача технологов событий на нынешнем этапе – не
допустить силового сценария событий со стороны
России и подготовить почву для ее капитуляции через
заключение соглашения, в котором хунта согласится на
прекращение АТО в обмен на новые условия газовых
соглашений Газпрома с Украиной. Естественно, обе
стороны представят это как свою победу, но в таких
условиях подобное соглашение будет означать только
одно – капитуляцию Москвы. Просто потому, что новый
контракт она нарушить уже не сможет, а вот Киев
продолжить карательную операцию – легко. И
продолжит ее. Абсолютное пренебрежение всеми
заключенными соглашениями – визитная карточка
нынешней киевской хунты. Согласится ли Путин стать
Януковичем и “поверит” Киеву? Исключать это нельзя.
Капитуляция будет означать лишь то, что Киев будет
мотивирован на решение проблемы Донбасса через
уничтожение его населения, после чего с абсолютной
неизбежностью перейдет к решению “проблемы
Крыма”. Скорее всего – через “восстание” крымско-
татарского населения, в роли которого могут выступить
боевики из Сирии и жесточайшее давление Запада
вплоть до угроз прямого конфликта на Россию. Сумеет
ли Москва в ситуации предыдущей капитуляции
сопротивляться такому сценарию? Ну, может быть.
День-два.
Третий этап событий затронет уже нас – и его сценарии
могут быть самыми разнообразными. Но одно в них
будет неизменным – полное недоверие населения к
действующей власти. Любят победителей, проигравших
– нет.
Я понимаю и отдаю себе отчет в том, что прогнозы –
дело совершенно неблагодарное, а главное – в
подобных ситуациях они основаны на очень шатких
основаниях и допущениях. Тем не менее, если отложить
в сторону крики про мудрость власти или наоборот –
“Путинслил”, и оценить происходящее, сложно
представить себе иную последовательность событий в
случае, если будет продолжаться политика
умиротворения нацистов. Не так уж давно некто Невилл
Чемберлен с гордостью демонстрировал некий договор
с Гитлером, заявляя: “Я привез мир”. В итоге через год
Англию начали бомбить. Англия, кстати, на тот момент
была мировой сверхдержавой – Россия сегодня ею не
является. Не нужно иллюзий. Договора с нацистами
всегда заканчиваются одинаково.
Вопрос, который стоит прямо сейчас, звучит просто:
согласны ли мы на такой сценарий? Мы уже вступили в
войну, как вступила в нее Европа после прихода к
власти Гитлера. Мы не готовы к ней, у нас полные
коридоры власти предателей, у нас в открытую
действует агентура врага, мы ежедневно деморализуем
себя видом катастрофы в Донбассе и равнодушным
отношением к ней в Кремле. Мы вообще исторически
всегда вступаем в войну, не будучи к ней готовы.
Является ли это основанием к тому, чтобы продолжать
политику страуса? Особенно в условиях, когда события
начинают сходиться в точку?
Эль-Мюрид (Анатолий Несмиян)