Сергей Глазьев: Украина сегодня оккупирована американцами, которые диктуют кадровые назначения и руководят всеми действиями нацистской хунты.

Интервью Алены Березовской с советником Президента РФ Сергеем Глазьевым о Новороссии, Евразийском Союзе, сотрудничестве России и Китая и нацизме на Украине.

А.Б Добрый день! В разговоре с Вами хочется затронуть несколько тем: перспективы сотрудничества между Украиной и Россией с учетом новых реалий, борьба Запада с Россией и место в этой борьбе Украины, Крымский вопрос. Но начать я бы хотела с идеологии. Союзы, государства, режимы имеют свой характер, свою идею. Главным оружием идеологии Запада является демократия — борьба за свободы и права человека, которая иногда переходит в подчинение большинства сексуальным и национальным меньшинствам. А вот идеология Евразийского Союза. Какова ее суть? Известно, что еще в 20-30 гг прошлого века о Евразийском союзе писали Трубецкой, Савицкий, затем Гумилев. Они говорили, что это хорошая смена коммунистической идеологии на евразийскую. Какова суть евразийской идеологии?

Сергей Глазьев: Евразийская идеология сводится к одной простой мысли: мы все связаны общеисторической судьбой, и нам нужно строить общее будущее при уважении суверенитета друг друга, при соблюдении принципов взаимовыгодности, опираясь на наше историческое родство. Ключевые особенности евразийской идеологии — это добровольность и полное исключение насильственной интеграции. Это то, что отличает нас от Европейского союза. Евросоюз в целях собственного расширения проводит методику двойных стандартов, применят силу, применяет обман и политтехнологии.

А.Б Вы имеете в виду Лиссабонское соглашение подменяющее референдумы народов в странах ЕС на голосование в парламентах…

Сергей Глазьев: Да, и не только. Они готовы использовать насилие, вплоть до организации госпереворотов в целях поглощения стран, как мы видим на Украине. Евросоюз ведет себя как бюрократическая империя, не гнушающаяся никакими средствами для расширения своего могущества и своей территории. Это кажется рудиментом в 21 веке!

Казалось бы, войны за территории не актуальны, и в мире, который фактически живет в свободном перемещении товаров и перемещении людей без границ, схватки за территорию кажутся химерой из позапрошлого века. В отличие от Евросоюза, мы ограничиваем сферу интеграции только теми вопросами, где у нас есть единство подходов и взглядов. В основном, это экономическая сфера, где мы пытается сообща поднять конкурентоспособность всех участников интеграционного процесса.

А.Б Вы сказали «опираясь на наше историческое родство». То есть возможность участия в евразийском союзе, например Европы или Китая, исключается?

Сергей Глазьев: С Европой мы хотим иметь свободные торговые отношения, мы не стремимся к созданию наднациональных органов с Евросоюзом. Я считаю, это утопия.

А.Б Почему?

Сергей Глазьев: Во-первых, российская политическая традиция исключает отказ от суверенитета в пользу какой-либо страны, и вся история Российской империи и Российской государственности опирается на четкое понимание незыблемости нашего национального суверенитета, в отличие от нынешнего украинского руководства, которое, закрыв глаза, передало все свои суверенные права Брюсселю. Любой мало-мальски мыслящий человек вас не поймет, если вы скажете, что России нужно отказаться от суверенитета и отдать право принятия решений Брюсселю.

А.Б Зачем отдавать свой суверенитет? Можно ведь быть доминирующим партнером…

Сергей Глазьев: А Брюссель по-другому не мыслит. Я уже сказал, европейская демократия ведет себя по-имперски. То есть они навязывают себя всем остальным. Европейцы подходят так: «Хотите жить в нашем союзе — подчиняйтесь нашим правилам, принимайте наши директивы».

А.Б Это хорошо видно на примере с Украиной. Соглашение об ассоциации можно назвать верхом цинизма. Очевидная цель Европы — дешевый рынок труда, широкий рынок сбыта. Но тем не менее, президент Путин сказал, что сотрудничество между Евразийским союзом, Украиной и Европой возможно. В каком виде?

Сергей Глазьев: Свободная торговля, общие проекты, совместные программы развития — это вполне возможно. Наш президент и предлагал все это в Брюсселе, когда Янукович отказался подписывать соглашение и встал вопрос «как дальше двигаться?». И наше предложение было — давайте совместно — Россия, Европа и Украина — подумаем об общем формате сотрудничества, чтобы Украина не потеряла наработанные связи с нами, с Россией: отношения свободной торговли, устойчивую кооперацию и множество совместных проектов. Но Брюссель это предложение отверг и пошел по пути навязывания себя Украине силой. Это несовместимо с нашим подходом.

А.Б Я помню этот разговор. Тогда я подумала, сколько мудрости и терпения нужно иметь российской стороне, чтобы даже тогда, когда за твоей спиной ведут враждебные для тебя переговоры, ты протягиваешь руку помощи, пытаешься понять суть проблемы и желания украинской стороны. Такая дружеская, бескорыстная позиция присуща не всем, вернее в Европе она совсем отсутствует. Полное подчинение и разложение.

Сергей Глазьев: Европа — это постхристианская цивилизация, в которой отвергаются нормы христианской морали и этики. Европейцы практически заложили в основу своей идеологии то, что мы называем нравственным разложением, а они называют толерантностью. Взаимоотношения между полами, взаимоотношения родителей и детей — это фундаменты человеческого жития. Подрывая их, Европа себя обрекает на гибель, и нам бы не хотелось участвовать в этом самоуничтожении. В России только последние двадцать лет идет восстановление христианских ценностей. Хотя надо сказать, что даже в Советском Союзе, «люди жили без Бога, но по-божески», как сказал наш Патриарх. Если вы сравните моральный кодекс «строителя коммунизма», на котором присягали все члены ВЛКСМ, вступая в коммунистический союз молодежи, с базовыми принципами христианства, которые сформулированы в нагорной проповеди Христа, то они содержательно совпадают. Хотя без веры в Бога они, как показал опыт социалистического строительства, работают плохо.

А.Б Вот она, суть Евразийской идеологии — жить по учению Христа, по Его заповедям.

Сергей Глазьев: Я бы сказал шире. Евразийская идеология признает фундаментальную ценность всех мировых религий, потому что Евразийская интеграция охватывает не только христианские народы, но и мусульманские народы, и буддистские народы. Общечеловеческие принципы общежития, о которых мы говорим, всеми мировыми религиями поддерживаются и защищаются. Поэтому надо говорить, что Европа — она постхристианская, потому что она не христианская уже, не мусульманская, не буддистская, не конфуцианская, она — постцивилизационная, я бы так сказал.

А.Б Разложение человеческой цивилизации…

Сергей Глазьев: Разные религии это по-разному называют, но суть от этого не меняется. Мы это можем видеть на примере Украины. Сейчас там идет подрыв ценностей христианской морали, они прямо требуют от Украины принятия решений по легализации однополых браков, по ювенальной юстиции и других норм, которые разрушают традиционный семейный уклад.

А.Б Какой может быть роль Китая в Евразийском союзе?

Сергей Глазьев: Китай — наш крупнейший торговый партнер, наряду с Евросоюзом. Экономически, интеграция уже происходит в смысле роста объемов товарооборота, расширения количества кооперационных связей, увеличения инвестиций, и что хорошо — расширяются долгосрочные формы сотрудничества. Но у нас при этом нет планов по созданию наднациональных органов, потому что Китай, так же, как и Россия, во главу угла ставит суверенитет своей страны. Я не могу себе представить, чтобы Китай отказался от национального суверенитета в пользу наднационального органа. И несмотря на то, что в истории Китая были периоды колониального гнета, когда де-факто Китаем управляла группа европейских и американских держав, это отвергалось самой духовно-политической школой Китая. Китай себя мыслит центром мироздания, поэтому интеграция с Китаем возможна только путем подчинения Китаю, что, собственно говоря, было в нашей истории во времена Татаро-монгольского ига.

«Иго» по-китайски означает «подчиненное дружественное государство». Это и есть возможная форма интеграции с Китаем. В этом смысле он похож на Евросоюз. Он, исходя из своих ценностных позиций, проводит линию экономической и, там где возможно — политической экспансии. Создает союзы, где Китай играет первую роль, а остальные — роли колоний. В этом смысле устойчивость Евразийской огромной матрицы экономическо-культурного сотрудничества предполагает самостоятельность России, самостоятельность Европы, самостоятельность Китая, самостоятельность Индии, самостоятельность Ирана. Поэтому интеграция с Китаем идет по пути экономического сотрудничества, создания общих институтов поддержки инвестиций, поддержания общих программ развития, заключения долгосрочных контрактов. У нас созданы такие формы сотрудничества, как Шанхайская организация сотрудничества, но это не наднациональный орган, а межгосударственный, где разные государства формируют общие программы и создают общие институты развития. Сейчас, например, речь идет о расширении деятельности евразийского банка развития, и может быть, Китай примет в нем участие, но не более того.

А.Б С Европой понятно, с Китаем тоже. А вот Новороссия может стать частью Евразийской семьи?

Сергей Глазьев: Сейчас важно сохранять кооперацию, поддержать торговлю без взимания пошлин с Донецкой и Луганской республіками. Надо думать о том, как это юридически оформить. Для того, чтобы оформить отношения между двумя государствами в торговле, конечно желательно признать суверенитет друг друга. Но даже если этого не происходит, как показывает опыт Всемирной торговой организации, в которой участвуют и Китай, и Тайвань, торгово-экономические вопросы можно отделить от политико-правовых. Есть прецеденты, когда страны с непризнанным суверенитетом являются полноценными участниками торговых режимов, как самостоятельные торговые территории. И такой статус можно определить и для Новороссии. Этот статус может дать основания для юридического поддержания отношений свободной торговли и других преференциальных мер, связанных с более глубокой интеграцией.

А.Б Главным партнером Украины была всегда Россия. Другие страны, в том числе европейские, отстают во много раз по объемам внешнеторгового оборота. Российские инвестиции в украинскую экономику в разы превышали европейские. Как сейчас работают российские инвестиции на украинском рынке?

Сергей Глазьев: В условиях войны любая кооперация и любое сотрудничество осложняются большими рисками: предприятия боятся делать поставки, потребители боятся заключать договора, также существуют большие политические риски невыполнения контрактов. То, что происходит на Донбассе — это классический форс-мажор — война. А война, как известно, везде в договорах признается форс-мажорным обстоятельством и позволяет в договорах не выполнять контрактных обязательств. В условиях войны могут уничтожить товар, могут отобрать, могут захватить завод, сжечь любое предприятие. Тот произвол, который украинские власти чинят сегодня на Донбассе, парализует всю хозяйственную деятельность. Не только кооперацию с российскими предприятиями, но и кооперацию с украинскими предприятиями.

А.Б «Акт о капитуляции», подписанный президентом Порошенко 27 июня с ЕС свидетельствует об одном — Украина отказывается от преференциальных экономических связей и помощи со стороны России, но не приобретает ее в таком же объеме в Европе. Добавим сюда передачу суверенных функций госрегулирования экономики страны под внешнее управление Еврокомиссии. Соглашение об ассоциации де-юре противоречит Конституции Украины.

Сергей Глазьев: Для того, чтобы подписать этот договор, американцы с европейцами организовали свержение законной власти, осуществили госпереворот, привели к власти нацистов, и их руками просто физически уничтожают тех людей, которые не желают жить в Ассоциации с Евросоюзом. Остальные безмолвно на это смотрят, не понимая последствий, к которым приведет это соглашение.

А.Б Много говорят о последствиях… давайте по пунктам.

Сергей Глазьев: Во первых — резкое падение конкурентоспособности украинских товаров на украинском же рынке, их будут вытеснять европейские — более конкурентные товары. Следствием этого будет снижение производства украинских товаров и разорение многих предприятий экономики. Во вторых — многим украинским предприятиям просто запретят производить продукцию для украинского рынка, потому что она не будет соответствовать многим европейским техническим регламентам (есть такой административный «удар», который европейские власти могут нанести, опираясь на подписанное Соглашение). В третьих — подписание данного соглашения исключает участие Украины в евразийском интеграционном процессе, что повлечет свёртывание преференциальных торговых режимов и в перспективе — появление импортных пошлин при поставках украинской продукции в Россию. В четвертых — резкое падение экспорта украинских товаров. В пятых — падает инвестиционная привлекательность Украины, т.к. главным инвестором там являлся российский бизнес — он инвестировал в украинские предприятия для того, чтобы расширять и развивать кооперацию, создавать совместное производство, многое из чего теряет смысл после подписания Украиной соглашения об ассоциации. Это только экономические последствия. Они влекут за собой и без того тяжелейшее состояние экономики, ухудшение платежного баланса, а значит дефолт, то есть банкротство Украины по своим внешним обязательствам. Собственно, Янукович потому и отказался подписывать соглашение с Европой.

А.Б Добавим еще политические последствия…

Сергей Глазьев: Если говорить о политических последствиях, то первое — это утрата Украиной суверенитета. Практически все вопросы торгово-экономического регулирования передаются Брюсселю в Европейскую комиссию, Украинское правительство теряет свою самостоятельность — все решения должны одобряться Евросоюзом, и все изменения законодательства должны делаться только в том направлении, которое сочтет целесообразным Евросоюз, то есть фактически Украина стала колонией Евросоюза, которая обязана выполнять директивы Брюсселя, не имея возможности влиять на их принятие.

А.Б И не только Брюсселя…Есть «командиры» рангом повыше… Я о друзьях из Вашингтона.

Сергей Глазьев: Необходимо признать, что Украина сегодня — это территория, оккупированная американцами, которые диктуют и кадровые назначения, и которые реально руководят всеми действиями нацистской хунты. Они персонально назначают ключевых министров и спрашивают с них выполнение тех задач, которое ставит американское посольство. И именно американцы толкают «власть» на дальнейшую эскалацию конфликта. То, что творит сегодня Порошенко и его правительство — это прямая эскалация конфликта, убийство тысяч людей, уничтожение инфраструктуры городов — это чудовищное преступление против человечества, совершаемая вопреки интересам украинского народа.

А.Б Война между США и Новороссией разгорается с новой мощью. Пентагон официально заявляет о поставках вооружения украинским карателям, при этом обвиняя Россию в поставках оружия ополченцам. То есть, США имеет право официально поставлять оружие, финансировать карателей и нацистов? К чему сводится роль России?

Сергей Глазьев: Главная задача, которую американские хозяева ставят перед хунтой — это втягивание России в полномасштабную войну с Украиной — именно для этого делаются эти чудовищные убийства, чтобы заставить Россию войти на территорию Украины для защиты мирного населения, которое уже сотнями тысяч бежит на нашу территорию, молит о помощи. Понятно, что Россия не может остаться безучастной. Поэтому американские кураторы украинских нацистов требуют эскалации насилия, увеличения числа жертв. Против детей и женщин применяется тяжелая артиллерия, искусственно создается блокада городов — люди остаются без воды и без пищи, во многих городах уже наступает реальный голод. То есть идет самый настоящий геноцид, который осуществляется по приказу американцев, чтобы вынудить Россию встать на защиту мирного населения — таких же русских и украинцев, которые проживают на той территории. И надо сказать, что давление общественности очень высокое, которое провоцируется этими трагическими сообщениями.

взято: http://rusinform.net/sergej-glazev-ukraina-segodnya-okkupirovana-amerikancami-kotorye-diktuyut-kadrovye-naznacheniya-i-rukovodyat-vsemi-dejstviyami-nacistskoj-xunty/