Верховная Рада занялась террором.

Не имея сил победить Новороссию, Киев пытается очернить лидеров народного сопротивления
Официальный Киев в последнее время, что называется, бьет во все колокола и наступает по всем фронтам, чтобы Донецкую и Луганскую народные республики в мире признали террористическими организациями. В частности, накануне с соответствующим призывом с высокой трибуны ООН выступил постпред Украины в этой международной организации Юрий Сергеев.
К слову, это тот самый дипломат, который ранее обвинил Советский Союз в фальсификации данных о военных преступлениях Степана Бандеры на Нюрнбергском процессе. Громкое заявление Сергеева о том, что убийца десятков тысяч волынских поляков, чехов, русских, белорусов, евреев, не бандит, а патриот, ошарашило тогда многих.
Зато на этот раз полпред не церемонился, и потребовал признать террористическими организациями целые территориальные образования, как он выразился, «самопровозглашенные ДНР и ЛНР».
Хотя в ООН предложение Сергеева так и не было рассмотрено, оно продолжает эхом звучать в украинском политическом пространстве. И не только украинском…
О террористической угрозе, исходящей от ДНР И ЛНР, вчера, например, долго говорили в Раде. В итоге приняли заявление за авторством спикера Турчинова с просьбой к международному сообществу – помочь Украине в борьбе с этим «олицетворением Аль-Каиды» в Европе.
На эту же тему не раз высказывался и президент Порошенко. В последнем своем интервью американской телекомпании CNN он так прямо и заявил, что «нельзя называть сепаратистами тех, кто убивает невинных людей, они – террористы».
Гарант «незалежной», как обычно, ввел своих заокеанских партнеров в заблуждение. Но те, по всей видимости, и сами «обманываться рады». Хотя логика всей этой бурной деятельности украинских властей вполне очевидна: победить с кондачка мятежную Новороссию не получилось, давайте, хотя бы очерним, опозорим на весь мир.
– Но официальный Киев – это президент Янукович, который находится в данный момент на территории РФ, – уверен известный адвокат Дмитрий Аграновский. – А те, кто захватил на Украине рычаги государственной машины – это хунта. Их легитимность – ноль.
Поэтому какое-либо обращение от них в международные организации с точки зрения права – произвол. Они не могут никуда обращаться, чтобы признать кого-то террористами. Новороссия на сегодняшний день – это форма самоорганизации народа, который защищается от этих самых киевских узурпаторов. А те пытаются силой их подавить.
Это, в общем-то, предыстория вопроса.
А что касается признания ДНР и ЛДР террористическими организациями, то, насколько я знаю, в ООН такого механизма нет. Этот механизм, могу допустить, есть у Соединенных Штатов. Но насколько он легитимен? Сегодня в обывательском представлении США – это главный источник международного терроризма. В общем, цена этому обращению – ноль, в любом случае. Но очень показательно, когда вор громче всех кричит: «Держи вора!»
«СП»: – Тем не менее, Литва уже требует того же. Вообще, насколько это логично – признавать целые республики террористическими организациями?
– Вообще не логично. Я думаю, что специально для Литвы и для Украины следует признать недействительными и недействующими Беловежские соглашения. Надо просто вспомнить, вследствие чего родились эти так называемые независимые государства. А родились они вследствие фактического акта юридического мародёрства, когда у нас, помните, в 91-м году, «у погорельцев последние сапоги тащили».
И сейчас это, собственно, не государства. Это марионеточные режимы, которые озвучивают точку зрения США.
А призывы? Просто психологическая атака. Она связана с тем же «Боингом», который сбили только для того, чтобы обвинить Россию.
Вообще, жупел международного терроризма могут навесить кому угодно. В семидесятые годы, например, все национально-освободительные движения – тот же Африканский национальный конгресс, который сейчас находится у власти в ЮАР
, и многие другие, признавались так называемыми «террористическими организациями».

«СП»: – Кем признавались? И что это значит?
– Официальным правительством, как правило, подконтрольным Вашингтону. Ничего это не значит, это дает какие-то проблемы на территории США.
Если, допустим, американцы признают ДНР террористической организацией, то у Александр Бородая будут проблемы с въездом в США. Могут и арестовать, наверное.
«СП»: – Но даже Масхадова и Басаева террористами на Западе не называли, а политкорректно именовали повстанцами. При том, что они как раз организовали десятки кровавых терактов…
– Международный уровень, он сейчас вообще очень разный. Наша либеральная пресса часто любит говорить от лица некоего мирового сообщества. Это мировое сообщество даже в численном отношении составляет менее одного миллиарда населения. А на Земле сейчас проживает около семи. Поэтому, что значит мировая пресса? Китайская пресса сейчас про тот же «Боинг» пишет не то, что пишет американская пресса. У каждого свои интересы.
Но еще раз подчеркну, что обращение о признании международными террористами Донецкой и Луганской народных республик никаких юридических последствий за собой не влечет. Просто ярлык наклеить – и все.
Сейчас против России развернута такая информационная война, я бы даже сказал – травля.
Видите, украинская военная операция на Востоке очень сильно забуксовала – она стоит больших денег, она приносит огромные потери. Поэтому и была разыграна история с «Боингом», чтобы признать международными террористами ополченцев, а Российскую Федерацию, соответственно, пособником мирового терроризма.
«СП»: – Признать просто так, огульно, не имея никакой доказательной базы?
– Зачем нужна какая-то база? Здесь все по схеме: «чего там доказывать, и там ясно».
Вчера был брифинг в Министерстве обороны, где были представлены четкие, конкретные доказательства непричастности России и ополченцев к этой трагедии. А сегодня я читаю комментарии официальных лиц США, что, дескать, «Россия вместо того, чтобы признаться, пытается переложить с себя ответственность».
Вот если бы у нас был сейчас Горбачев у власти, он бы все признал. Помните, историю с Катынью – с так называемым расстрелом польских офицеров. Там же нет никаких доказательств, кроме признания. И все, например, претензии польской стороны – денежные и проч., они строятся исключительно на этом: признали – платите. Так и здесь. Они жмут, чтобы мы признали. «Признание – царица доказательств» – эта поговорка не для Вышинского и 37-го года больше подходит, а как раз для современного мира…
«СП»: – Зачем мы должны каяться в том, чего не делали?
– Как зачем? А дети чиновников где учатся? В Швейцарии, в Англии. Счета у них где? Недвижимость где?
У нас с вами этого ничего нет. Но есть у нашей элиты российской. Вообще, санкции, они не так безобидны, как об этом принято говорить. Да, нас с вами санкции не затронут никаким боком. Но для той, одной десятой процента общества, которая находится у власти – это очень чувствительная вещь.
«СП»: – Они могут повлиять на позицию Кремля каким-то образом?
– Кто его знает? Государство – это орудие классовых интересов. А правящий класс, в свою очередь, связан интересами международного капитала. Вот сегодня Кудрин, например, заявил, что бизнесмены против международной изоляции. Конечно, против – это мешает им родину продавать (я имею в виду, нефть, газ и проч. сырье).
«СП»: – Кудрин еще сказал, что украинский конфликт грозит российским гражданам снижением доходов на 20%…
– Но давайте выйдем и спросим, что для наших людей милее: потерять какую-то часть доходов или поддержать русских в Новороссии? Уверен, 99% ответит, что надо поддержать. И понятно, что, если сейчас мы здесь отступим, придется Крым сдавать, потом придется еще много чего сдавать…
Но, возвращаясь к началу раз