Когда на кону судьба страны.

– Перед Новым годом Указом Президента на базе РИА «Новости»было создано МИА «Россия сегодня». В задачи новой структуры входит объяснить всему миру, что Россия проводит самостоятельную политику и твёрдо защищает национальные интересы, но кто объяснит это российскому гражданину?

– Чтобы объяснить это гражданину РФ, необходимо перестраивать информационную систему внутри страны. RussiaToday вещает на мир, нам нужен внутренний аналог. А для этого, в свою очередь, нужно политическое решение, политическая воля.

– Можно ли сказать, что внутреннее информационное поле нуждается в серьёзном переосмыслении с точки зрения формирования контента и подачи информации?

– Именно так, причём не «можно сказать», а «нужно сказать». С «крымской викторией», которая, по-видимому, была неплохо подготовлена по принципу Гэндальфа «keep it safe and keep it secret», мы вступаем в новую эпоху. Внешнеполитически она отрицает времена «ельцинщины», когда был заложен фундамент (принципы, содержание, структуры, кадры) существующей до сих пор информационной системы, системы пораженчества и лизоблюдства по отношению к Западу, системы триумфа плохишей. Для обеспечения побед этот информационный тяни-толкай не годится, реформировать его тоже нельзя. Значит, надо создавать новую информсистему – национально, государственно ориентированную и «победительную».

– Можно ли утверждать, что люди, которые занимаются формированием имиджа страны, особенно через государственные СМИ, должны обладать не только профессиональными качествами, но личными убеждениями?

– Опять же, не «можно», а «нужно», только не «имиджа», а «образа» – хорошее русское слово. Образ страны должны формировать патриоты, разумеется, не квасные, обращённые не в прошлое, а в будущее, мастера своего дела, не отделяющие себя от своей страны и истории, от своего народа, и нетерпимые к тем, кто стремится стереть идентичность этого народа, его историческую память и волю к победам.

– Кто, на Ваш взгляд, в российском деидеологизированном обществе в большей степени формирует ценности и нравственные ориентиры? И какие опасности несёт в себе деидеологизированное общество?

– Я бы не сказал, что российское общество является полностью деидеологизированным. Де-факто идеология есть – так называемая «либеральная», хотя на реальный либерализм она похожа так же, как Граучо Маркс на Карла Маркса. Реальный либерализм смертельно заболел в Европе в начале ХХ в. и умер во время Первой мировой войны. Ну, а то, что назвали «либерализмом» в РФ в ельцинские времена, – это просто идейное оправдание грабежа страны и коллаборационизма в этом деле с западным капиталом. Либерализм у нас – это идейная форма компрадорско-олигархического строя, который со всей очевидностью вступил на путь самоуничтожения (главное – не допустить, чтобы при этом он уничтожил государство, государственность и народ). С учётом сказанного выше, правильнее у нас говорить не о либерализме, а о либероидности (илилиберастии), которую транслируют (в одном пакете с русофобией и советофобией) олигархические СМИ, а точнее СМРАД (средства массовой рекламы, агитации и дезинформации). Однако, помимо либероидной «идеологии» в РФ до сих пор существует идеология, а точнее комплекс установок, завязанных на исторической памяти и неприятии олигархического строя и буржуазных ценностей; этот идейный комплекс можно охарактеризовать как советский, причём носителем его является не только старшее поколение. К советскости всё больше и активнее обращается молодёжь – и это несмотря на два десятилетия антисоветской чернухи, всех этих «Детей Арбата», «Стиляг» и прочего.

– Как Вы считаете, какое мерило ответственности публичного человека перед аудиторией, и что ему категорически делать нельзя? Как нужно поступать с публичными людьми, которые активно транслируют антироссийскую повестку дня?

– Публичного человека, транслирующего антироссийскую повестку дня, нужно лишать права быть публичным. Национал-предательские,пятоколонные структуры и персоны необходимо отсекать от средств информации и источников финансирования, создавая вокруг них правовой и моральный (нерукопожатность) вакуум. Нужно помнить, что в условияхинформационной войны журналисты и аналитики – это солдаты и офицеры, осуществляющие особый вид военной деятельности. Отсюда и отношение к враждебной пропаганде и её агентам «по законам военного времени и правилам поведения в прифронтовой полосе». Мы уже живём в сетевом обществе, норма которого – сетевая война. Точнее, в сетевом обществе грань между войной и миром размыта, стёрта. Со всеми вытекающими последствиями. «Фундаментом для реальной консолидации общества может быть только здоровая экономика, построенная на основе и принципах социальной справедливости и руководимая национально-ориентированной, осознающей/ощущающей своё культурно-историческое единство с народом, стратегически мыслящей правящей элитой…»

– Есть расхожее мнение, что США завоевали мир без боя. На Ваш взгляд, какие из инструментов «мягкой силы» наиболее эффективны и какие наша страна могла бы успешнее всего использовать?

– Нет, США завоевали мир не без боя и не без войны. Была война – Холодная, и горбачёвская верхушка капитулировала в ней, сдала страну, что создало впечатление поражения СССР в Холодной войне. Сдача и поражение – разные вещи по сути, хотя результаты похожи и требуют реванша. США, а точнее верхушка мирового капиталистического класса, заставиликапитулировать советскую верхушку, точнее, определённую, принимающую решения её часть, навязав свои представления и ценности. В свою очередь, это стало возможно в результате эрозии строя, гниения, «обуржуазивания» верхушки – опасности, в которой отдавали себе отчёт и Троцкий, и Сталин.«Мягкая сила» работает тогда, когда, во-первых, за ней есть «твёрдая сила», во-вторых, есть размягчённый объект действия. Хотел бы я посмотреть на «мягкую силу» в исполнении Лесото, или на действие «мягкой силы», направленной против сталинского СССР. Что касается вопроса, какие эффективные средства могла бы использовать Россия, то по нему лучше обратиться не ко мне, а к профессору МГИМО Елене Пономарёвой, она специалист по этой проблематике.

– Олимпийские игры в Сочи удались. Во-первых, наши спортсмены одержали сокрушительную победу. Во-вторых, мы смогли эту победу показать и предъявить всему миру. Как Вы оцениваете «успехи» по дискредитации нашей Олимпиады западными и российскими СМИ? Был ли у них шанс перевернуть всё с ног на голову?

– Западным СМИ и их подголоскам в РФ не удалось дискредитировать наш успех по организации Олимпиады и в спортивной борьбе на самой Олимпиаде – брызгали слюной в бессильной злобе, ни одного серьёзного критического аргумента привести не смогли.

– Тема Украины и нашей Олимпиады – войны и мира –абсолютный лидер среди новостей последние несколько месяцев. На Ваш взгляд, как сработали российские СМИ в освещении украинских событий: от «стояния «Беркута» до присоединения Крыма к России? Удалось ли перехватить повестку у либеральных СМИ?

– Российские СМИ в освещении украинских событий в целом сработали чётко и грамотно – власть учла уроки войны 08.08.08. Да и поддержка населением позиции руководства страны была столь однозначной, что переть против народа посмели только отморозки нескольких одиозных СМИ, открыто восторгавшиеся Майданом и поливавшие грязью российских патриотов и тех на Украине, кто не желал лечь под бандеровско-неонацистский режим и его западных покровителей.

– Как бы Вы охарактеризовали произошедшие на Украине события? Какими средствами можно защититься от подобных «народных волнений»?

– На Украине произошёл американо-бандеровский переворот. Тандем либероидов и неонацистов сверг под антиолигархическими, антилиберальными лозунгами президента, чтобы установить ещё более олигархическую и либероидную власть под американо-евросоюзовским зонтиком. Но – обломилось. Сначала – Крым, теперь – Восток и Юго-Восток. Ясно, что самозванцы из Киева, прозападная хунта сама с Востоком и Юго-Востоком ничего сделать не сможет. Более того, по логике борьбы эти регионы, скорее всего, создадут свою армию и двинутся на Киев. В такой ситуации хунте некуда будет деваться, и они могут пойти на любые провокации и диверсии – вплоть до взрывов АЭС по принципу «так не доставайся ж ты никому». Думаю, в ЧВК и иных американских спецслужбах могут найтись те, кто готов будет помочь киевским неонацистам в превращении Украины в Руину-2. Поэтому нужно очень внимательно следить за ситуацией, понимая, что против России и Украины действуют нелюди, готовые поддержать кого угодно, хоть нацистов, но только чтобы удар был направлен против России.

– Как Вы считаете, фундамент из олимпийской победы и геополитической победы на Украине достаточно прочный для того, чтобы консолидировать общество перед грядущим выборным циклом или резким осложнением экономической ситуации?

– Фундаментом реальной консолидации общества не могут бытьникакие спортивные и даже внешнеполитические победы, при всём их символическом и историческом значении. Таким фундаментом может быть только здоровая экономика, построенная на основе и принципах социальной справедливости и руководимая национально-ориентированной, осознающей/ощущающей своё культурно-историческое единство с народом, стратегически мыслящей правящей элитой. (Здесь мы не можем согласиться с автором! Фундаментом реальной консолидации общества может быть только соответствующая идея, умело воплощённая в идеологию. Подробнее об этом читайте в статье «Русская национальная идея». – Д.Б).

– Известный публицист, главный редактор журнала «Однако» Михаил Леонтьев говорит о том, что власть должна первой осуществить социальную «революцию сверху», то есть сменить действующую элиту. По его словам, существующая элита «компрадорская, сливает страну и открыто вербализует жёстко антигосударственный и антинациональный политический курс». Согласны ли Вы с Михаилом Владимировичем? Есть ли на такое действие политическая воля?

– Михаил Леонтьев прав, характеризуя основную часть нынешней властно-экономической элиты как компрадорскую, вербализующую антигосударственный и антинациональный курс. Смена элит происходит либо сверху (Иван Грозный, Пётр I, сталинские 1930-е годы), либо снизу (Октябрьская революция с последовавшей за ней Гражданской войной). Смена, по крайней мере, значительной части властно-экономической элиты в РФ, безусловно, назрела, причём сразу по трём причинам. Во-первых, социальная модель, сформировавшаяся во времена «ельцинщины», дышит на ладан и грозит утянуть с собой на дно страну. Во-вторых, обострение отношений с Западом, борьба за будущее ещё более усиливают требование создания иной модели; большая часть нынешней элиты к этому не способна, а, следовательно, в лучшем случае будет балластом, в худшем – саботажником на стороне Запада. В-третьих, становится ясно, что на мировом уровне выходом из кризиса станет антилиберальный курс, отрицающий «неолиберальную (контр)революцию» 1980-2000-х годов с её приватизацией, глобализацией, мультикультурализмом и прочим. Встраивание в «brave new world» антилиберализмуса тоже требует принципиально новой элиты по сравнению с той, что с 1990-х годов шестерила перед Западом, устроив свой пикник на его обочине.

Всё, finita, время вышло – караул устал и кое-кому придётся кричать «караул». Но, как говаривал Блаженный Августин, «наказания без вины не бывает». Тройной кризис – внутренний, мировой и в отношениях России с Западом – безусловно, сформирует новую элиту. Сверху или снизу – но это произойдёт. Сверху оно, конечно, спокойнее. В то же время все «революции сверху» оказываются непоследовательны и в перспективе дополняются «революциями снизу» (1861-1917 гг.). Кроме того, в истории получается не так, как спокойнее и лучше, а так, как получается. Когда на кон поставлена судьба страны, народа, цивилизации – тут не до сантиментов; как пелось в одной советской песне, «жила бы страна родная, и нету других забот». А кто не спрятался – я не виноват…