Русские и китайцы сделают так, что США не станет

Русские и китайцы сделают так, что США не станетСоединённые Штаты делают всё возможное для сохранения мировой гегемонии, однако Китай и Россия точно так же делают всё возможное, чтобы таковой гегемонии на планете места не было. Сплочённые китайцы и русские раздавят гидру мирового империализма и построят счастливый многополярный мир, населённый улыбающимися братьями по разуму.

На днях во влиятельном издании «The Diplomat» вышла статья политолога Питера Харриса (Peter Harris), в которой он напоминает, что, по мнению экспертов, китайско-российский союз будет полностью реализован в ближайшем будущем. Слагаемые прочного союза: подписание Пекином и Москвой исторического договора по природному газу, совместные военно-морские учения в Восточно-Китайском море, сотрудничество в ООН по Сирии и другим международным вопросам, а также общий интерес Китая и России к ограничению влияния США на мировой арене. И Пекин, и Москва сегодня заинтересованы в ускорении перехода мира к многополярности.

Автор материала предлагает «задуматься» о потенциальных геополитических последствиях крепнущего союза двух великих держав. Аналитик полагает, что союз Пекина и Москвы ускорит снижение американского влияния, и не только на востоке, а в глобальном масштабе, что представляется Харрису «особенно зловещим».

Грядущую политическую катастрофу США политолог сравнивает с теми изменениями, что понизили в конце XIX века геополитическую роль Британской империи (речь о военном союзе Франции и России, заключённом в 1892 году). Впервые морское превосходство Великобритании в Средиземном море было поставлено под сомнение. И, дабы сохранить господство в Средиземном море и одновременно не потерять Индию («жемчужину Британской империи»), Лондон нашёл дипломатическое решение: сделал Японию с её растущим морским флотом своим «партнёром» в Восточной Азии. При поддержке Японии в Восточной Азии британцы могли контролировать в Европе возникающие угрозы от Франции и России.

Со временем стратегические вызовы ослабели: дипломаты, напоминает политолог, сумели сгладить споры Лондона с Парижем и Москвой. В начале ХХ века Лондон даже участвовал с Парижем и Москвой в соглашениях в рамках Антанты. Однако тот факт, что Британия вела когда-то политику в «гордом одиночестве», стал с тех пор достоянием истории. Отныне Британия никогда более не имела возможности проводить собственную политику на мировой арене — т. е. без союзников.

Теперь же серьёзно сближаются Пекин и Москва.

Их потенциал может изменить стратегические расчёты Соединённых Штатов. Ситуация XXI века напоминает «вызов» Великобритании, сделанный в конце века девятнадцатого.

Сегодня Соединённые Штаты, полагает аналитик, рискуют потерять морское превосходство, особенно в Южно-Китайском море.

Китай и Россия могут похвастаться вторым и третьим сильнейшими флотами в мире. Кроме того, оба правительства заняты сегодня расширением своих флотов. Правда, в то же самое время их флоты по-прежнему не идут ни в какое сравнение с флотом США и далеки от того, чтобы бросить вызов США в открытом Тихом океане, не говоря уже о других расстояниях от родной земли. Тем не менее, военно-морские силы Пекина и Москвы могут получить большое стратегическое преимущество, если вырастут до размера, при котором создастся угроза американскому перевесу на востоке. При этом союз с Россией будет способствовать «дальнейшей смелости» Пекина, то есть его усилиям по подрыву способности США сдерживать «агрессию» у побережья Восточной Азии. В результате США придётся «балансировать» одновременно против Китая и России на востоке и в Южно-Китайском море и сдерживать «вмешательство» России в Средней Азии, на Ближнем Востоке или в Восточной Европе.

Что может сделать Вашингтон? Есть несколько вариантов, указывает политолог.

Во-первых, США могут попытаться предотвратить укрепление союза между Китаем и Россией. Это означает активное использование любых дипломатических рычагов.

Во-вторых, США могут искать союзников, общая цель которых — противодействие совместной угрозе, исходящей от Китая и России. И здесь «наиболее вероятным кандидатом» может стать Япония: при Синдзо Абэ она уже предпринимает шаги по расширению потенциала для развёртывания значительных военно-морских сил. Вместе с тем фактор Японии влечёт за собой «очевидную опасность» для России и Китая, которые в итоге лишь теснее сплотятся.

В-третьих, США может помочь расширение сотрудничества с Индией. Однако Дели имеет исторически устойчивые отношения с Москвой.

В-четвёртых, Вашингтон может использовать «мелких» союзников вроде Австралии (последняя является «надёжным сторонником» США и государств-членов АСЕАН, большинство из которых имеют основания опасаться подъема Китая). Тут автор видит предпосылки для создания широкой антикитайской коалиции. Правда, эти государства не имеют непосредственного повода для выступления против России.

Что касается долгосрочной перспективы, то учёный полагает, что «дрейф в сторону большей многополярности» выглядит «неизбежным». Послужит краху однополярного мира союз русских и китайцев, или нет, «кончина» его неизбежна. Однополярность «не может длиться вечно».

Для успеха в новом мире, пишет далее автор, потребуются «умелая дипломатия и надёжные союзники». С точки зрения Вашингтона было бы лучше заняться планированием, советует политолог, а не ждать, когда другие страны возьмут на себя ответственность за реализацию многополярного процесса.

В «Newsweek» вышла статья Билла Пауэлла и Оуэна Мэттьюза (Bill Powell, Owen Matthews), тоже посвящённая союзу Китая и России.

Авторы пишут, что Китай и Россия — два крупнейших стратегических противника США. Они планируют оспорить монополию Соединённых Штатов как морской державы.

Пекин производит по три подводные лодки в год, и к настоящему моменту имеет 28 атомных подводных лодок и 51 подводную лодку в целом. С 2000 года НОАК получила 80 надводных кораблей. К 2020 году Пекин планирует иметь три авианосца. Для китайских лидеров уже стало в порядке вещей говорить о «синей земле страны» (речь об океанах, о синих просторах, что простираются за береговой линией и идут намного дальше 200-мильной зоны).

«Китайская специфика» в основном состоит в усилении способности по вытеснению сил США из китайских вод. Есть и другая причина: Южно-Китайское море изобилует запасами нефти и газа.

Что касается военно-морских амбиций России, то они, считают авторы, «тесно связаны с подъёмом Китая». Ведь именно бесконечный экономический рост КНР вознёс до небес мировые цены почти на всё российское сырьё — от нефти с газом до древесины и железной руды. Это повысило доходы российских государственных компаний и дало Кремлю возможность вновь начать финансирование своей армии, которая за два десятилетия, минувших после окончания холодной войны, пришла в упадок. Путин пообещал влить в перевооружение 700 миллиардов долларов в течение ближайших двух десятилетий, и значительная часть этих денег пойдёт именно на ВМФ.

Каждый великий русский правитель оставил свой след в море, пишут журналисты. Тут и Пётр Великий, и Екатерина Великая. Теперь вот и Путин, который «остро осознаёт» эти исторические параллели. Путин, к примеру, возродил российскую военно-морскую базу в Тартусе (Сирия). Правда, по словам одного западного дипломата, который посетил порт в 2010 году, «Тартус существует в основном для того, чтобы российские чиновники могли о нём говорить». Тем не менее, министр обороны России Сергей Шойгу имеет большие планы на Тартус. Кроме того, он призвал в феврале 2014 г. к созданию целой сети российских военно-морских баз — во Вьетнаме, на Кубе, Венесуэле, Никарагуа, Сейшельских островов и в Сингапуре.

Наконец, Путин заинтересован в усилении флота и с целью отстоять экономические интересы России — на арктическом дне имеются богатые минеральные ресурсы.

Что до Пентагона, то он сегодня в первую очередь волнуется не из-за России, а из-за Китая. Ведь амбиции Пекина ведут к «серьёзным последствиям для американской мощи и региональной безопасности», утверждают эксперты.

Итак, сегодня США ещё доминируют в мире, в том числе по военно-морской мощи. Однако разрыв между Китаем и Россией, напоминают нам аналитики, сокращается очень быстро…

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar