Станет ли Порошенко Ким Чен Ыном?

images
Директор департамента информационной политики МИД Украины Евгений Перебейнос недавно уверил журналистов, его страна “не планировала и не планирует” возвращать себе статус ядерной державы. Он сослался на саммит по вопросам ядерной безопасности, прошедший 24-25 марта с.г. в Гааге, с трибуны которого об этой позиции Киева официально заявил и.о. министра иностранных дел Андрей Дещица.

Однако господин Перебейнос явно лукавил: на встрече в Гааге, о которой идет речь и где было принято Коммюнике по укреплению ядерной безопасности, украинский представитель как раз решил пойти против течения, заявив, что Украина может выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Андрей Дещица приехал в Гаагу с определенным настроем, который определил солидарный шаг депутатов украинской Рады от двух фракций – “Батькивщина” и “УДАР”, выступивших с законодательной инициативой о выходе Украины из Договора о нераспространении ядерного оружия. В некоторых европейских головах даже вынашивалась мысль, а не сделать ли Украину новой ядерной державой? Российский МИД выразил тогда сожаление по поводу ядерных амбиций Киева и заявил, что “инициатива украинских депутатов о выходе из ДНЯО означает, что над Договором нависла серьезная угроза”.

Физик-атомщик, эксперт экологического объединения “Беллона” Андрей Ожаровский в интервью Pravda.Ru выразил мнение, что речь идет не более чем о дипломатической угрозе Киева. Однако с конца марта утекло много воды, и теперь от украинских политиков можно ждать чего угодно, ибо нервы киевской власти на пределе: карательная операция на юго-востоке никак не завершается, казна пуста, во власти – борьба, в обществе раздрай.

И вот новая претензия на ядерный статус: 23 июля, по сообщению ИТАР-ТАСС, в секретариате украинского парламента зарегистрирован (под номером 4351) “проект постановления Верховной Рады о восстановлении статуса Украины как ядерной державы”. Среди инициаторов документа – представители националистической партии “Свобода”. Далее процедура предусматривает публикацию текста “проекта” и пояснительной записки к нему. После чего инициатива должна рассматриваться в комитете по иностранным делам и параллельно – в комитете по вопросам национальной безопасности и обороны, а также в комитете по вопросам бюджета.

Здесь стоит вспомнить историю вопроса. Верховный Совет Украинской ССР 16 июля 1990 года принял Декларацию о государственном суверенитете Украины. В девятом разделе документа описывались общие принципы оборонной стратегии будущего независимого государства. Украинская ССР в будущем намеревалась быть нейтральным государством и не участвовать в военных организациях, а также придерживаться трех неядерных принципов: не принимать ядерное оружие, не производить его и не покупать у третьих стран. Спустя почти 20 лет после подписания этого документа депутаты Верховной Рады предлагают выйти из него. Подобный шаг, несомненно, будет иметь массу негативных последствий правового характера.

С 1968 года Договор о нераспространении ядерного оружия подписали почти все страны мира. До сих пор к соглашению не присоединились Израиль, Индия и Пакистан. Два государства, официально участвующие в ДНЯО, были уличены, как минимум, в попытках создания ядерного оружия. Из-за подобных подозрений Иран неоднократно подвергался различным санкциям. КНДР собиралась выйти из ДНЯО, однако ООН по-прежнему рассматривает ее как участника соглашения. Разработав ядерное оружие, КНДР осталась в изоляции и, по-видимому, вряд ли сможет наладить хорошие отношения с зарубежными странами.

Одним из самых активных защитников ДНЯО и его положений являются Соединенные Штаты Америки. Большую активность в деле слежения за возможным появлением новых ядерных держав проявляют государства Европы. Таким образом, попытки Украины выйти из ДНЯО и создать собственное ядерное оружие могут привести к санкциям со стороны европейских и американских государств, как было в случае с Ираном. Но в свете той политики, которую Вашингтон демонстрирует сегодня на украинском направлении, американцы могут и нарушить международные обязательства, а то и субсидировать создание ядерного оружия на Украине.

Одно из крупнейших государств в Европе, Украина остро нуждается в современных вооруженных силах. Тем не менее, в течение 23 лет независимости она не заботилась о военной составляющей, поскольку испытывала перманентные трудности экономического характера. После подписания декларации об ассоциации с ЕС, обязательств по кредиту МВФ положение в стране только ухудшается. Плюс гражданская война, пожирающая и “детей своих”, и колоссальные материальные средства. На фоне всего этого разработка ядерного оружия выглядит амбициозным, но маловероятным проектом (если, конечно, его не станут субсидировать извне). Подобная программа потребует серьезных вложений средств и, конечно, времени.

Сергей Каплин, занимающий должность секретаря профильного комитета Рады по вопросам национальной безопасности и обороны полагает, что на полноценное возобновление производства уйдет минимум два года, а стоимость программы выльется примерно в $3,4 млрд.

Пока что имеющиеся в распоряжении Украины предприятия позволяют лишь обслуживать эксплуатируемые атомные электростанции. Иные направления ядерной отрасли на сегодня недоступны для украинской промышленности. Отсутствие соответствующих технологий и предприятий не позволит украинским специалистам сразу начать производство готовых к использованию ядерных боеприпасов. Сначала придется провести значительный ряд исследовательских работ, которые позволят начать строительство экспериментального оборудования. Его доводка тоже будет связана с серьезными трудностями, влияющими на сроки и стоимость всей ядерной программы. Таким образом, реальная продолжительность и стоимость проекта может быть в разы больше значений, заявленных Каплиным. Так что, военной ядерной программе Украины придется стартовать фактически с нуля, из-за чего на работы могут уйти годы или даже десятилетия, а общая стоимость всех проектов легко выйдет на уровень нескольких десятков миллиардов долларов.

В качестве подтверждения этого предположения можно рассматривать соответствующие программы ядерных держав, получивших этот статус в последние десятилетия, или стран, пытающихся создать ядерное оружие. К примеру, первый иранский ядерный реактор появился еще в 1967 году, но эта страна до сих пор не создала ни одной атомной бомбы, хотя, по некоторым данным, уже располагает необходимым количеством обогащенного урана. Общие затраты на ядерную программу Ирана оцениваются в $40-50 млрд.

КНДР, построившая некоторое количество ядерных боезарядов и объявившая об этом, усложнила свое и без того непростое положение на международной арене.

Если вернуться к Украине, то небольшое количество оперативно-тактических ракетных комплексов семейства “Точка”, которыми располагает страна, могут использоваться в качестве средства доставки перспективного украинского ядерного оружия. Однако и такие средства доставки не лишены недостатков. Созданная в советские годы техника устарела, морально и материально. Кроме того, характеристики ракет комплексов “Точка” и “Точка-У” могут быть недостаточны для выполнения задач ядерного сдерживания. Так, максимальная дальность стрельбы ракетой комплекса “Точка-У” равняется 120 километрам. При таких характеристиках эти ракетные комплексы могут эффективно использоваться только на оперативно-тактическом уровне, но не более.

До середины прошлого года днепропетровское КБ “Южное” вело работы по проекту “Сапсан”. В ходе этого проекта, стартовавшего под занавес прошлого века, предполагалось создать ракетный комплекс с дальностью стрельбы баллистической ракетой до 280 километров. История проекта закончилась летом 2013 года, когда министр обороны Украины Лебедев объявил о прекращении работ из-за их неэффективности. По словам министра, за пять лет военное ведомство выделило более 200 миллионов гривен, но создатели проекта не смогли подготовить даже необходимой документации.

Теоретически украинские сухопутные войска могут использовать тактические ядерные боеприпасы. Однако создание ядерного боеприпаса в габаритах артиллерийского снаряда представляет собой достаточно сложную техническую задачу. Кроме того, дальность действия артиллерии, несмотря на высокое могущество ядерных боеприпасов, не превышает нескольких десятков километров. Таким образом, и артиллерия не сможет выполнять задачи ядерного сдерживания.

Состояние экономики, промышленности и вооруженных сил страны прямо говорит о том, что на воплощение ядерных амбиций потребуется больших сроков, а стоимость проекта фактических может дойти до $30-40 млрд. При этом не следует забывать общее состояние вооруженных сил, которым в будущем предстоит использовать гипотетическое ядерное оружие. Наконец, на пути украинской ядерной программы обязательно встанут проблемы правового характера. Любой из этих факторов – стоимость ядерной программы, стоимость смежных проектов и возможные санкции со стороны международного сообщества – может поставить крест на нынешних планах.

Украинский представитель в Гааге утверждал, что Россия якобы угрожает безопасности ядерных объектов на Украине, и даже призывал к иностранной помощи для их защиты – легко свалить с больной головы на здоровую! Понимая меру ответственности, Россия, несмотря на ложь и поношения в свой адрес, продолжает в полном объеме выполнять все свои обязательства перед Украиной – и по поставкам ядерного топлива, и по приему на переработку облученного ядерного топлива, помогая тем самым поддержанию ядерной безопасности на Украине.
Источник