Аммиак от агентов влияния.

Легко ли быть «агентом влияния»?


Многие скажут, что «нет», вспоминая, как приходится выкручиваться и придумывать всяческие оправдания своим действиям таким деятелям, как Борис Немцов, пойманный недавно на участии в антироссийском митинге в Одессе. Или тот же Михаил Касьянов, придумывающий якобы гуманные  причины своей агрессивной поддержки «списка Магнитского» и явно разволновавшийся, когда на свет Божий выплыла его давняя связь с Уильямом Браудером и фондом «Hermitage Capital», умыкнувшим  с его помощью 4,7 млрд. $ кредита МВФ, предназначенного для России. Или та же «правозащитница» Ольга Романова, уличенная в сборе денег для финансирования «Правого сектора».  Да, тяжела жизнь агентов влияния, работающих, что называется, «в поле», то есть на территории противника – в Российской Федерации.

Но тем агентам, которые воюют с Россией дистанционно, на расстоянии, конечно же, намного легче. Безопасней. Их не пугают ни уголовные дела, возбужденные Следственным комитетом РФ, ни какие-либо разоблачения журналистов, так как эти деятели находятся далеко от России, и имеют американские паспорта, которые, кстати, иногда меняют. Для конспирации.  Что бы совсем себя обезопасить.  И такая безопасность, пожалуй, идет на пользу их борьбе с Россией, так как гарантирует безнаказанность. Даже холодная война – это все равно война. А уж если за ней стоят миллиарды… 

Ни для кого не секрет, что интересы США по всему миру защищают самые разные люди – от вышеупомянутых отечественных «оппозиционеров» до миллиардеров русского происхождения, мирно проживающих в США. Атрибутами настоящего шпиона может являться все, что угодно – и не обязательно это Aston Martin, ручка с исчезающими чернилами или стреляющий портсигар. Это может быть и самый большой в мире завод по производству аммиака. Спросите у американского миллиардера Сергея Махлая, председателя совета директоров российского ОАО «Тольяттиазот», крупнейшего в мире производителя аммиака.


Из истории вопроса 


На самом деле ТоАЗ (Тольятиазот) с Америкой связывает куда больше, чем просто торговля. Завод был построен в конце 70-х годов прошлого века компанией легендарного Арманда Хаммера «Оксидентал петролеум». Одновременно с заводом был построен и аммиакопровод «Тольятти – Одесса», половина которого уже полностью контролируется кланом Махлаев, а вторая пролегает по территории восточной Украины и находится в ее госсобственности. Это, может быть, в СССР кто-то считал ТоАЗ гордостью советского химпрома, американцы же никогда не переставали считать завод «своим». Подтверждений тому масса: Америка долгое время была монопольным покупателям продукции ТоАЗа, и осталась одним из главных рынков сбыта даже после того, как в 1997 году истек соответствующий договор советских времен. Наконец, с 2011 года во главе стратегически важного для России предприятия стоит американский гражданин с сомнительной репутацией – Сергей Махлай, сын бывшего президента и основного владельца ТоАЗа Владимира Махлая, также владеющий долей в предприятии.



Зачем спецслужбам США «русский» американец Сергей Махлай






Как сказано в видеосюжете «Агенты влияния против России», недавно появившемся в Интернете, Сергей Махлай приехал в США на учебу в 1994 году, после чего там и остался. Много лет его было не видно и не слышно, пока вдруг в 2011 году он не встал во главе крупнейшего в мире производителя аммиака. Интересно, что за время своего пребывания в США Махлай жил под разными именами – то «Serge Makligh», то «George Mack» – это только те паспорта, о которых доподлинно известно. Зачем, казалось бы, респектабельному бизнесм