Судьбоносный выбор: кто станет предстоятелем Украинской православной церкви?

13 августа в Киеве на заседании Священного Синода Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) должны состояться выборы ее нового предстоятеля – Блаженнейшего митрополита Киевского и всея Украины. Выборы пройдут на 40-й день по смерти митрополита Владимира. Учитывая сопутствующие условия, важность этого события резко возрастает. На фоне войны против Донбасса и гонений на православное духовенство это будут практически первые выборы предстоятеля УПЦ МП в “незалежной”, поскольку предыдущий митрополит Владимир (Сабодан) был избран еще в мае 1992 г. после того, как его предшественник Филарет (Денисенко) был смещен Архиерейским Собором УПЦ МП за раскольническую деятельность. В июне первый того же года Собором РПЦ Филарет был извергнут из сана и лишен всех степеней священства, а в 1997 г. предан анафеме. И нет никаких сомнений, что избрание нового предстоятеля УПЦ МП также будет сопровождаться интригами со стороны украинских раскольников. Подробности – в материале Накануне.RU.

Слишком уж велик у хунты и их работодателей соблазн посадить на митрополичью кафедру своего человека. Так, 24 февраля, когда по причине тяжелой болезни митрополита Владимира митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий был избран Местоблюстителем Киевской митрополичьей кафедры (аналог вр.и.о.), на заседание Синода ворвались Вальцман (он же Порошенко) и “митрополит”-оборотень Драбинко, известный своими интригами и раскольнической деятельностью по разрыву с Московским Патриархатом, не говоря уже об его аморальном поведении. Они требовали утверждения местоблюстителем УПЦ МП митрополита Бориспольского и Броварского Антония (Паканича), почти открыто выступающего за раскол, а также созыва Собора о статусе УПЦ (с явным подтекстом), присяги хунте и т.д. Ведь накануне в Киеве произошел государственный переворот, и власть захватили преступники, захотевшие одним махом переподчинить себе и каноническую Церковь. В тот раз у них не вышло. Но можно не сомневаться, что они постараются использовать еще один шанс, так что давление на Синод будет оказываться колоссальное. Не случайно митрополит Донецкий и Мариупольский Иларион, известный своей позицией за каноническое единство, уехал в Киев еще 1 августа. Борьба предстоит нешуточная.

Митрополит Онуфрий, естественно, является главным претендентом на пост предстоятеля УПЦ МП и, наверное, наиболее желанным для РПЦ в нынешних условиях, поскольку он представляет западную Украину (Черновицкая область), но известен последовательной канонической позицией. Он закончил Московскую духовную семинарию (1972) и Московскую духовную академию (1988). 19 марта с.г. решением Священного Синода РПЦ он был включен в его состав на правах постоянного члена с определением по протокольному старшинству места, занимаемого митрополитом Киевским и всея Украины – первым среди архиереев РПЦ.

Митрополит Онуфрий до настоящего времени не обнаруживал враждебного отношения к украинским раскольникам и не делал в их адрес воинственных высказываний, но это и не нужно. Он “всего лишь” давал понять, что диалог с филаретовцами-денисенковцами и прочими группировками возможен лишь на условиях каноничности, а это значит, переводя на обычный язык, что ни о каком “объединении” канонической УПЦ МП с раскольничьими группировками не может быть речи без их покаяния и возвращения в лоно Матери-Церкви. В своем мартовском интервью митрополит Онуфрий сказал вполне недвусмысленно: “Мы готовы общаться с представителями “киевского патриархата” и “автокефальной церковью”, готовы обсуждать вопросы объединения. Однако последнее должно произойти не на политической основе, а на основе церковного канонического права”. Он также выразил свое отношение и к политической ситуации: “Когда Церковь становится частью политической системы, ее жизненный путь заканчивается вместе с крушением политической системы, интересы которой она обслуживает. Патриотизм, который выражается в любви к родной земле, превращается в национализм, как только один человек начинает навязывать мнение о своей национальной исключительности другому. Как только я начинаю считать себя лучше вас и требовать, чтобы вы приняли мое мировоззрение и поступали так, как мне кажется правильным, я из патриота превращаюсь в националиста”.

Кроме того, митрополит Онуфрий более чем внятно сформулировал свое отношение к России: “Даже если бы мы не были одним народом, и не исповедовали одну веру, то и в этом случае наши страны должны были относиться друг к другу с почтением и решать все проблемы в духе взаимного уважения. А поскольку мы не только соседи, но и по сути один единокровный и единоверный народ, отношения между нашими странами должны быть братскими, доброжелательными, мирными”. Разумеется, он представляет большую опасность для киевской хунты, поскольку сомнительно, чтобы он действовал в угоду хунте под предлогом “политической целесообразности”.

Вместе с тем предстоятелю УПЦ МП от политики никуда не деться. И в этом смысле митрополит Онуфрий ведет себя очень сдержанно и не выступает с заявлениями против киевских властителей. Это и понятно. Не только потому, что противостояние властям христианством не приветствуется, но и потому, что в данных условиях открытое восстание против хунты еще быстрее приведет к расколу в УПЦ МП и усилению позиций раскольнических группировок – “денисенковцев” и “автокефалистов”. Да и стервятники-униаты не преминут воспользоваться своей добычей, уже давно перенесшие свою резиденцию в Киев и мечтающие об униатском “патриархате”.

В таком же трудном положении оказалась РПЦ после революции 1917 года, когда часть православного епископата отказалась признать советскую власть и откололась от РПЦ, обвиненной в пособничестве богоборческому режиму. В то время многим ревнителям Православной веры казалось, что именно они являются истинной Церковью Христовой, а не РПЦ, ставшая на путь лояльности советской власти в лице ее предстоятеля Сергия (Страгородского) (в 1925-1936 гг. – заместитель патриаршего местоблюстителя, 1937-1943 гг. – патриарший Местоблюститель, 1943-1944 гг. – 12-й патриарх Московский и всея Руси). На деле же такая позиция обернулась разрывом апостольского преемства, чем Церковь особенно дорожит. Дело в том, что любой священник или епископ РПЦ в таинстве рукоположения сохраняет преемство от апостолов, а значит, и от Христа. Самосвятские же “церкви” таким преемством не обладают, в силу чего Церковью они не являются. Именно сохранение этого преемства и является главной заслугой митрополита Сергия (Страгородского), вынужденного пойти на компромисс с советской властью для сохранения РПЦ.

В подобной ситуации сейчас находится митрополит Онуфрий. Однако это вовсе не значит, что он собирается становиться обслугой киевского режима. В этом свете показательны его письма Вальцману (ничего не поделаешь, он считается президентом) об угрозе УПЦ МП, нападениях на храмы, актах вандализма, угрозах священникам. Первое такое письмо было написано в конце июня, второе – 1 августа. В последнем Онуфрий приводит многочисленные случаи пыток и издевательств священников УПЦ МП, которые доведены до его сведения митрополитом Донецким и Мариупольским Иларионом. Не стоит сетовать на то, что письмо написано не по адресу. Во-первых, никому иному в силу политической ситуации оно быть написано не может, а во-вторых, в нынешних условиях это уже довольно смелый поступок со стороны Онуфрия. Припомнят ли ему это письмо, покажет время.

Однако митрополит Онуфрий вынужден идти и на уступки. Так, 8 июля он подписал политическое по духу заявление (хотя ни не выступал лично), в котором говорится о “независимости” и “территориальной целостности” Украины, якобы дарованных Богом. Также заявление призывает всех, “кто незаконно держит в руках оружие, сложить его и прекратить кровопролитие”. Это заявление послужило причиной специального обращения Союза православных граждан Новоросссии и Ассоциации православных экспертов, в котором говорится: “Мы просим относится к местоблюстителю Киевской митрополичьего кафедры митрополиту Онуфрию как к иерарху-заложнику, который был вынужден “под дулами автоматов” пойти на требование Порошенко призвать Новороссию, Святую Русь к капитуляции, чтобы стать киевским митрополитом. Понятно, что без этого отвратительного Обращения, хунта будет продавливать “своего” антироссийского и проавтокефального кандидата”. Ничего не поделаешь, таковы реалии современной Украины.

Несколько слов нужно сказать и о статусе УПЦ МП. Она представляет собой Православную церковь на Украине в составе РПЦ, но имеет статус самоуправляемой и обладает правами широкой автономии. Фактически она полностью автономна от РПЦ в принятии решений. Избранного митрополита Киевского и всея Украины еще должен будет утвердить патриарх Кирилл, но нет никаких сомнений в том, что он его утвердит. Церковное противостояние на этой почве сейчас крайне нежелательно в силу вышеизложенных причин. Об этом же прозрачно намекнул в недавнем интервью и председатель отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Илларион. На вопрос, есть ли предпочтения у Московской патриархии по кандидатуре на должность первоиерарха УПЦ, он ответил: “Есть. Мы поддержим того кандидата, которого изберет украинский епископат”.

Насчет гипотетического “объединения всех украинских церквей”, митрополит Илларион ответил вполне твердо: “На Украине существует одна православная Церковь — это Украинская православная церковь Московского патриархата. Это единственная каноническая Украинская Церковь. Именно она та Поместная Церковь Украины, которая является прямой наследницей древней Киевской митрополии, продолжательницей дела, начатого святым князем Владимиром. Она неотъемлемая составляющая часть единой и многонациональной Русской Православной Церкви, рожденной в водах Днепра. Есть еще два объединения верующих, которые претендуют на название Православной Церкви, — это раскольнические структуры. Одну из них возглавляет бывший Киевский митрополит Филарет, лишенный священного сана и монашества и отлученный от Церкви. Есть еще структура, которая носит название Украинской автокефальной церкви. Мы не оставляем надежд на то, что лица, которые оказались членами этих структур по своей ли вине, или по каким-то иным причинам, воссоединятся с Церковью. Главная разница между упомянутыми структурами заключается в том, что одна из них — это Церковь, а две другие — это раскольничьи объединения. С нашей точки зрения, эта разница имеет принципиальное значение”. Кроме того, он также отметил, что “объединение не может быть механическим слиянием в одну структуру членов Церкви и раскольников. Возвращение из раскола — это всегда процесс, который требует покаяния”. Что ж, остается уповать на то, что эта твердая позиция Церкви не изменится.

Еще одним многозначительным фактом является то, что 13 июля высшей наградой духовенства УПЦ МП был награжден настоятель Ужгородского кафедрального собора протоиерей Димитрий (Сидор) – один из духовных лидеров русинов Закарпатья. В 2008 году следственным отделом СБУ в Закарпатской области против него было возбужденно т.н. “уголовное дело”, которое превратилось в фарс. В 2012 году Апелляционный суд Закарпатской области признал его виновным в посягательстве на “территориальную целостность Украины” (под эту статью на Украине можно подвести любого человека) и приговорил к 3 года лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года, отказав в праве на законную апелляцию, т.к. процесс был явно политическим. И в этом случае нужно надеяться, что награждение прот. Димитрия (Сидора) было вполне сознательным жестом со стороны УПЦ МП.

Как бы то ни было, но сегодня, когда едва ли не единственной духовной скрепой, объединяющей Украину с остальной Россией, является Церковь, от нового предстоятеля УПЦ МП будет зависеть очень многое. Ждать осталось недолго.

ссылка