Почему Западу следует уступить Восточную Украину России

Украина – это два народа, замкнутые в одном государстве, каждый из которых испытывает естественную тягу к одному из двух блоков европейского континента.

ukraine-is-two-nations-in-one-stateПохоже, путинская Россия, наконец, начала правомерное вторжение на Украину. Многие по праву возмущённые американские законодатели будут стремиться (не любой ценой) остановить Россию, или хотя бы наказать её за предосудительные действия. Украина – суверенное государство, а вторгаться в суверенное государство – это плохо (только если вы не Соединённые Штаты).

Но в таком толковании упущен главный аспект проблемы.

Во всём, что касается национального единства, у Америки есть слепое пятно. Безоговорочная американская теория о людях, кажется, состоит в том, что они счастливы, пока получают от своего правительства «жизнь, свободу и стремление к счастью» (а также низкие налоги и возможность проголосовать против бездельников). Но от своего правительства люди хотят ещё одного: национального единства.

Значение этого слова определить непросто, поскольку каждая страна определяет его по своему, зачастую неявно. Для некоторых стран национальное единство тесно связно с этнической принадлежностью. Для некоторых оно связано с землёй. Для других это язык, культура или история. Для большинства стран это загадочная смесь всего вышеперечисленного. Америка почти уникальна в своей, по крайней мере официальной, вере в то, что её национальное единство  определяется сугубо сводом правовых норм.

Но у народов есть своя душа, потребности, желания, страхи, даже судьбы –  и единство. Поэтому Шарль дэ Голль никогда не употреблял название Советский Союз – только Россия. По его мнению Политбюро управлялось не коммунистической идеологией, а просто национальными интересами. Сталин делал то же самое, что в таких же обстоятельствах сделал бы Пётр I.

Слепое пятно Америки относительно важности национального единства в значительной степени виновато в событиях, произошедших во время войны в Ираке. Проблема, лежащая в основе иракской войны – это неспособность понять, что Ирак – не страна, и никогда ей не был. По мнению архитекторов войны в Ираке, если бы они придумали способ заставить иракское правительство работать или хотя бы усовершенствоваться по сравнению с режимом Саддама Хусейна, в итоге они получили бы жизнь, свободу, и стремление к счастью – и авантюра увенчалась бы успехом. Но Ирак был не страной, а скоплением национальностей и народов – суннитов, шиитов и курдов. И единственным способом объединить их всех было то, как они собственно и удерживались вместе: с помощью насилия и террора. Это хорошо понимал Саддам Хусейн. Сейчас большинство осознаёт, что если «Ирак» и удастся объединить, это будет юридической фикцией: очень свободная конфедерация автономных курдских, суннитских и шиитских анклавов. Если бы только для того, чтобы понять одно из основных исторических правил американским политикам не потребовалось десятилетие непостижимых человеческих жертв и материальных затрат.

Всё это подводит нас к Украине. Является ли Украина страной? Есть такое понятие, как украинский народ. Проблема, часто проявляющаяся на Восточной Украине, состоит в том, что хотя украинский народ и существует, его распространение не соответствует границам государства.

Грубо говоря, основа проблемы состоит в следующем: украинцы, населяющие западную часть страны, в большинстве украиноязычны (русскоговорящих там меньшинство), настроены проевропейски и прозападно; украинцы, проживающие в восточной части страны в основном говорят по-русски и настроены пророссийски. Захваченный Путиным Крым исторически был частью России с восемнадцатого века и перешёл к Украине от России указом Хрущёва, что было лишь символическим жестом, поскольку Украина находилась под контролем Советского Союза. Тот факт, что в 2010 году президентом Украины был избран Виктор Янукович показывает, что пророссийские настроения в Украине получили реальную поддержку населения и не являются (всего лишь) махинацией, организованной Москвой.

«Украинский кризис» длится уже десятилетие, со времён Оранжевой революции 2004 года. Каждую зиму разгораются бои, сопровождающиеся газовыми конфликтами. Два народа замкнуты в одном государстве, и каждый из них испытывает естественную тягу к одному из двух блоков европейского континента.

За это десятилетие Соединённые Штаты и ЕС показали поразительную некомпетентность. Если бы ЕС и НАТО были достаточно дальновидными и компетентными, возможно им бы удалось создать на Украине учреждения, благодаря которым она смогла бы противостоять России, или по крайней мере была бы окончательно привязана к западному блоку. Но этот шанс упущен.

И как в случае с Ираком кризис продлится ещё одно десятилетие, или даже дольше, до тех пор, пока кто-нибудь не возьмётся за его первопричину: Украина – это две страны в одной. Обе стороны правы. Много украинцев чувствовали бы себя в России как дома, но также многие украинцы хотят, чтобы их страна стала частью евро-американского Запада.

Таким образом, ответ кажется очевидным: Запад и Россия должны прийти к соглашению, в результате которого Украина будет поделена на две части. Русскоговорящая территория будет присоединена к России (как должно было быть всегда). Таким образом, это не будет выглядеть как уступка России, сделанная из страха перед ней. Украине останется вступить в НАТО и получить статус официального кандидата в ЕС (удивительно, что Турция получила его раньше Украины), чтобы её членство стало главной заботой лидеров ЕС. Внутренняя политика Украины омрачена большим количеством проблем, а как оказалось на примере других стран Западной Европы, потенциальное членство ЕС является удивительно успешным инструментом для искоренения коррупции и продвижения правопорядка, демократии и экономического роста. (Остаётся лишь молиться, чтобы Украина никогда не перешла на евро, но это уже другая история).

Перед тем как в этом увидят стратегическую капитуляцию перед Россией, стоит отметить, что многие в Кремле не хотели бы такой сделки. Вступление в НАТО даже остатка Украины будет означать конец амбициям России за пределами её этнического кругозора, по крайней мере в обозримом будущем. Российские законодатели очень ценят идею наличия буфера между Россией и НАТО, что по видимому является единственной причиной, по которой Россия ещё не присоединила к себе Белоруссию. Когда в ответ на российский политический авантюризм Финляндия выразила желание вступить в НАТО, в Кремле это было воспринято с чрезмерной тревогой.

Лучшими соглашениями зачастую оказываются те, обе стороны которых получают больше, чем ожидают в обмен на то, что отдают больше, чем хотят отдать. Вашингтону, Брюсселю, Киеву и Москве такое решение дастся нелегко.

Однако это всё равно единственное решение, способное навсегда прекратить кризис.

Об авторе. Паскаль-Эмманюэль Горби – предприниматель и писатель, проживающий в Париже. Его работы публикуются в Forbes, The Daily Beast, The Federalist и других ведущих мировых изданиях.