Сербские горизонты Русской Весны: Милорад Додик и его значение для Сербии и России

Истинная Сербия сегодня зреет в Косовской Митровице, в Республике Сербской – именно оттуда должно прийти возрождение, возврат сербов в историю

Народ героев и его трагедия

Мы давно ничего не слышали о Сербии. Но это наша боль, Сербия. Мужественная несгибаемая православная страна. Заколдованный смертный, открытый мукам и гордости славянский народ, не опускающий головы ни перед османскими владыками, ни перед американским Новым Мировым Порядком. Пример нам и в чем-то укор нам. Сербы – единственный народ, который по-настоящему любит русских. И все помнит, и все прощает.

Сербы живы, но эта историческая жизнь течет уже не в самой Сербии как Государстве, а в глубинной Сербии, в коренной Сербии, в «тайной Сербии».

История сербов – это история величия и трагедии. Косово поле – для сербов символ конца Третьего Рима, сербского Рима. Ведь в какой-то момент в XV веке казалось, что именно сербские государи возьмут на себя миссию неуклонно катящейся к закату Византийской Империи. Но на долю великого народа выпали иные испытания. Сербы столетиями вынуждены были отстаивать свою православную идентичность в неволе. И сделали это – ценой невероятных страданий, океанов пролитой славянской крови, мученичеством и мужеством.

В конце ХХ века снова на сербов обрушился новый бич – Запад. В угоду Новому Мировому Порядку Югославия была расчленена и разорвана. Так Вашингтон и Евросоюз давали знак, что ждет в случае непокорности другое славянское православное Государство – Россию, – если та попытается вступить в наследие Третьего Рима. И сербы взяли этот удар на себя. Они ждали помощи от Москвы. На сей раз помощь не пришла. И они заплатили – снова, в который раз в истории! – полную цену за свою веру, свою стойкость и свою свободу. Югославия рухнула. Сербский народ оказался разделенным народом. Победители не просто покарали сербов, они унизили их. Их вожди оказались за решеткой. Их герои были цинично схвачены и осуждены. Их земли были жестоко отторгнуты и брошены под ноги мелких завистников и врагов. И все это при молчаливом попустительстве Москвы, оказавшейся с 90-х годов в сходном положении, но – в отличие от Сербии – не утратившей полностью своего силового потенциала. Для этого Россия оказалась слишком велика.

Сербы пытались сопротивляться в любых условий и после бомбежек Белграда НАТОвской авиацией. И после отторжения Косово. Они шли до конца. Но, наконец, их воля была надломлена. Страну возглавили лидеры, признавшие, что сопротивляться далее бессмысленно и опустившие руки.

Поэтому-то мы и не слышим последнее время ничего из Сербии. Ведь нам стыдно. Сербам за себя, русским за себя. Сербы прекратили сопротивление. Мы не поддержали их. Нам, если у нас есть совесть, трудно смотреть друг другу в глаза. Мы опускаем их в пол. Милошевич убит. Шешель – в тюрьме. Караджич – там же. А последние верные сербской идее, Третьему сербскому Риму политические партии не смогли на последних выборах даже пройти в парламент. Всё?

Милорад Додик: фигура глубинной Сербии

Не всё. Те, кто знакомы, с историей великого сербского народа, понимает, что с ним никогда не будет «всё». Он получает страшные удары судьбы, но всякий раз встает снова. В этом сербы также похожи на нас. Мы доходим до последней черты, даже заходим за нее, но потом вновь возвращаемся к историческому бытию – после поражений, революций, Смутных Времен. Так дышит славянская грудь – вдох / выдох. На выдохе содрогается мир.

Сербы живы, но эта историческая жизнь течет уже не в самой Сербии как Государстве, а в глубинной Сербии, в коренной Сербии, в «тайной Сербии», в той «огненной Сербии», Святой Невесте, о которой проникновенно писал сербский поэт и художник Милич Мачванский. Истинная Сербия сегодня зреет в Косовской Митровице, в Республике Сербской. И именно оттуда – из глубин священного народа – должно прийти возрождение, возврат сербов в историю.

12 октября в Республике Сербской – выборы. Почти наверняка победу снова одержит нынешний президент РС – чрезвычайно популярный Милорад Додик. Додик – осторожный и тонкий политик. Но весь его жизненный путь был связан с одним: с борьбой за сохранение единства сербского народа и с защитой сербов в Республике Сербской, оказавшейся вопреки воле ее населения в составе Боснии и Герцеговины. Наряду с депортацией сербов из Сербской Краины, отданной Хорватии, с отрывом Косово, это подчинение огромного сербского массива враждебным им мусульманам-боснякам (при поддержке хорватского населения Боснии и Герцеговины) было одним из элементов садистического наказания сербов за их свободолюбие и непокорность Западу. При этом Додик пошел в борьбе за сербский народ своим собственным путем. Он согласился с некоторыми требованиями Запада, ограничив сербский национализм, но лишь для того, чтобы сосредоточить силы, отстроить «Республику Серпску» и создать эффективную инфраструктуру, необходимую для конечного получения независимости.

Цель всех сербов – восстановление единства. И самым серьезным двигателем этого процесса является именно Банья Лука, столица Республики Сербской. Это политическое образование уникально: оно сумело отстоять свою независимость от боснякского национализма Сараева, поддержанного Западом; сохранить сербскую социальную структуру, культуру, образование, управление, веру. При этом «Республика Серпска» при Милораде Додике не стала двигаться путем самой Сербии, в последние годы все более (пусть вынужденно) идущей на поводу у Запада. Именно в Республике Сербской сохранилось критическое этносоциальное ядро настоящих сербов, несломленных, не опустивших руки, не предавших своей веры, самих себя. Именно поэтому именно там, как и в Косовской Митровице, сербы по прежнему пламенно любят Россию, верят в нее и в самих себя (ведь «сербов и русских двести миллионов», как знает каждый истинны серб). Поэтому, если мы в скором времени услышим что-то о Сербии вновь, то это будет именно из Банья Луки, из Республики Сербской, от Милорада Додика.

И именно поэтому выборы 12 октября вызывают такую тревогу у Запада. Второй президентский мандат сильнейшего сербского политика может стать поворотным. Его популярность значительно выросла, его силы укрепились. Он ждет выборов, чтобы начать действовать. И конечно же, Запад не станет смотреть на это благодушно. Он то же готовится, и все НПО, в первую очередь, сети Джорджа Сороса, главного спонсора «цветных атлантистских революций», приведены в полную боевую готовность. Но и патриотические силы не дремлют. По одной из версий в Банья Луки видели некоторых узнаваемых личностей из числа крымских «вежливых людей», представителей тех самых «двухсот миллионов – сербов и русских».

Наше контрнаступление на Балканах

Что мы можем ожидать от Мирослава Додика? Многого. Обсуждались ли эти темы на его недавней встрече с Президентом Владимиром Путиным или нет, сказать достоверно трудно. В целом же геополитика и так подсказывает план действий. При нынешней острой фазе противостояния русско-православного полюса с Западом, и особенно в свете украинской драмы и отчаянной битвы за Новороссию, было бы логично нанести ответный удар на Балканах. Республика Сербская занимает в стратегической архитектуре Балкан центральное место. Если начнется там, все процессы в регионе придут в движение.

Сближение с Сербией, заходящей на новый виток своей истории, на сей раз будет уникальным шансом для России укрепить свои позиции в Европе.

Первое, что можно ожидать: проведение референдума о независимости Сербской Республики и о ее выходе из состава Боснии и Герцеговины. То есть Крымский сценарий. Этнически и культурно эта территория чисто сербская и православная; границы общин были твердо установлены еще в период военных действий в 90-е. Ничьи права не пострадают. А если сербы не хотят подчиняться боснийскому национализму, весьма напоминающему в последнее время киевский неонацистский настрой, то они имеют на это полное право. Понятно, что у Запада на все двойные стандарты: если нацисты прозападные, то они «хорошие ребята», а если патриоты за Православие или / и за Россию, ни предстают «экстремистами», «радикалами» и т. д. Это мы видели и в исламском мире, и на бывшей Украине, и это, увы, стало общим местом неоколониализма Запада. Итак, референдум.

Второе: начало процесса воссоединения с Сербией. Это может радикально изменить всю политику в самой Сербии. Увидев такой решительный шаг в патриотическом направлении, граждане Сербии воспрянут духом. После стольких поражений, драм, утрат и потерь, это станет предвестием новой зари. Сербы вполне могут снова воспрянут духом, а это повлечет за собой резкое изменение всей сербской политики. Патриотическое антизападное крыло сербского общества резко усилится.

В этой ситуации по-другому будут развиваться отношения и с Россией. После Крыма Москва утратила последние иллюзии относительно Запада, и ее решимость строить свою собственную политику многократно возросла. Поэтому сближение с Сербией, заходящей на новый виток своей истории, на сей раз будет уникальным шансом для России укрепить свои позиции в Европе. Вполне закономерно может встать вопрос о размещении на территории Сербии и / или Сербской Республики российских военных баз. Американцы установили прямой контроль над оставшимися территориями бывшей Украины, России ничего не остается как осуществить Балканский рывок. Это неоднократно предлагали патриотические правители Сербии, но тогда идти на обострение с Западом не хотела именно Москва. Теперь все изменилось. Но нынешний Белград, в свою очередь, слишком втянут в Евросоюз. Для синхронизации позиций Москвы / Белграда необходим дополнительный фактор. Этот фактор Милорад Додик.

А если и это реализуется, вся Восточная Европа, где проживает много православных народов, придет в движение. Прочно укрепившись на Балканах Россия вместе с сербами сможет создать полюс православных стран Европы, к которому при определенных обстоятельствах могут примкнуть и румыны, и болгары, и македонцы, и греки. Это могло бы быть ассиметричным ответом на сложное положение в Новороссии. И логическим развитие той линии, которая была обозначена (хотя потом и несколько замедлилась) в Русской Весне.

Кто знает, не несут ли «вежливые люди» в Банья Луке именно такую миссию? И не является ли Милорад Додик сегодня главной фигурой в контранаступлении славянского православного мира?

Сербы – народ великий, дерзкий и несгибаемый. От них можно ожидать всего, что угодно. Это аксиома. Они наши самые надежные друзья на Балканах. Так что скорее всего мы снова услышим в ближайшее время нечто новое из Сербии. Дай Бог победы Милораду Додику. Если он, действительно, отмечен судьбой, это мы все скоро узнаем. И быть может, русские и сербы перестанут опускать глаза при встрече и в едином порыве вернуться в нашу общую историю, как друзья, как соратники, как кровные братья, как единый православный славянский народ.

 

Александр Дугин