У Обамы на языке

На кого похож вождь американского народа

С удовольствием читаю в главной газете страны рубрику «Говорим по-русски». Она обогащает знанием, помогает понять смысл слова. Недавно ведущая рубрику Марина Королева разбиралась со словом «зга». Впору и нам обратиться за помощью в установлении момента истины.

Есть такие выражения: «Высшая раса» и «Исключительность нации».

114471979_VujWcdr1jFYПервым виртуозно пользовался бывший фюрер немецкого народа А. Гитлер. Второе часто, особенно в последнее время, употребляет Б. Обама, нынешний вождь американского народа. Но если Гитлер выражался подобным образом в кругу единомышленников в Германии (и не употреблял таких слов даже среди своих союзников в Италии и Японии) – наверное, по причине скромности, то Обама, видимо, схожей чертой не обладает. Поэтому, используя трибуну Генеральной Ассамблеи ООН, перед представителями более двухсот стран говорит об исключительности американской нации. Правда, некоторые его соратники потом поспешили объяснить, что речь, мол, была подготовлена для внутренней аудитории. Но не в масть, так как слова об исключительности повторялись около десятка раз на различных форумах – от «Семерок» и «Двадцаток» до НАТО. Хотя чем черт не шутит. У Обамы интересный аппарат в Госдепе, и если попросит помощи у Джона Маккейна и ему подобных, то, как говорят, Гитлер отдыхал бы со своими мировыми запросами. Такие парни, как Маккейн, легко могут довести до цугундера.

Обидно за простой американский народ. Хорошо, говорят, живут, и возможно, так оно и есть. На них не упало ни одной бомбы, ни одного снаряда, не был разрушен ни один дом, ни один населенный пункт, то есть американцы не знали войны в своем доме. Они – не мы, не советские, не российские, у которых знание войны на генетическом уровне. Даже у нынешнего поколения в домах фотографии бабушек, дедушек, других родных, погибших во Вторую мировую.

Американцы – непуганые в этом плане. Да и не простой народ определяет: быть или не быть, а парни типа Маккейна. Он – редкий человек, штучная личность. Видимо, где-то крепко ударился. Может, на вьетнамской войне?

Но президент отвечает не за ударенных – за страну.

Вообще-то парень с челкой был похитрее Обамы. Он никогда не говорил, по крайней мере в Европе, что Советский Союз – враг и его следует наказать. И никто не знал, на кого после Польши он нападет – на Францию, Англию или СССР.

А здесь открыто, на весь мир, с трибуны ООН звучит заявление, что Россия – главный враг человечества и Америка этого так не оставит.

Гитлер напал внезапно, вероломно, плевал на все международные договоры и пакты. И в конечном счете проиграл, плохо кончил.

Обама же заранее предупреждает, указывает, что делать России и президенту Путину. А в самом деле: что теперь? Ответ простой, как три копейки (так выражается моя жена): готовиться, чтобы дать отпор.

Россия никогда не позволит задеть себя безнаказанно. Это же аксиома.

Мы искренне желаем американскому народу мира и процветания. Мир нужен и нам. А с процветанием, демократией, правами человека в России мы справимся сами и не хуже, чем американцы справились в Сербии, Ираке, Ливии, Афганистане и других странах.

А вопрос к Марине Королевой у меня такой: в чем отличие между словосочетаниями «Высшая раса» (у А. Гитлера) и «Исключительная нация» (у Б. Обамы)? Что между ними общего, пожалуй, и так все понятно.

Леонтий Шевцов,
генерал-полковник

Опубликовано в выпуске № 38 (556) за 15 октября 2014 года