«Российская осень» в Азербайджане

Гюльнара Мамедзаде, генеральный директор АМИ «Новости-Азербайджан», представитель Института Каспийского сотрудничества в Баку, для МИА «Россия сегодня»

Россия и Азербайджан прагматично сближают свои интересы на фоне очередного обострения перестроечной политики США в мире, замечает Гюльнара Мамедзаде.

Азербайджанская общественность впечатлена и осмысливает серию последовательных визитов в страну высокопоставленных российских чиновников, знаковых политиков и журналистов. Лавров, Матвиенко, Рогозин, Улюкаев, Киселев, Собянин, Шойгу. Даже Владимир Жириновский почтил присутствием…

За каждым визитом — конкретная миссия, как часть обновленной стратегической повестки двусторонних отношений.

Очевидно, что Россия и Азербайджан прагматично сближают свои интересы на фоне очередного, уже хронического обострения перестроечной политики США в мире.

Впервые в современной истории Баку, традиционно приверженный концепции внешнеполитического балансирования, начал осторожно смещать свои приоритеты к новому транснациональному полюсу в центре с Россией. А Москва проводит ревизию своего присутствия на Кавказе.

Совместное реагирование на актуальные вызовы

Украинский кризис протестировал качество партнерских связей в мире и СНГ, чем и обусловлены последние трансформации.

В этих новых условиях Азербайджан, который в российском информационном поле всегда позиционировали как одного из наиболее интересных, но сложных переговорщиков на предмет евразийской интеграции и энергетических коммуникаций, на данном этапе выдвигается в число приоритетных партнеров России в текущих региональных процессах.

Практически все осенние визиты представителей политической элиты России в Азербайджан работали на закрепление этого результата.

Новая точка роста в отношениях сторон обозначилась после визита президента РФ Владимира Путина в Азербайджан в августе 2013 года, хотя в тот сложный момент двусторонних отношений скептики не связывали с этим визитом особых ожиданий. И напрасно.

Процесс был укреплен диалогом Путина и Алиева в ходе сочинской встречи президентов летом этого года, остановившей стороны карабахского конфликта буквально на пороге новой войны.

Тот факт, что восприятие российского тренда в общественно-политическом поле Азербайджана сейчас происходит достаточно мягко, в первую очередь обусловлен ожиданием новых предложений — с подачи Москвы — в контексте карабахского урегулирования. В этом вопросе консолидируются даже те элитные группы, которые не ориентированы на сближение с Россией.

В поиске приемлемой формулы решения этого затяжного конфликта заинтересован не только Азербайджан, требующий возврата оккупированных территорий, но и Россия, интеграционные инициативы которой тормозятся карабахским вопросом, да и сама Армения.

Азербайджан поддержал позицию РФ и на Каспийском саммите в Астрахани, примкнув к подписанию итогового документа, в котором очерчен национальный суверенитет каждой страны над прибрежным морским пространством в пределах 15 морских миль. У Баку ранее было более емкое, в процентном соотношении, видение этого вопроса.

Но главное — стороны сконцентрировались на перспективах создания системы коллективной безопасности на Каспии. То есть российская дипломатия, к счастью, не упустила благоприятный момент для продвижения на каспийском направлении.
Более того, скорый визит в Баку министра обороны РФ Сергея Шойгу был призван детализировать вопросы военного и военно-технического сотрудничества сторон, учитывая проблемы региональной и глобальной безопасности. В совместном реагировании на эти проблемы и вызовы Россия и Азербайджан сейчас как никогда ранее могут быть взаимно полезны.

Список рисков и угроз систематически пополняется, благо западные политтехнологи системно модифицируют и тиражируют таковые, но не всегда просчитывают конечный результат. В итоге они привлекают к очередному антифронту даже те страны, против которых очередные геополитические «игрушки» изначально были запущены.

Сегодня мировое сообщество сосредоточено на противостоянии так называемому «Исламскому государству». Москва и Баку координируют вопросы региональной безопасности и в этом контексте, учитывая, что, по данным экспертов, 16 тысяч представителей Северного и Южного Кавказа состоят в рядах террористической организации «ИГ». А это, на фоне не очень благополучной социальной проблематики кавказского региона, религиозного фактора и внешнего импульса, в любой момент может стать мощной производной для кратного увеличения угрозы национальной безопасности и России, и Азербайджана.

Ведь западные сценарии смещения неугодных режимов в той или иной стране (на отрезке ближайших трех-пяти лет многие в СНГ фигурируют в числе «неугодных») могут принять любой ракурс, с учетом специфики момента и внутренних обстоятельств. Украина не последняя в этом списке.

Саммит, санкции и трансформация СНГ

Саммит СНГ в Белоруссии привлек повышенное внимание экспертов и непротокольный интерес СМИ, так как вопросы безопасности и угрозы внутренней стабильности сейчас актуализировались для всех постсоветских стран. В этих условиях вряд ли будут игнорироваться пути решения проблем через призму коллективной ответственности и взаимных гарантий.

Ну, и наконец, к вопросу антироссийских санкций Запада, которыми США фактически задавили своих европейских партнеров. И огорчили Россию — но не настолько, как ожидали. Россия в итоге ускоряется в поиске национальных источников роста и наращивании объема экономических связей на других направлениях, в том числе в ближнем зарубежье. Азербайджан, кстати, отреагировал в числе первых, и сегодня партнеры прорабатывают вопросы увеличения сельхозпоставок на российские рынки.

В итоге осень 2014 года становится поворотным периодом в российско-азербайджанских отношениях. Этот стратегический разворот в отношениях двух стран — региональных лидеров может стать важным вспомогательным звеном, корректирующим последствия прошлогоднего Вильнюсского саммита ЕС.

Лидеры стран СНГ на заседании Совета глав государств в Минске достаточно четко обозначили свои позиции по ряду стратегических вопросов, при этом кто-то из президентов удивил, кто-то кого-то осудил, кто-то вдохновил, а кто-то предвосхитил…

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, в частности, предложил разработать новую концепцию развития СНГ.

А что может подразумевать новая концепция СНГ на фоне формирования Евразийского экономического союза? Наверное, предстоит просчитать формулу вживления СНГ в ЕАЭС. Таким образом, в перспективе от 2015 до 2018 года СНГ может раствориться в формате ЕАЭС, или сохранится там же в качестве декларативной площадки.

СНГ — это трансформирующаяся реальность, на базе которой уже вызревает новая евразийская система, синтезирующая ряд интеграционных моделей.

Пока сложно прогнозировать, какой конечный формат и целеполагание примет тот же Евразийский экономический союз, какое пересечение произойдет в форматах ЕАЭС, ШОС, БРИКС.

Однозначно будет меняться региональный фон с учетом новых схем взаимодействия таких крупных стран, как Россия, Китай, Иран, Индия, Турция, а также молодых региональных лидеров, выступающих со своей повесткой и амбициями, а это Азербайджан, Казахстан и другие.

Но пока миссия Содружества в прежнем качестве не завершена, то «наша общая задача, — заявил в Минске Владимир Путин, — сохранить и преумножить созидательный потенциал СНГ».

Ильхам Алиев, в свою очередь, дополнил, что «те инициативы, которые Азербайджан выдвигает на пространстве СНГ, а также в рамках регионального и двустороннего сотрудничества, служат укреплению безопасности, предсказуемости, сотрудничества».

И, как сказал в Баку один из российских друзей, «азербайджанцы могут держать слово»…

http://ria.ru