Русская мечта.

Реплика Александра Проханова

Вы слышите, как хрустят континенты, как колышутся материки? Человечество меняет кожу, выдирается из мертвой хитины, куда его затолкали сильные мира сего. Американский град на холме, этот символ американского мессианства и превосходства над миром, колеблется, и, похоже, в нем завелись мыши. Американский храм золотого тельца, через который Америка управляет своей всемирной финансовой системой, начинает осыпаться. Американо-вавилонская башня, тот символ, через который американцы после крушения Советского Союза хотели управлять человечеством, хотели управлять человеческой историей, эта башня, коснувшись неба, начинает разрушаться. И, я думаю, появится скоро новый Брейгель, который нарисует ее разрушение. Похоже, что Господь оставляет Америку. Все, к чему не прикасается Америка, превращается в прах, в труху.

74040_planeta-reka-ziemiaС помощью крылатых ракет американцы перепахали всю Северную Африку, разрушили множество твердых, но не угодных Америке режимов. И вместо этого получили огненное, ненавидящее Америку “Исламское государство”. Американцы кичатся своим могуществом, своей великой цивилизацией, и вдруг оказывается, что Китай является первой экономикой мира, обогнал Америку по своему развитию. А как американцы хотели и мечтали превратить Украину в натовское государство! Совершили государственный переворот. В итоге Россия перед носом американских генералов выхватила Крым вместе с базой флота в Севастополе.

А эти санкции, которые Америка насылает на Россию с тем, чтобы разрушить ее хозяйство и экономику? Они забыли, что помимо американской мечты в мире существует китайская мечта, иранская мечта, бразильская мечта и, конечно, русская мечта. Русская мечта, которая в русских сказках, в русских былинах, в русских поэмах, писательских великих трудах, в проповедях, мечтает и взыскает о великих райских смыслах, о свободе, любви, справедливости. О том, чтобы превратить жизнь Земли в симфонию, жизнь народов превратить в семью, в цветущее единство, противопоставляя это единство насилию и гегемону одной отдельно взятой цивилизации.

После катастрофы 91-го года Россия строит свое государство. Среди напастей, среди наветов, среди бесконечных угроз и опасностей русский медведь, несмотря на то, что зима близко, не ложится в берлогу, он обходит свою тайгу, которая распростерлась между трех океанов.

Эти напасти, эти трудности, которые свалились на нас, не ломают нас, а побуждают к действию. Мы готовимся изменить свой социум, мы готовимся улучшить наши общественные отношения, мы готовимся сконцентрироваться во имя модернизации, мы готовимся запускать новые проекты, новые заводы, новые университеты, создавать новые научные, экономические, философские школы. Россия прошла свой самый мучительный и сложный период, отринулась от 90-х годов. И мы находимся накануне нового взлета, нового социального творчества.

Русское государство, которое мы возводим, оно защищается великим народным духом, народным стоицизмом, который привык к невзгодам, который в период невзгод не разрушается, не рассыпается на отдельно взятые корпускулы, а превращается в огромный национальный монолит. И еще наше государство зиждется на этой великой русской мечте, о которой Пушкин сказал: “Звезда пленительного счастья”. Эта звезда неизбежной, приближающейся к нам русской победы.