Россия: отдельные кавалерийские атаки на ЦБ

“С приходом на пост президента страны В.В. Путина им была сразу же предпринята попытка ограничить «независимость» ЦБ, интегрировать этот институт в общую систему государственного управления. Путин понимал, что без эффективного контроля со стороны Президента РФ над центральным банком достичь должной управляемости страной ему будет крайне сложно. Новым президентом на рассмотрение Государственной Думы уже в 2000 г. был вброшен проект поправок к закону о Банке России”…
Screenshot
“Мы уже выше сказали, что в начале 1990-х годов уже окончательно была разрушена советская денежно-кредитная система. А также ее важнейший институт – центральный банк. Разрушение началось еще в последние годы существования СССР. 13 июля 1990 г. постановлением Верховного Совета РСФСР Российский республиканский банк Госбанка СССР был объявлен собственностью РСФСР и преобразован в Государственный банк РСФСР, подотчетный Верховному Совету РСФСР. 2 декабря 1990 г. Верховный Совет РСФСР принял Закон РСФСР “О Центральном банке РСФСР (Банке России)”. В денежно-кредитной сфере возникла ненормальная ситуация «двоевластия»: на одном и том же экономическом пространстве действовало два центральных банка – Госбанк СССР и Госбанк РСФСР. Это способствовало дестабилизации социально-экономической ситуации в стране. Особенно учитывая, что свои «суверенные» центральные банки начали создавать и другие союзные республики в составе пока еще единого государства, называвшегося Советским Союзом.

После развала СССР Банк России по указанию правительства Гайдара занимался эмиссией большого количества необеспеченных рублей, фактически был «кошельком» государственного казначейства. Эффективного контроля над банковским сектором экономики ЦБ обеспечить не мог. Выпущенные центральным банком рубли прокручивались в разных схемах и становились источником первоначального накопления для многих российских олигархов. Оно также обменивались на валюту и выводились за границу на банковские счета – как российских резидентов, так и различных иностранных махинаторов.

Принятая в декабре 1993 г. Конституция РФ определила «независимый» статус ЦБ. 26 апреля 1995 г. был подписан закон «О внесении изменений и дополнений о Закон РСФСР “О Центральном банке РСФСР (Банке России)”«, основным автором которого был тогдашний министр финансов Б.Г. Федоров. Закон подтвердил и конкретизировал положения Конституции о ЦБ, в том числе его «независимость» от трех ветвей государственной власти РФ.

В августе 1998 г., как известно, в стране произошел дефолт. Правительство заявило о своей неспособности погашать обязательства по своим бумагам, которые назывались ГКО. Вскрылась неблаговидная роль Банка России, который вместе с министерством финансов выстраивало долговую пирамиду ГКО. На этом обогащались как местные олигархии и чиновники (имевшие доступ к инсайдерской информации), так и иностранные спекулянты. Государственная Дума в 1999 г. начала, было, расследование аферы с ГКО и роли ЦБ в ней, однако через некоторое время мощные закулисные силы свели на нет усилия группы депутатов.

С приходом на пост президента страны В.В. Путина им была сразу же предпринята попытка ограничить «независимость» ЦБ, интегрировать этот институт в общую систему государственного управления. Путин понимал, что без эффективного контроля со стороны Президента РФ над центральным банком достичь должной управляемости страной ему будет крайне сложно. Новым президентом на рассмотрение Государственной Думы уже в 2000 г. был вброшен проект поправок к закону о Банке России. Напомним хронику событий того времени в связи с указанными поправками. 5 июля 2000 года Дума третьего созыва приняла в первом чтении поправки к закону о Центральном банке, существенно урезающие его независимость. Авторами законопроекта были депутаты Думы второго созыва П.А.Медведев, В.П.Никитин, А.М.Макаров и Н.Н.Савельев. Новый президент В.В.Путин высказался в поддержку концепции законопроекта, после чего ко второму чтению была подготовлена фактически новая его редакция, составленная из поправок М.М.Задорнова (Яблоко) и М.Л.Шаккума (Регионы России). В марте 2002 года тогдашний председатель Банка России В.В.Геращенко выступил в Думе с резкой речью против законопроекта, обвинив его лоббистов в Правительстве в том, что они “подставляют Президента”. В тот же вечер Президент переслал в Думу заявление Геращенко об отставке и представил на его место кандидатуру одного из разработчиков закона – заместителя министра финансов С.М.Игнатьева. 20 марта 2002 Дума приняла отставку Геращенко и назначила Игнатьева Председателем ЦБ РФ.

В конечном счете, 27 июня 2002 года Государственная Дума приняла поправки к закону о ЦБ. Однако они сильно отличались от первоначальной версии. Если поднимать протоколы голосований по проектам поправок, то выясняется, что радикальную версию Президента не поддержала ни одна фракция в Думе. В том числе и фракция КПРФ. Это очень любопытный момент, о котором коммунисты не любят вспоминать.

Наиболее заметным новшеством в новом законе было создание над Банком России еще одной управленческой инстанции в виде Национального банковского совета (НБС), НБС формировался из представителей президента, Государственной Думы, правительства. Однако этот орган оказался чисто «декоративным», т.к. из сферы его компетенции были выведены вопросы, касающиеся денежно-кредитной политики, управления золотовалютными резервами и т.п. Основные вопросы повестки дня НБС – проекты сметы расходов (текущих и на цели капитального строительства) Банка России и рассмотрение отчетов об исполнении смет.

Если подводить итог примерно двухлетних событий вокруг Банка России (2000-2002 гг.), то следует резюмировать: Президенту не удалось поставить ЦБ под свой контроль (и под государственный контроль в целом). Банк России сохранил уникальный статус «экстерриториальности». Фактически он продолжил свою деятельность, которая была нацелена не на решение социально-экономических проблем России, а на обслуживание интересов тех стран, валюты которых он накапливал в своих международных резервах. А накапливал и накапливает Банк России, прежде всего, доллары США и евро. Поэтому критики Банка России совершенно справедливо называют этот институт «филиалом Федеральной резервной системы США». К тому же название «центральный банк» достаточно условно. Правильнее говорить, что у нас в России действует институт «валютного управления». Такие институты являются атрибутом колониальных и зависимых стран, они обслуживают интересы метрополий.”