Украина и МВФ: любовь без взаимности?

Председатель Русского экономического общества им С.Ф. Шарапова В.Ю. Катасонов продолжает отвечать на вопросы газеты «Завтра». Очередная беседа посвящена взаимоотношениям киевских властей с МВФ.

Завтра. Украина после февральского Майдана оказалась на грани полного экономического коллапса. «Временное правительство» под руководством А. Яценюка с надеждой смотрит на Запад, ожидая от него финансовую помощь. Насколько оправданы их надежды?

Валентин Катасонов. Пока успехи «временного правительства» более чем скромные. Вашингтон обещал Киеву 1 миллиард долларов, а Европейский союз – 600 с небольшим миллионов. Этого хватит только для того, чтобы оплатить импорт российского газа в течение 1,5 – 2 месяцев. Миллиардные суммы, которые звучат на переговорах с чиновниками из Европейского союза, – в чистом виде «словесный лохотрон». Кажется, это понимает даже г-н Яценюк.

Поэтому все свои надежды он возложил на такого солидного кредитора, как Международный валютный фонд (МВФ). «Временное правительство» обратилось в Фонд с просьбой о кредите на сумму 15 млрд. долл. Напомню, что «самостийная» Украина стала членом Фонда в 1992 году и неоднократно получала от него кредиты.

Вот данные самого Фонда. Всего за 20 лет общения Украины с Международным валютным фондом (1994-2013 гг.) она получила от него средств на сумму 12.259.827.500 СДР.

Из двадцати лет «сотрудничества» Украины с Фондом 9 лет перечисления средств займов МВФ вообще не происходили. Это периоды 2002-2007 гг. и 2011-2013 гг. Более ¾ всех средств займов Фонда были перечислены в течение трехлетнего периода 2008-2010 гг. (9,25 млрд. СДР), когда во главе правительства Украины находились премьеры Ю. Тимошенко и Н. Азаров. Деньги предоставлялись для борьбы с экономическим кризисом. За последующие три года (2011-2013 гг.) Украина вернула 5,89 млрд. СДР, что составило 63,7% полученных средств. За два десятилетия «сотрудничества» с Фондом Украина выплатила в виде процентов по займам сумму, равную 1.483 млн. СДР. То есть по сегодняшнему курсу это получается 2,29 млрд. долл. Таким образом, объем выплаченных процентов по отношению к сумме полученных займов за период два десятилетия составил 12,1%. Это намного больше тех цифр, которые обычно фигурируют в заявлениях чиновников Фонда и официальных лиц Украины. Фонд в отношениях с Украиной выступает в качестве классического ростовщика!

Непогашенная сумма долга по антикризисным займам 2008-2010 гг. на 31 декабря 2013 г. составила 3,36 млрд. СДР. А с учетом процентов общая задолженность Украины перед Фондом на 31.12.2013 определялась в 4,73 млрд. СДР. Или в пересчете по сегодняшнему курсу 7,29 млрд. долл.

Завтра. Зачем тогда эксперты МВФ прибыли в Киев?

Валентин Катасонов. Не успел Яценюк заикнуться о кредите МВФ, как Фонд моментально прореагировал. В Киев прибыла группа специалистов Фонда для изучения ситуации на месте. До этого, между прочим, в течение почти четырех лет шел вялотекущий процесс переговоров Украины с Фондом, который так и не завершился предоставлением очередного кредита. Чем объяснить такую неожиданную расторопность Фонда? – Да тем, что Фонд волнуется за свои деньги: сможет ли Киев вернуть миллиардные долги? Волнения не праздные, учитывая, что общая сумма внешних долгов Украины к тому времени составила 140 млрд. долл., в том числе почти 30 млрд. долл. приходится на прямые внешние долги государства. Кроме того, часть государственных внутренних долгов номинирована в валюте. Плюс к этому гарантии государства по негосударственным внешним кредитам. И это на фоне того, что, по признанию чиновников Минфина Украины, налоговые поступления в казну в феврале текущего года упали наполовину. А валютные резервы Украины опустились до 12 млрд. долл. (еще в конце 2012 года было вдвое больше). На быстро доедаемый финансово-валютный «пирог» Украины претендентов более чем достаточно. По нашим оценкам, доля МВФ в совокупном внешнем государственном долге Украины (включает также гарантийные обязательства государства) составляет около 10%. На «крошки», оставшиеся после «банкета» под названием «экономические реформы», кроме Фонда имеется много других претендентов. Это западные банки мирового калибра, ведущие российские банки (ВТБ, Газпромбанк, Сбербанк), международные финансовые институты с солидными вывесками «МБРР», «ЕБРР», «Европейский инвестиционный банк». Так что волнение чиновников Фонда можно понять, хотя они стараются его скрывать.

Завтра. Не напоминает ли Вам «Вашингтонский консенсус» на Украине своего рода «финансовый каннибализм»?

Валентин Катасонов. Безусловно. Кстати, другая причина прыти чиновников Фонда – команда, поступившая в Фонд от его главного акционера – Соединенных Штатов. Фонду предписывается «наведение порядка» на Украине. Под «наведением порядка» имеется в виду внедрение в стране в полном объеме принципов так называемого «Вашингтонского консенсуса». Это нехитрый набор правил, предписываемый Вашингтоном как главным акционером Фонда для стран, которых он желает видеть своими колониями. Он включает тотальную приватизацию всего и вся, полное открытие национальных экономики для экспортеров товаров и услуг, ликвидацию государственной бюджетной и иной поддержки национальных товаропроизводителей, отмену государственного регулирования цен и тарифов, «фискальную оптимизацию». Под указанной «оптимизацией» имеется в виду помимо всего полное прекращение финансирование социальных программ, сокращение зарплат бюджетникам и т.п. Наконец, главный акционер Фонда требует «контроля над демографическими процессами» в стране, претендующей на кредиты Фонда. В общем, кредиты в обмен на человеческие жизни. «Вашингтонский консенсус» на Украине (как в Африке, Азии, Латинской Америке) выступает в качестве инструмента «финансового каннибализма». Об этом откровенно рассказывает в своей книге «Исповедь экономического убийцы» Джон Перкинс, которой в течение долгого времени работал в организациях и компаниях, помогавших Фонду «наводить порядок» в разных странах мира.

Правительство Украины еще до приезда миссии Фонда в Киев подготовило свой «встречный план» проведения социально-экономических реформ на Украине. План выдержан в духе и букве «Вашингтонского консенсуса», состоит из 85 пунктов. Если говорить коротко, то это план тотального «голодомора» на Украине. Фонд должен утвердить этот документ, который выступает «предварительным условием» переговоров о кредите.

Есть еще некоторые условия, которые Вашингтон предпочитает не озвучивать ни в «Консенсусе», ни в каких иных публичных документах. Например, после второй мировой войны в 1949 году Вашингтон навязал Германии секретное соглашение, содержавшее такие условия, которые превращали эту страну в американскую колонию. Например, условие о предоставлении Германией своей территории для военных баз США. Было в том соглашении и такое условие: свой золотой запас Германия должна хранить на территории США. По многим СМИ прошла информация о том, что в ночь на 7 марта через аэропорт Борисполь под Киевом на самолете была вывезена партия золота. По некоторым оценкам, 2,9 тонн (рыночная цена – 126 млн. долл.). Пока рано делать какие-то заключения по этому сюжету. Может быть, это акт откровенного мародерства. Может быть, какая-то коммерческая сделка. Может быть, покрытие своего долга какому-то предприимчивому кредитору. Но нельзя исключать и варианта, перемещения золотого запаса колонии «Украина» на территорию метрополии, т.е. в хранилище Федерального резервного банка Нью-Йорка, где уже собрано золото десятков стран мира. Между прочим, большинство из этих стран были или являются «клиентами» МВФ.

Завтра. Ходят странные разговоры, что и сам МВФ на грани коллапса?

Валентин Катасонов. А будет ли сам кредит? — Это большой вопрос. Давайте посмотрим, как и чем живет Фонд. Напомним, что Фонд был учрежден на Бреттон-Вудской конференции в 1944 году. Он был задуман как «акционерное общество», в котором каждый член (государство) имеет свою долю в капитале (квоту). А квота определяет количество голосов каждого государства-акционера. После войны «контрольный пакет» акций в Фонде получили США. Во-первых, они могли своим пакетом блокировать любое неугодное им решение Фонда. Во-вторых, блокируясь со своими союзниками (прежде всего, Великобританией), Вашингтон мог «продавливать» любое нужное ему решение. В общем, Фонд стал очень эффективным инструментом политики дяди Сэма в мире. Тем не менее, Устав Фонда предусматривает периодический пересмотр квот стран с учетом изменения их экономического и финансового положения в мире (изменение валового внутреннего продукта, золотовалютных резервов и др.). Лучшие времена Америки позади, сегодня ее доля в мировом ВВП упала до 20% (в конце войны была равна почти 50%). Но Вашингтон достаточно легко шел на корректировки квот, поскольку блокирующая доля в 15% у него сохранялась.

Последний, 14-й пересмотр квот Фонда был обсужден в 2010 году. Были достигнуты договоренности. Было решено не только скорректировать доли стран, но также в два раза увеличить капитал Фонда. Прошедший вихрь финансового кризиса показал, что возможности Фонда предоставлять странам помощь в чрезвычайных обстоятельствах оказались слишком скромными. Итак, страны-члены Фонда договорились, что общий размер квот будет увеличен вдвое — с 238,4 млрд. СДР до 476,8 млрд. СДР. Кроме того более 6% квот будет перераспределено от развитых стран развивающимся. В итоге Китай станет третьим по размеру квоты государством — членом МВФ, а Бразилия, Индия, Китай и Россия войдут в число 10 крупнейших акционеров фонда.

Решение о пересмотре квот подлежит ратификации. Многие страны, включая Россию, уже провели ратификацию. А вот США с ратификацией тянут. Пока они имеют квоту СДР 17,69% и 16,75% голосов. В случае проведения 14-й коррекции доля США в общем объеме голосов уменьшится, но все-таки будет несколько выше 15%. Страны-участницы G20 ждали, что Конгресс США ратифицирует пересмотр квот осенью 2013 года вместе с принятием бюджета страны, однако этого не произошло из-за разногласий с администрацией по расходам федерального правительства. В январе 2014 года сенат одобрил законопроект о бюджетном финансировании федерального правительства до 30 сентября текущего года, но вопрос о реформе квот МВФ оставил без внимания.

Вероятно, Вашингтон впервые осознал, что подошел к «красной черте», за которой – утрата контроля над Фондом. Между прочим, не вошли в силу решения по 14-й корректировке, а на следующий год должна осуществляться уже следующая, 15-я корректировка (корректировки принято проводить раз в пять лет). Думаю, что логика Вашингтона такова: зачем нам ратифицировать корректировки, если завтра мы утратим контроль над Фондом? Ведь ратификация влечет за собой финансовые обязательства США: им придется вносить в капитал Фонда примерно 40 млрд. СДР. То есть более 60 млрд. долл. Хотя Америка давно уже живет в долг, но деньги считать не разучилась. Бросать такие деньги на ветер президент, казначейство, конгрессмены не желают.

В феврале текущего года в Австралии (Сиднее) проходило заседание «финансовой двадцатки». Пожалуй, одним из главных вопросов обсуждения стал кризис Международного валютного фонда. Эта международная финансовая организация становится недееспособной из-за недостаточности капитала, а недостаточность капитала порождается обструкцией со стороны Вашингтона. «Международный валютный фонд (МВФ) к настоящему времени практически исчерпал собственные ресурсы и нуждается в реформировании», — такое мнение высказал глава Минфина России Антон Силуанов. По его словам, такая ситуация не может продолжаться бесконечно, «поскольку не соответствует базовому принципу деятельности фонда о том, что МВФ является финансовой организацией, основанной на квотах» (подробный отчет министра о встрече в Сиднее выложен на сайте Минфина России). СМИ утверждают, что в кулуарах Силуанов заявил, что если США будут продолжать блокировать реформирование Фонда, то государствам-членам этой организации придется принимать решения без учета голосов американского «акционера» (этого «сюжета» на сайте Минфина нет). Похожие высказывания и намеки можно найти в заявлениях министров других стран, в первую очередь, стран БРИКС. В деятельности Фонда наступил кризис, за которым может последовать полный его крах.

Завтра. Наверное, не все наши читатели знакомы с откровениями Кристины Лагард. А ведь они «интересны».

Валентин Катасонов. Вопрос о возможном предоставлении финансовой помощи Украине обсуждался еще до того момента, когда было создано «самостийное» правительство под руководством А. Яценюка. С учетом тогдашней ситуации Россия не возражала против такой помощи. Но интересны заявления главы МВФ Кристин Лагард. Цитирую по тексту, взятому с сайта Минфина: она «выразила желание и готовность помочь Украине, если Киев обратится за поддержкой после импичмента и проведения выборов, сообщает агентство Bloomberg. Ее позицию поддержали представители Великобритании, США и стран Европейского союза». На тот момент времени В. Янукович еще был в Киеве и считался (даже Западом) легитимным президентом Украины. Видимо, г-жа К. Легард относится к категории «посвященных», которым известны планы Финансового интернационала в отношении Украины.

А вот еще одно интересное откровение указанной дамы: «МВФ готов участвовать не только с гуманитарной точки зрения, но также и с экономической точки зрения. Мы все знаем, что есть экономические реформы, которые как минимум должны быть начаты, чтобы международное сообщество пришло на помощь». Мы уже упомянули тот план реформ, которые спешно подготовило «временное правительство» Яценюка. Видимо в то время, когда она произносила эти слова, в Киеве «интеллектуальные союзники» Майдана уже дописывали этот документ. Но лично меня умиляют следующие слова г-жи Лагард: «МВФ готов участвовать не только с гуманитарной точки зрения, но также и с экономической точки зрения». В переводе на русский язык это означает, что Фонд готов «пудрить мозги», а уж с деньгами – как получится.

Теперь перенесемся в Вашингтон. Еще в начале марта президент Б. Обмама заикнулся насчет того, чтобы было бы неплохо ратифицировать 14-ю коррекцию квот Фонда и внести требуемые деньги. Судя по всему, Конгресс его не поддержит в этом излишне щедром жесте. Инициативе будет необходимо пройти через Палату представителей, глава республиканского большинства которой Эрик Кантор уже заявил, что помощь Украине не должна быть увязана с увеличением взносов в МВФ. «Я уверен в том, что за помощь Украине выступают обе партии, однако это решение надо принимать ответственно, не включая в поправки дополнительные спорные условия», — сказал Э.Кантор. Спрашивается: а как все-таки Фонд может помочь Украине «с экономической точки зрения»?

Вернемся к тому, что МВФ исчерпал собственные ресурсы. Ответ на этот вопрос мы находим на сайте Минфина России, где министр А. Силуанов сообщает: «…В настоящий момент МВФ практически исчерпал собственные ресурсы,  а существующие программы фонда фактически финансируются соглашениями о заимствованиях». В переводе на понятный язык это означает, что Фонд в этой схеме выступает лишь посредником: получает деньги под проценты у той или иной страны и далее предоставляет их другой стране. Понятно, что процент по таким кредитам для другой страны будет совсем не тот, который Фонд устанавливает в случае кредитования за счет собственного капитала. Кстати, выше мы отметили, что для Украины ранее полученные кредиты Фонда обходились под 12 процентов годовых. Сдается, что Украине Фонд давал не собственные деньги, а привлеченные. Так что Украина кормила не только Фонд, но еще каких-то неведомых кредиторов, предпочитающих оставаться в тени.

Так что в «твердом остатке» от Фонда в результате нынешних переговоров Украине светит следующее:

а) упомянутая г-жой К. Лагард «гуманитарная помощь»;

б) программа социально-экономических «реформ», которая приведет страну к «голодомору»;

в) кредит в несколько миллиардов.

Впрочем, последнее под вопросом. Поскольку сегодня в состоянии кризиса пребывает не только Украина, но и Фонд. Кредиторов, желающих заключать с Фондом «соглашения о заимствованиях», сегодня явно поубавилось. А если такой «благотворитель» найдется, то Украине как конечному получателю придется платить ростовщические проценты. Даже не 12 процентов, как это было в прошлые сравнительно благополучные годы, а существенно больше. Сегодня с учетом всех повышенных рисков кредиты для Украины превратятся в ростовщическую удавку.

Нынешние отношения Фонда и Украины мне напоминают картину, когда один утопающий хватается за другого утопающего. Исход таких отношений очевиден.

Завтра. А правда ли, что у Украины появился «новый друг»? ФБР США предлагает Украине решать ее финансовые дела. В свое время ряд информационных агентств со ссылкой на пресс-службу Госдепа США сообщил на днях короткую новость: еще весной США направили на Украину группу сотрудников Федерального бюро расследований (ФБР), министерства юстиции и министерства финансов.

Валентин Катасонов. Цель миссии, как официально заявлено, – оказание содействия властям Киева в возвращении украинских активов за рубежом. Украинскому правительству будет оказана помощь по вопросам «расследования и сбора доказательств, необходимых для возвращения украденных активов, находящихся за рубежом».

Помимо этого 29 апреля США и Великобритания провели многостороннюю встречу с участием украинских чиновников и их коллег из финансовых центров ключевых стран для координации усилий по поиску украденных активов. Во встрече принял участие Международный центр по возвращению активов (ICAR), базирующийся в Базеле.

Хотелось бы прокомментировать данную информацию. Вопрос о возвращении украденных активов уже не раз за последние два месяца обсуждался на различных американо-украинских встречах. Причем, судя по всему, данная тема инициировалась преимущественно американской, а не украинской стороной.

Возвращение активов в контексте нынешней ситуации на Украине и вокруг Украины – в первую очередь, не правовой вопрос (восстановление законности в стране и борьба с коррупцией). Это вопрос финансовый. Украина — на грани крупномасштабного дефолта, социальных взрывов и даже голода. Украине нужны деньги для того, чтобы национальная экономика не рухнула окончательно. Но и это не совсем точно. Вашингтон мало волнует, что будет с украинской экономикой и народом страны. Его волнует способность Украины погасить свои долги перед западными кредиторами. Для того, чтобы погашать старые долги Украина на протяжении многих лет набирала новые долги, наблюдался постоянный рост долговой пирамиды и долга. Прежде всего, внешнего. Сегодня новых кредитов никто на Западе Украине давать не желает. А те суммы, которые фигурируют в СМИ и которые исчисляются миллиардами долларов и евро, — не более, чем «вербальные интервенции» украинских политиков и западных чиновников из Госдепа США или Европейского союза.

Есть явные признаки того, что скоро банковский сектор Украины рухнет. Национальный банк Украины на полном серьезе обсуждает вариант спасения коммерческих банков по «кипрскому варианту». То есть путем либо конфискации депозитов вкладчиков, либо «добровольно-принудительного» превращения вкладчиков в «инвесторов» («акционеров») банков. За счет данного ресурса нынешние власти Украины рассчитывают мобилизовать несколько миллиардов долларов. Однако даже такое откровенное ограбление может спасти лишь несколько банков, но оно не спасет страну от масштабного дефолта. Для этого нужны суммы, исчисляемые десятками миллиардов долларов.

По большому счету для того, чтобы расплатиться по долгам перед внешними кредиторами у Украины остается всего лишь два собственных источника.

Первый – приватизация государственной собственности, включая природные ресурсы страны.

Второй – внешние активы Украины.

Вот американские ведомства в лице ФБР, министерства юстиции и министерства финансов и решили помочь Киеву задействовать второй источник.

Завтра. Поможет ли Вашингтон вернуть зарубежные активы народу Украины?

Валентин Катасонов. Для того, чтобы оценить вероятность возвращения на Украину хотя бы части тех 70 млрд. долларов, о которых заявлял Яценюк, полезно вспомнить истории с бывшим премьер-министром Украины Павлом Лазаренко. Он был арестован за границей, и уже много лет отбывает тюремный срок в США за «отмывание» денег. Федеральный суд США квалифицировал деньги, которые были обнаружены на счетах в банках различных стран, открытых прямо или опосредовано на Лазаренко как преступные, «грязные», т.к. получены в результате коррупции. Оценки сумм таких «грязных» денег, выведенных Лазаренко, достигают 1 млрд. долл., но не по всем счетам еще доказано, что это деньги имеют отношение к бывшему премьер-министру или что эти деньги имеют преступное происхождение. Бесспорными (доказанными) на сегодняшний день являются суммы, равные 250 млн. долл. С момента задержания П. Лазаренко в США прошло уже 15 лет, но до сих пор Украина не получила ни одного доллара из арестованных средств бывшего премьер-министра. Эксперты по-разному объясняют этот странный факт. Некоторые говорят, что деньги уже перечислены в федеральный бюджет США, другие полагают, что они остаются в банках, но для их возвращения на Украину (даже после установления их происхождения) Киев должен начать специальные процедуры затребования этих денег, никакого автоматизма здесь быть не может. Что, мол, во всем виноват сам Киев, который палец о палец не ударил для того, чтобы получить сворованные деньги.

Несколько более оптимистично выглядит опыт сотрудничества с Вашингтоном другой бывшей союзной республики – Казахстана. Ему удалось выцарапать из США 84 млн. долл. при экспертных оценках незаконных активов казахского происхождения в США, исчисляемых многими миллиардами долларов. Как говорится, «гора родила мышь».

Интересную информацию для размышления дает также опыт Ливии. После свержения ее лидера М. Каддафи началась широковещательная кампания по поиску в банках различных стран активов, принадлежащих лично Каддафи, а также его родственникам и ближайшему окружению. СМИ сообщают о различных «находках», которые в совокупности уже исчисляются даже не миллиардами, а десятками миллиардов долларов. Но в Ливию до сих пор не попал ни один цент. Ливийский прецедент интересен тем, что Вашингтон еще во время начала агрессии против Ливии, громогласно заявил, что «активы диктатора должны быть возвращены народу». Когда активы были обнаружены, было заявлено, что ливийский народ задолжал Вашингтону немалые суммы, которые он потратил на установление демократии в этой стране. Речь идет о расходах Вашингтона на проведение военных операций, в ходе которых погибли тысячи мирных граждан Ливии. Некоторые эксперты уверены, что деньги Каддафи и других ливийских граждан просто перечисляются с банковских счетов в федеральный бюджет США.

С учетом имеющегося мирового опыта возвращения незаконных зарубежных активов в страны происхождения этих активов можно предположить, что операция по выявлению зарубежных активов украинского происхождения вряд ли существенно поправит состояние государственного бюджета Украины. Можно предположить, что выявленные средства могут напрямую пойти на погашение долгов Украины перед западными кредиторами.

Как известно, ФБР – одна из многих спецслужб США. Сфера ее действия – преимущественно территория Соединенных Штатов. Нет сомнения, что ФБР обладает достаточно полной информацией о том, кто из украинских клептоманов имеет активы в Америке, в каких банках и в каких объемах. Поэтому долгой «раскачки» не будет. Можно ожидать, что Вашингтон быстро перейдет к третьему шагу описанного выше алгоритма («замораживание» активов).

И последнее. Известный арест украинского олигарха Дмитрия Фирташа является «черной меткой» всей оффшорной аристократии Украины. Зарубежные счета Д. Фирташа арестованы на том основании, что лежащие на них деньги имеют преступное происхождение. И в дальнейшем они могут пойти на погашение долгов того же Фирташа перед западными банками. А если что-то еще останется, — на погашение государственных внешних долгов Украины перед МВФ и другими «приоритетными» кредиторами. «Народу Украины» вряд ли что-нибудь достанется. Некоторые эксперты справедливо замечают, что арест Д. Фирташа и его зарубежных активов для украинских олигархов и чиновников-коррупционеров стало событием, гораздо более значимым и волнительным, чем даже отделение Крыма от Украины.

Источник