Могерини договорилась до автономии Донбасса

Эффект разорвавшейся бомбы произвело опубликованное в австрийской газете Kurier интервью еврокомиссара по иностранным делам Федерики Могерини, которая заявила о том, что ЕС ждет от Украины предоставления автономного статуса восточным регионам страны. Правда, пресс-секретарь Могерини поспешила опровергнуть слова начальницы, сославшись на некорректность перевода. Однако эти слова могут свидетельствовать о дискуссиях в руководстве Евросоюза.
Screenshot_2
В интервью австрийскому изданию Kurier, опубликованному вчера, глава ЕС Могерини отметила, что она ждет от Украины «уважения к культуре и языку людей, предоставления статуса автономии для востока и институциональных реформ».

Глава внешнеполитического ведомства ЕС стала первой представительницей европейского политического истеблишмента, которая заговорила о возможности автономии для восточных областей Украины — прежде никто не позволял себе подобных заявлений. Официальная позиция ЕС и США в вопросе Украины — сохранение статуса унитарного государства.

Еще когда стало ясно, что именно Могерини, скорее всего, займет пост министра иностранных дел ЕС вместо Кэтрин Эштон, часть европейских экспертов заговорила о том, что это сыграет на руку России, так как Италия выступает против жестких действий в отношении Москвы. А в середине июля Financial Times, ссылаясь на источник в итальянском дипведомстве, сообщила, что Италия «тормозит процессы принятия более жестких санкций в отношении России».

В интервью австрийской газете Могерини также отметила, что ЕС должен был начать переговоры между Украиной, Россией и Европой раньше.

Уже после назначения на пост главы министерства иностранных дел ЕС Могерини сомневалась в эффективности и необходимости санкций против России: «…Действительно ли это станет элементом, который серьезно изменит политическое отношение России к кризису? Это все еще открытый вопрос, и ответ находится исключительно в руках российских властей. Но нам нужен ответ на этот вопрос, прежде чем мы двинемся дальше», — говорила она в начале ноября изданию Guardian.

А газете Kurier она заявила о необходимости «рестарта» отношений с Москвой.

«Россия является стратегически важной страной, но сейчас она не является стратегическим партнером. Россия несет ответственность за безопасность на юго-востоке Украины. Позитивным шагом было бы восстановление стратегического партнерства с Россией», — отметила верховный представитель ЕС.

Однако, как только сенсационное интервью Могерини разошлось на цитаты, ее пресс-секретарь заявил, что слова начальницы неправильно переданы при переводе с английского, да и само интервью было взято у нее еще тогда, когда она возглавляла МИД Италии — и совершенно непонятно, почему интервью вышло только сейчас.

Стоит отметить, что на Западе, в отличие от России, интервью практически никогда не визируются. Журналисты не должны также предупреждать о выходе или невыходе интервью, однако должны были сделать приписку, что интервью было взято еще до назначения Могерини на новую должность. Этого сделано не было.

Руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов уверен, что Могерини действительно выступает за «регионализацию и признание самостоятельности за определенными субъектами»:

«Но вполне разумные рассуждения о самостоятельности, в том числе на уровне автономизации, были перенесены журналистами на Донбасс – и именно это опровергается официальными структурами, дабы показать, что Могерини не вмешивается во внутренние дела Украины».

По мнению заведующего отделом стратегических оценок Центра ситуационного анализа РАН Сергея Уткина, Могерини «не министр иностранных дел в полном смысле»: «Она не проводит свою политику или политику победившей партии, а помогает найти консенсус странам-членам, выражает этот консенсус и помогает его реализовать на практике».

«Между тем сейчас нет оснований говорить о консенсусном видении Евросоюзом неких предложений для востока Украины», — отмечает эксперт.

«А препятствия для автономии не в Брюсселе, а в позициях непосредственных участников конфликта. Киев отказывается возвращаться к вопросу об особом порядке местного управления районов, контролируемых ополченцами, видя, что ополченцы демонстративно отмежевываются от украинского правового поля; а ополченцы указывают на половинчатость шагов Киева — нежелание определить «отдельные районы», о которых идет речь, и одобрить амнистию для участников конфликта».

В сентябре Верховная рада приняла закон об особом статусе Донбасса. Согласно ему, на части территории Донецкой и Луганской областей вводится особый порядок управления сроком на три года. Однако в ноябре президент Украины Петр Порошенко объявил о возможной отмене закона. А в коалиционном соглашении, подписанном на исходе минувшей недели фракциями Рады, не содержится никаких предложений ни о децентрализации власти, ни о статусе русского языка.

Ситуация беспокоит российские власти, которые уверены, что это ведет к дальнейшей эскалации конфликта. При этом в Москве подчеркивают, что Россия не собирается присоединять к себе восточные регионы Украины и лишь настаивают на необходимости соблюдать их права и свободы. «Если в одной части славят Бандеру, то в другой части имеют право отмечать 9 Мая», — обрисовывает ситуацию один высокопоставленный источник в российских властных кругах.
Источник