Ремонт во время пожара. О непростой судьбе украинской атомной энергетики

Пока Украина усиленно избавляется от памятников Ленину, её энергосистему поддерживают АЭС — венец взятого некогда курса на электрификацию всей страны. Фактически единственный шанс Украины плюс-минус стабильно перезимовать заключается в стабильности работы атомных станций. Однако пресловутая политика энергетической независимости от РФ толкает Украину на смелые решения. Безумству храбрых поём мы сегодня эту песню.

Курс на Westinghouse

Было бы странно слышать что-то другое, правда? Но если в мирное время ещё можно было понять желание «хитро сделанных» украинских политиков вымутить скидочку (или просто показать дулю москалям под одобрительный вашингтонский кивок), то продолжение такой политики теперь, когда дисбаланс в ОЭС достигает уже 6,5 ГВт, вызывает как минимум недоумение.

«При аварии все забудут, что оператор АЭС — Украина, а топливо — американское, и будут подымать шум по поводу того, что это плохой русский реактор», — так прокомментировал ещё в апреле политику Украины в области атомной энергетики глава Росатома.

Эти слова снова актуальны: во время планового ремонта 3-го блока ЮУАЭС (начат 9 декабря) в него будет загружено топливо от компании Westinghouse. Мои коллеги неоднократно описывали проблемы, возникающие с ТВЭЛами. А возникали они неоднократно, последний раз — в прошлом году, на этой же АЭС. ОЭС Украины и так испытывает предельные нагрузки, а аварийное отключение энергоблока из-за проблем с топливом вполне способно её добить.

«Энергоатом» (компания-оператор АЭС Украины) вынуждена сдвигать графики планово-предупредительных ремонтов на блоках атомных станций — чтобы хоть как-то вытянуть баланс в украинской ОЭС. Учитывая, что все украинские АЭС подходят к предельному сроку своей эксплуатации, оператору уже приходится идти на рискованные нормативные нарушения условий эксплуатации станций. Ради чего всё это? Ради той самой дули, наверное. Мы же не можем допустить, что Яценюка и Порошенко, пиарящих американское топливо иавстралийский уран, банально купили, так ведь?

И снова он

Возможно, некоторым читателям покажется, что у меня есть личные счёты с И. Коломойским, иначе почему его имя возникает чуть ли не в каждом материале? Или даже так: с нефтью, титаном, азотными удобрениями понятно, но в статье про атомную энергетику зачем о нём писать? Уверяю, личных счётов нет, но что поделать — вот такой он у нас вездесущий.

Итак, ТВС от Westinghouse — не единственный вектор диверсификации поставок топлива для украинских атомных станций. Поставлять его решил Коломойский, а государство, похоже, чинить препятствий этому не намерено.

Вернёмся в май 2014 года.

22 мая украинские СМИ сообщили, что новым руководителем ГП «Цирконий» назначен Игорь Самошост, экс-сотрудник компании «Славутич-капитал» (компания, ведущая реестр ряда ключевых активов И. Коломойского) Геннадия Корбана.

ГП «Цирконий» выпускает ядерно-чистые цирконий и гафний, необходимые для производства оболочек и кассет ядерного топлива и других элементов ТВЭЛов. Сырьевой базой предприятия является Вольногорский ГМК. Долгое время этот ГМК находился в аренде у Д. Фирташа, однако летом 2014 года государство отказалось продлять договор аренды, а затем было объявлено о создании нового ГП (куда вошёл Вольногорский ГМК), управлять которым поставили ещё одного экс-менеджера, близкого к группе «Приват».

Известно также, что и «Цирконий», и Вольногорский ГМК должны были войти в состав российско-украинского СП «Завод по производству ядерного топлива». Таким образом, в мае у Коломойского был контроль над «Цирконием» (с которым было не совсем понятно, что делать). Но уже осенью активов стало два, а это уже производственная цепочка.

В декабре же стало известно, что «Приват», похоже, окончательно решился участвовать в ядерной авантюре, конечной целью которой, несомненно, является весь рынок топлива для украинских АЭС (минус то, что успеет подмять под себя Westinghouse).

Термин «авантюра» использован не просто так. Официально «Приват» не может стать владельцем ГП «Цирконий» — это стратегический объект, не подлежащий приватизации. Но, как говорилось в одном фильме, «нет препятствий патриотам».

«Цирконий» получит финансовую помощь от Вольногорского ГМК — тоже государственного предприятия. В обмен на помощь на баланс ГМК передадут имущество, непосредственно задействованное в циркониево-гафниевом производстве. Затем последует череда технических судебных исков, и в результате переуступки долгов владельцем ключевого оборудования окажутся структуры Коломойского. А «Цирконий», лишённый ключевого оборудования, останется государственным. Короче, всё по старой методичке.

Пока непонятно, как Коломойский собирается наладить выпуск ТВЭЛов. Ведь кроме сырья и предприятия, выпускающего комплектующие для топливных элементов, нужна общая технология производства ТВЭЛов, а также завод по обогащению урана. Вопрос с обогащением пока остаётся открытым, хотя Украина пробует наладить поставки из Австралии.

Что же касается технологии, есть мнение, что её украинское правительство надеется получить от той самой Westinghouse (возможно, создав с ней СП) в обмен на долю рынка. А долю рынка правительство организует, вытеснив с него российских поставщиков. После чего на территории Украины образуется уже 4 АЭС, загруженных потенциально нестабильным топливом. Той же бундес-канцлерин, под боком у которой затевается это товарищество на паях, стоило бы обратить на него внимание. И заодно отвлечься от разработки новых пакетов санкций против РФ. Хмельницкая АЭС к Европе поближе будет, нежели Чернобыльская. Плюс её ещё и достраивать собрались (без участия РФ, разумеется). Если ахнет (не дай бог, конечно) — услышат не только в Берлине.

***

По мне, лучший показатель происходящего в отрасли — поведение сотрудников украинских АЭС. А они потихоньку перебираются в союзную РБ — на строящуюся БелАЭС. Уезжают с семьями, то есть возвращаться не планируют. Правильное в целом решение: если не можешь остановить хаос, держись от него подальше. Жаль, что воспользоваться таким выходом из ситуации могут лишь отдельные граждане. У государств-соседей Украины отсидеться не выйдет, хаос должен быть остановлен.