Кто поможет европейской экономике?

Кто поможет европейской экономике?
Первое в 2015 году заседание министров иностранных дел Европейского союза, состоявшееся в Брюсселе 19 января, показало, что, оставаясь в плену двойных стандартов и политических спекуляций, ЕС лишает себя возможности плодотворно взаимодействовать с Россией по экономическим и политическим проблемам. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини прокомментировала брюссельскую встречу в том смысле, что говорить о нормализации отношений Евросоюза с Россией «преждевременно». Выступая после этого в вашингтонском Институте Брукингса, она заявила: «Мы продолжим оказывать давление на Россию». При этом Могерини не может не признать, что Брюссель заинтересован в политическом диалоге с Москвой «по ключевым вопросам международных отношений».

Надо сказать, такие настроения разделяют в Евросоюзе не все. Министр иностранных дел Австрии Себастьян Курц в ходе заседания в Брюсселе высказался, например, за нормализацию отношений с Россией: «Есть много тем, которые нужно обсуждать с Россией, такая стратегическая дискуссия необходима». Сдержанно к антироссийским санкциям относятся по меньшей мере восемь государств-членов Евросоюза – Австрия, Венгрия, Италия, Кипр, Люксембург, Словакия, Франция и Чехия. В частности, министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн, высказавшись за «непродление санкций» ЕС, призвал Евросоюз изучить возможности торговых отношений с Евразийским экономическим союзом.

 

Правда, здравые суждения пока что теряются на общем антироссийском фоне, преобладающем в европейских кругах. Жесткую антироссийскую позицию занимают Великобритания, Польша, Нидерланды, прибалтийские страны. Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичус не видит ни оснований, ни «предлога» для снятия антироссийских санкций, в том же духе выступают его датский коллега Мартин Лидегор и министр иностранных дел Польши Гжегож Схетина.

 

Всё это делает позицию Евросоюза как организации противоречивой, ведя к снижению роли ЕС в международных делах. «Обсуждение тематики российско-еэсовских отношений в ходе заседания Совета ЕС по иностранным делам 19 января лишь подтверждает тот факт, что Евросоюз по-прежнему не готов скорректировать свой недружественный курс», – отметили в связи с этим в МИД России.

 

Нормализации отношений России с Западом мешают не только расхождения внутри Евросоюза, определённые разногласия по этому вопросу существуют и за его пределами. Скажем, США настаивают на продолжении политики санкций против России, тогда как Япония больше подчеркивает важность диалога с Москвой.

 

Позиция Евросоюза не выглядит дальновидной и в контексте осложняющейся ситуации в еврозоне, особенно после победы на парламентских выборах 25 января в Греции лево-демократической коалиции СИРИЗА. Сосредоточившись на политическом противодействии России в украинском вопросе, Еврокомиссия не вполне контролирует ситуацию; спасти её пытается сейчас Европейский центральный банк (ЕЦБ). От ЕЦБ ожидают начала программы «количественных смягчений», то есть запуска печатного станка, чтобы таким образом выкупить государственные долговые обязательства «проблемных» государств еврозоны. Побочным эффектом этого шага могут стать инфляция и новые спекулятивные финансовые пузыри, но это, пожалуй, единственная антикризисная мера, остающаяся в запасе у «объединённой Европы».

 

Состояние мировой экономики также не обещает помощи Евросоюзу. Международный валютный фонд в очередной раз понизил свой прогноз роста мировой экономики на ближайшие два года. По мнению авторов доклада МВФ, экономические трудности большинства ведущих государств мира «продолжат перевешивать» возможные выгоды от низких цен на нефть для отдельных стран. Эксперты МВФ прогнозируют рост мировой экономики в 2015 году на 3,5%, а в 2016-м – на 3,7% , что ниже предшествующих оценок.

 

В экономике еврозоны по-прежнему отмечается слабость спроса, результаты выборов в Греции уже на следующий день обвалили евро по отношению к доллару к 11-летнему минимуму. В какой степени в этих условиях программа «количественных смягчений», о которой объявил ЕЦБ, поможет исправить ситуацию, сказать сложно. По мнению аналитиков, «сохраняется серьезная неопределенность в том, что касается природы и деталей любой программы».

 

Такая неопределенность – отличительная черта сегодняшней Европы. И не только в экономике.