Google и власть

гугл

Угрожает ли Google российскому суверенитету?

В Крыму, ставшем волей Запада объектом более строгих санкций за свой выбор в пользу России, были отключены сервисы многих американских интернет-компаний. Google не стал исключением — перестал функционировать, в частности, Google Play.

Не секрет, что Интернет стал практически незаменимой частью жизни многих на планете. Глобальная сеть пронизала своим влиянием весь мир, диктуя свои правила не только подключенным к ней, но и не имеющим к ней доступа. А компании, для которых Интернет стал бизнесом, во многом определяют развитие человечества, входя в число самых влиятельных и богатых корпораций всего мира. Возможности интернет-гигантов иллюстрирует хотя бы общепризнанное участие некоторых из них в Арабской весне и последующих событиях в Сирии, Украине и других странах. Запрет Twitter правительством Эрдогана во время беспорядков в ряде городов Турции свидетельствует о понимании важности информация в Интернете со стороны властей национальных государств. И в России, особенно после протестов 2011-2012 гг., все более пристальное внимание силовых и контролирующих структур обращается на содержимое распространяемого по сети контента.

Так долго и настойчиво пропагандировавшиеся Западом идеи приватности в Интернете и свободы слова дискредитировала реальность, созданная как раз там, где громче всего была такая пропаганда. Теракты 11 сентября в США дали повод к изменению законов, приведшему к распространению практики тотальной слежки и атмосферы подозрительности. А разоблачения Эдварда Сноудена показали, к чему под прикрытием изменений в законодательстве пришел Вашингтон. Перебежчик из АНБ ясно дал понять, что настоящем времени не существует никаких принципиальных трудностей для практически всеобщего охвата информации в сети с целью ее анализа. И роль таких американских интернет-гигантов, как Microsoft, Facebook, Google и многих других, участвовавших в глобальной системе слежки PRISM спецслужб США, выглядит довольно неприглядной. Тот же Сноуден называл использование продуктов Facebook, Google и Dropbox просто опасным и призывал от них отказаться.

Тем более странным может показаться новость о том, что экспертный совет при комитете Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи в ходе своей реорганизации пополнится представителем Google. С одной стороны, если смотреть объективно, американская компания действительно широко представлена в России своими продуктами и программными решениями. И, конечно же, имеет свои коммерческие интересы, которые с ее точки зрения необходимо отстаивать и защищать. С другой стороны, вполне ожидаемый от любой бизнес-структуры лоббизм на экспертном уровне, путь к которому открыли депутаты Госдумы, позволит Google приобрести еще один способ воздействия на принятие российскими законодателями важных решений.

На фоне заявлений председателя совета директоров Google Эрика Шмидта (представляющего американского сетевого гиганта на всех важнейших встречах влиятельнейших людей планеты) на Всемирном экономическом форуме в Давосе о «конце Интернета», его компания продолжает свою экспансию и в сети, и в реальной жизни. Подобные Google корпорации превзошли по значимости в общемировых процессах многие страны, а в ключевых государствах планеты приобрели многочисленные каналы влияния, позволяющие осуществлять свою политику в интересующих эти компании областях.

В свете разоблачений Сноудена уже нельзя точно определить, была ли инициатива Google по внедрению, например, электронного документооборота на основе своих серверов в ряде муниципальных образований России собственной экспансией или согласованной со спецслужбами операцией. Наверняка сказать можно сказать лишь то, что компания явным образом заинтересована в России, во взаимодействии с ее властью и обществом. Проблемой в данном случае является возможная угроза суверенитету страны (и не только цифровому). И если даже главные союзники США во всем мире не остались без внимания «всевидящего ока» PRISM, то наличие заинтересованности в как можно более глубоком проникновении в российские сети коммуникации госструктур и всего общества не должно подвергаться сомнению.

Поэтому какие бы версии ни выдвигались при поиске причин вхождения Google в экспертный совет Госдумы по Интернету, все они сведутся фактически к поиску способов влияния крупнейших корпораций либо спецслужб во всем мире. Google — одно из многочисленных лиц и составных частей глобальной постмодернистской Империи. Она, прямо согласно Негри и Хардту, в ближайшее время будет делать одно и то же — увеличивать свое влияние, стирая существующие смыслы и идентичности. И спецслужбы США с их системой глобального шпионажа PRISM, и Google, председатель совета директоров которой Эрик Шмидт заявляет, что целью ее персонализированного поиска является ситуация, в которой пользователям компании станет возможно задавать вопросы типа «Что бы мне сделать завтра?» или «Какую работу мне лучше выбрать?», и Бильдербергский клуб, заседания которого без Шмидта не обходятся, являются инструментами глобальной системы разведки, подчинения, контроля и управления этой Империи.

Без наличия принципиальных ответов на вопрос об отношениях с данной глобальной конструкцией невозможно оценивать взаимодействие российской власти с Google или иной глобальной компанией. Факты свидетельствуют о том, что эти корпорации объявили свою «холодную войну» курсу нашей страны на самостоятельность, присоединившись к санкциям против России. В частности, как уже упоминалось, американские компании прекратили свою деятельность в Крыму, и в их числе присутствовала Google.

Украинский кризис дал возможность отбросить многие иллюзии по поводу возможности встраивания России в современный глобальный мир и укоренения либеральной парадигмы развития на ее территории. Однако сила и влияние глобального общества таковы, что самоизолироваться от него никак не получится. Даже Эдвард Сноуден, чтобы донести свое негативное отношение к Google до широкой аудитории, вынужден был давать свое интервью с помощью одной из программ Google, а ознакомление с его информацией произошло в основном с помощью видеохостинга все той же Google…

Сергей Простаков