«Мечелу» грозит принудительная национализация

Крупнейшая горнодобывающая и металлургическая компания страны «Мечел» войдет в число системообразующих предприятий, «плохие долги» которых выкупит государство. Ранее основной владелец «Мечела» Игорь Зюзин уже отклонил предложение правительства обменять долги компании на свои акции. Но поскольку просто выдать частной компании около 400 млрд рублей государство не может, равно как допустить его банкротства и закрытия градообразующих предприятий, аналитики считают, что речь может пойти о принудительной национализации.

Национализация МечелГосударство все-таки планирует спасти крупнейшую горнодобывающую и металлургическую компанию России «Мечел», в составе которой около 20 предприятий, в том числе градообразующих. Министр промышленности и торговли Денис Мантуров подтвердил, что «Мечел» войдет в список системообразующих предприятий. Ранее премьер-министр  Дмитрий Медведев заявил, что системообразующие предприятия «должны получить господдержку без проволочек, в течение двух недель». Среди прочих мер такой господдержки Минфин, МЭР и ЦБ до 30 января должны подготовить предложения о создании банка “плохих долгов” для выкупа проблемных активов кредитных организаций, долгов компаний.

Справка:
ОАО «Мечел» – одна из ведущих мировых компаний в горнодобывающей и металлургической отраслях. Она объединяет производителей угля, железной руды, стали, проката, ферросплавов, тепловой и электрической энергии. «Мечел» – международный холдинг, представленный в 11 регионах России и нескольких десятках стран мира. В его структуре более 20 производственных предприятий. Предприятия работают в единой производственной цепочке: от добычи сырья до производства продукции с высокой добавленной стоимостью. В группу «Мечела» также входят три торговых порта, собственные транспортные операторы. Развитые сбытовые и сервисные сети «Мечела» реализуют продукцию компании на российском и международном рынках.

«Поддержка через банк “плохих активов” может быть оказана любому системообразующему предприятию», – заявил на днях вице-премьер Аркадий Дворкович. Таким образом, государство, скорее всего, выкупит долги «Мечела», который терпит бедствие еще с прошлого кризиса 2008 года. Благодаря этой новости акции «Мечела» выросли в цене сразу на 20%. Впрочем, аналитики отмечают, что акции компании-полубанкрота почти не торгуются, поэтому «разогнать» их на 10-20% не составляет труда. Собственно, «Мечел» сам это и делает, регулярно публикуя на своем сайте новости об очередных траншах по погашению долга. Стоит отметить, что, по сравнению с летом прошлого года, долг существенно уменьшился – с почти 9 млрд долларов до 6,6 млрд в январе этого года. Один из последних крупных платежей пришелся на конец прошлого года банку ВТБ, которому «Мечел», правда, через суд, заплатил 1,3 млрд рублей – это процентная задолженность по валютном кредиту. Впрочем, вряд ли речь идет о выкупе всего долга, который в рублевом эквиваленте составляет около 400 млрд рублей. Самые крупные антикризисные вливания правительства составляют 1 трлн рублей в системообразующие банки. А что касается создания банка «плохих долгов», то на это сумма даже пока не определена.

«Даже если государство и сможет выкупить плохие долги «Мечела», то частично. И сомневаюсь, что оно при этом согласится оставить основной топ-менеджмент предприятия и основного акционера, – говорит старший консультант практики «Промышленность» компании «НЭО-Центр» Алексей Повалюк. – Компании с 2008 года не удается выбраться из долговой ямы, поскольку ранее менеджмент слишком активно и непредусмотрительно брал кредиты для покупки предприятий, большинство которых оказались убыточны. Сомневаюсь, что государство согласится вкладывать бюджетные средства в компанию, расплачиваясь тем самым за столь неэффективное управление».

Об обмене части долгов на акции основного владельца компании председателя совета директоров Игоря Зюзина (ему принадлежит более 67%) правительство и крупнейшие кредиторы вели речь еще с весны прошлого года. На долю Сбербанка тогда приходилось 1,3 млрд долларов, ВТБ — 1,8 млрд и Газпромбанка — 2,3 млрд. Также среди кредиторов ряд европейских и американских кредитных организаций, среди которых Unicredit, ING, Societe Generale (около 500 млн долларов каждый), Fortis (около 300 млн) и Raiffeisen (около 200 млн). Однако Зюзин отверг это предложение, настаивая на прямой конвертации валютных долгов в рублевые. Такой вариант никого не устроил.

Сейчас основному кредитору – ВТБ – «Мечел» должен более 70 млрд рублей и более 170 млн долларов. Компания до сих пор ведет с кредиторами переговоры о реструктуризации долга.

В прошлом году генеральный директор «Мечела» Олег Коржов рассказывал, что компания попала в трудную ситуацию ввиду снижения мирового спроса на сталь и уголь. А все инвестиционные решения принимались как раз с расчетом на повышение спроса, и с этими прогнозами тогда соглашались банковские аналитики, дававшие согласие на выделение больших кредитов. В 2006-2007 годах в металлургии действительно был уверенный подъем. Тогда компания решила реконструировать Челябинский металлургический комбинат, построила рельсобалочный стан, реконструировала порт Посьет на Дальнем Востоке, взялась за проект разработки Эльгинского угольного месторождения в Якутии. И даже за свой счет построила к нему железную дорогу, которую безуспешно пыталось потом продать РЖД. «Мы не рассчитывали, что цены будут такими, банки не рассчитывали, аналитики не рассчитывали, – говорил Олег Коржов.  – Из-за изменения конъюнктуры рынка, закончив почти все запланированные инвестпроекты, мы не получаем от них запланированную отдачу. Если бы цены были такими же, как два года назад, то нам хватило бы денег, чтобы обслуживать долги. Проблема не в неправильных решениях — они принимались правильно, вместе с банками».

Между тем «Мечелу» все же удается как-то договариваться с банками. Например, 5 января компания сообщила о продлении сроков погашения кредитных линий в Московском кредитном банке на сумму 105 млн долларов. Предприятие группы «Мечел» ООО «Мечел-Сервис» подписало соглашение с Московским кредитным банком о продлении действующих кредитных линий на сумму 105 млн долларов до февраля 2016 года. Залоговое обеспечение и процентная ставка остаются неизменными. Между тем за шесть месяцев прошлого года  выручка «Мечела» составила всего $3,4 млрд,  а чистый убыток, приходящийся на акционеров ОАО «Мечел», составил $648 млн. Еще в 2013 году убыток за полгода составлял  2,12 млрд долларов, увеличившись в 3,5 раза. Выручка за 9 месяцев 2014 года составила уже 5 млрд долларов, снизившись по сравнению с тем же периодом 2013-го на 1 млрд долларов.

«Сейчас мировая конъюнктура не располагает к тому, чтобы кто-то согласился реструктуризировать основной долг «Мечела», поскольку темпы роста снижаются и в США, и в Европе, и даже в Китае, – рассуждает аналитик компании «Альпари» Анна Кокорева. – Следовательно, предприятия компании продолжат генерировать убытки, а рассчитываться по долгам возможности не будет, в лучшем случае она сможет только обслуживать их. Мы прогнозируем, что дело дойдет до национализации «Мечела». Государство, конечно, не может оставить без поддержки два десятка их предприятий, среди которых есть и градообразующие. Но с другой стороны, дарить деньги частному лицу тоже не может».

Судя по всему, Игорю Зюзину придется расстаться со своими акциями. Но по какой схеме правительство будет спасать предприятие, пока непонятно. «Во всяком случае, госбанку ВТБ, имевшему в залоге 25% акций компании, не удалось даже в прошлом году ввести своего представителя в совет директоров компании. Не исключено, что речь пойдет о принудительных мерах», – считает Кокорева.

Стоит отметить, что несговорчивый Игорь Зюзин активно борется за сохранение своего пакета акций. Компания в прошлом году активно продавала свои зарубежные активы. Избавилась от металлургических предприятий румынского дивизиона (основная причина уменьшения выручки в прошлом году). Отклонив предложение трех банков обменять долги на акции, Зюзин смог вывести из-под залога еще 14,35% акций компании из принадлежащего ему пакета в 67,42% акций. Сейчас в залоге по кредитам бизнесмена осталось 27,22% акций. Ранее он вывел из-под обеспечения по кредиту ВТБ 17,8% акций «Мечела».

Не исключено, что правительство рассмотрит вариант господдержки предприятия через реструктуризацию его долгов с помощью «Внешэкономбанка». «Но это если только в принудительном порядке, поскольку ранее ВЭБ отказался участвовать в реструктуризации долгов «Мечела»», – считает Анна Кокорева. Действительно, летом прошлого года председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев сообщил, что государство в лице ВЭБа не будет участвовать в реструктуризации долга металлургической компании. План реструктуризации предполагал, что «дочка» компании проведет допэмиссию и выпустит акции на 180 млрд рублей, которые купит ВЭБ. При этом деньги  ВЭБ должен был получить от основных кредиторов «Мечела» — Газпромбанка, ВТБ, Сбербанка и других. Но это предложение было отклонено. «Менеджмент рассмотрел все предложенные варианты реструктуризации компании и ее долга и признал их убыточными для ВЭБа», – заключил Дмитриев.

Александр Лабыкин