“Мы не отступимся от своего суверенитета. Он оплачен кровью”

Сопредседатель Народного фронта Новороссии Константин Долгов рассказал Накануне.RU, как в ополчении восприняли новые минские договоренности.

Утром 12 февраля трехсторонняя контактная группа пришла к соглашению по прекращению военного конфликта на Юго-Востоке Украины, огласив шаги по мирному урегулированию. Итоговый документ состоит из 11 пунктов. Основное обязательство, которое берут на себя стороны – полное прекращение огня сторонами конфликта, начиная с 15 февраля 2015 года. Пункт 2 предусматривает  “создание зоны безопасности шириной минимум 50 км друг от друга для артиллерийских систем калибром 100 мм и более, зоны безопасности шириной 70 км для РСЗО и шириной 140 км для РСЗО “Торнадо-С”, “Ураган”, “Смерч” и тактических ракетных систем “Точка” (“Точка У”)”.

FP7OlX-ICAcПри этом, украинские войска обязаны отвести свои вооружения “от фактической линии соприкосновения” – то есть, от той линии, которая сложилась в результате последних успехов армий ДНР и ЛНР. Ополченцы обязались отвести тяжелые вооружения от линии соприкосновения согласно Минскому меморандуму от 19 сентября 2014 г. Для них ситуация не изменилась. Согласно пункту 3, отвод вооружений будет осуществлен в течение 14 дней после прекращения огня, и будет осуществляться под контролем ОБСЕ. Пункты 5-6 предусматривают амнистию “путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины, а также освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа “всех на всех”.

Пункт 10 предусматривает вывод “всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также наемников с территории Украины под наблюдением ОБСЕ”, а также “разоружение всех незаконных групп”. В отличие от остальных пунктов соглашения, в которых упоминаются Донецкая и Луганская области, данный пункт распространяется на всю территорию Украины. Под него попадают и все иностранные частные военные компании, и формирования вроде “Правого сектора”.

Однако самая важная часть соглашения – это конституционная реформа: “Проведение конституционной реформы в Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов)”.

Сопредседатель Народного фронта Новороссии Константин Долгов рассказал Накануне.RU, как в ополчении восприняли новые минские договоренности и собираются ли в ДНР и ЛНР их выполнять.

Минск II – это, возможно, последний шанс для Украины и президента Порошенко и для центров влияния, участвующих в конфликте на стороне президента Порошенко. Шанс хотя бы продемонстрировать, что с ними можно договариваться хоть о чем-то. Для Порошенко лично это еще и шанс сохранить свою жизнь.

Минск I не получился потому, что украинские представители не имели тогда никакого мандата от Киева. Их полномочия были непонятны, и непонятно было, что они подписали и как кто они выступали. Де-юре это были просто украинские граждане, одни из 35 млн оставшихся. Однако сейчас Порошенко лично поставил свою подпись, и ему будет очень трудно дистанцироваться от этих соглашений. Подписал не просто так, а в присутствии глав Франции, Германии и России. Это очень высокий уровень, и если сейчас Украина будет отступать от подписанных договоренностей, это будет значить, что Порошенко обманул не Донецк и Луганск, а обманул Париж, Москву и Берлин. Если это случится, то это может стать началом конца и Порошенко, и государства Украина.

Если же говорить о содержании документа, то пунктов в нем много, например, пункт об амнистии политзаключенных. При этом речь идет не только о тех людях, которых бросили за решетку не только на территории Донбасса, которая сейчас оккупирована Украиной, но и о тех, кто томится в тюрьме на территории всей Украины. Это позитивный момент. Но раз уж это соглашение о мирном урегулировании, то надо двигаться от одного пункта к другому. Первый пункт – это пункт о прекращении огня. Мы реалисты и мы помним пункт 1, когда Украина обстреляла уже через час после подписания первых минских соглашений наши территории, и мы не удивляемся, что уже через два часа после Минска II бомбы полетели на поселок Октябрь. Ранены три женщины. Но мы заинтересованны в том, чтобы огонь по нашим территориям был прекращен, просто потому, что это первое, о чем нас просто умоляют жители ДНР и ЛНР. Но второе, кстати, требование, которое, как правило, идет сразу за первым, и которое звучит в тысяче писем, личных просьб, обращенных ко мне и моим коллегам: не отдавайте нас назад Украине. “Мы готовы умереть, но не хотим обратно”, – пишут люди.

Суверенитет наш оплачен кровью мирных жителей Донецка и Луганска и ополченцев. Это не пустой звук и мы не готовы поступиться суверенитетом, который достался нам такой ценой, и поэтому никто ДНР и ЛНР не сдаст, не сольет.

Поэтому я предлагаю просто поэтапно двигаться от одного пункта к другому. Первый пункт “прекращение огня”? Ну давайте посмотрим, что из этого выйдет. Второй пункт – отвод тяжелой артиллерии и реактивных систем залпового огня, но любой военный подтвердит, что есть системы, которые стреляют и на 120 километров. Поэтому даже если Украина и отведет на 50-70 километров свои пушки, это не гарантирует нам отсутствие обстрелов.

Я просто напомню: если сильно упростить, то последнее наступление ополчение начало именно потому, что обстрелы мирных городов ВСУ не прекращало, а только усиливало. И сейчас Пески и Авдеевка, откуда били и сейчас пытаются бить по Донецку, это зона активных боевых действий. У них есть “пионы”, которые стреляют на 47 километров. А вообще это не проблема для ВСУ – обстреливать Донецк из Артемовска, Константиновки и Славянска. Последний прилет “Точки-У” нам это ясно показал. Не будем забывать, что, кроме Донецка, у нас есть и другие города, которые ближе к позициям артиллеристов ВСУ, чем Донецк. Фактически, складывается ситуация, что чем дальше мы движемся на Запад, тем чаще бомбят наши мирные города и села, в том числе недавно освобожденные.

Мы также просто не можем забыть о том, что киевская хунта держит в заложниках огромное количество нашего населения на территории Харькова, Днепропетровска, Одессы и так далее.

Кроме того, после Минска I Украина показала себя недоговороспособной стороной, поэтому мы собираемся внимательно наблюдать, как будет выполнять Украина соглашения в этот раз. Другого нам и не остается, потому что никаких механизмов контроля за исполнением договора не предусмотрено. По сути Минск II стал джентельменским соглашением, пусть и с высоким уровнем джентельменов.