Госдеп принял решение посадить Навального

Алексей Навальный вновь угодил в лапы правоохранительных органов. В минувшее воскресенье он был задержан за попытку нарушения общественного порядка в столичном метро во время агитационной акции, направленной на рекламу предстоящего оппозиционного шествия.

Госдеп принял решение посадить НавальногоВ последнее время фамилия Навального появляется в прессе не столько в связи с политической деятельностью оппозиционера, сколько в материалах, больше подходящих для рубрики «криминальная хроника».

Сначала «дело Кировлеса», окончившееся для Навального условным сроком, затем «дело Ив Роше» с тем же итогом для Алексея и реальным заключением для его брата. Но останавливаться на достигнутом Навальный и не думал. Едва успев покинуть зал суда, он, в нарушение режима домашнего ареста, отправился на несанкционированную акцию против решения российской Фемиды по «делу Ив Роше». Был, разумеется, задержан и возвращен домой. Несколькими днями позже, 5 января, он и вовсе заявил, что держать его под домашним арестом незаконно, и срезал электронный браслет ФСИН.

К слову, говоря о незаконности назначенной меры пресечения, Алексей Навальный несколько лукавил. Адвокат Мурад Мусаев по пунктам разобрал приведенные им доводы и доказал, что буква закона судом была полностью соблюдена. Согласился с этим и мосгорсуд, отвергший жалобу оппозиционера на решение о содержании под домашним арестом.

Срезав электронный браслет, Навальный несколько раз покидал пределы собственной квартиры. Гулял за молоком в магазин, ходил давать интервью на радио. А теперь, вот, он отличился нарушением общественного порядка в московской подземке. Складывается впечатление, что Навальный намеренно провоцирует правоохранительные органы и всеми силами старается угодить за решетку. Давайте попробуем разобраться, зачем ему это может быть нужно.

Возможно, оппозиционера мучает совесть, что его брат получил реальный срок, в то время как сам он отделался условным. И таким образом Навальный рассчитывает добиться справедливости, разделив суровую участь своего родственника. Впрочем, куда более вероятны мотивы, не имеющие никакого отношения к совести Алексея.

Быть может, его смущают превентивные меры, которые Россия принимает против возникновения «майдана» местного разлива. Это и действия властей, и народные инициативы. Одно дело кричать в матюгальник «Долой!» в окружении своих сторонников, рискуя разве что прокатиться на автозаке, о чем потом можно выложить репортаж в твиттере; и совсем другое — митинговать, когда через дорогу на тебя дружелюбно смотрят, к примеру, участники движения «Антимайдан». Подобное соседство и пристальное внимание оппонентов не слишком способствуют революционному настрою. Но сторонников своих разочаровывать тоже не хочется, а потому лучше угодить в спокойную тюремную камеру. Вроде и в центре противостояния не оказался, и трусом не выглядишь.

Следующая возможная причина еще более прагматическая. Вдруг не сегодня – завтра западные кураторы начнут торопить и прикажут подстегнуть народный бунт, к примеру, покидав на следующей акции камнями в ОМОН? Мол, толпа почувствует кровь, и протест разгорится на полную катушку. Однако маловероятно, что это допустят, во-первых, силовики, а во-вторых, — народ из числа тех, что революционные идеи не разделяют. То есть бунт задушат, но отвечать организаторам придется уже по совсем другой статье. А у Навального, как-никак два срока, пусть пока и условных. Не лучше ли оказаться за решеткой уже сейчас, чтобы сэкономить время в будущем? Как известно, раньше сядешь — раньше выйдешь.

Также не исключено, что «посадить» Навального решили в Вашингтоне. Если допустить, что заокеанские кураторы оппозиционера имеют на него некий компромат, по сравнению с оглаской которого тюремное заключение кажется ему сладкой долей, то наглость дважды осужденного борца с коррупцией становится понятной. Западу же такой расклад позволит в очередной раз поголосить о «кровавой гэбне» и «узниках совести», вводя на фоне этих воплей новые антироссийские санкции.

Но наиболее вероятным выглядит все же другой вариант. Госдеп, конечно, щедр и на организацию цветных революций денег не жалеет. Но при этом он наверняка требует отчетов. Не финансовых, но указывающих на конкретные результаты. А последними Алексей Навальный похвалиться едва ли может. И ведь не объяснишь, что несмотря на санкции, трудности в экономике и пропаганду в СМИ, большая часть российского народа все равно упорно поддерживает курс, выбранный руководством страны и не одобряет идей оппозиции. Того и гляди разочаруется Вашингтон в Навальном как в паровозе российского протеста. И очередной звоночек может прозвенеть как раз 1 марта, на которое запланировано то самое оппозиционное шествие «Весна», куда Навальный зазывал пассажиров метро.

То, что заказ на его проведение поступил из-за океана, равно как и то, что на акцию возложена миссия зародить волну протестных движений, становится очевидным, если почитать программу шествия. Ее пункты заявлены как альтернатива антикризисному плану правительства и предполагают они следующие основные шаги. В политической части программы речь идет о том, что нужно пустить оппозицию на выборы, прекратить войну с Украиной, предать правосудию отдельных чиновников, отменить цензуру в СМИ, освободить всех политзаключенных, обеспечить независимость судов и децентрализацию власти. Оставим в стороне вопросы, кто мешает оппозиции участвовать в выборах на общих началах, откуда авторы «Весны» взяли, что Россия воюет с Украиной, на каких основаниях привлекать чиновников, что за цензура действует в прессе, в которой, как правило, представлены полярные мнения и так далее. Обратим лучше внимание на то, что лозунги сплошь деструктивные из разряда тех самых криков «Долой!». То есть антикризисных-то шагов не заявлено.

Чуть больше конкретных предложений мы найдем в социально-экономической части программы. Здесь оппозиция требует сократить расходы на ВПК, увеличив финансирование медицины и образования (мы уже писали, почему этого делать нельзя); отменить «бесполезные» контрсанкции, от которых растут цены на продукты (в то время как цены растут от жадности и хитрости продавцов, которыми сейчас активно занимается прокуратура, продовольственное эмбарго стимулирует собственное производство); перераспределить деньги в пользу регионов (что тоже непозволительно в кризисное время из-за большого количества дотационных регионов); прекратить финансовую поддержку госкомпаний (образующих рабочие места и несущих деньги тому же бюджету); отменить решения по конфискации пенсионных накоплений (что и так будет сделано, как только экономическая ситуация стабилизируется).

В общем, антикризисными предлагаемые меры назвать сложно. Зато призывы полностью соответствуют заокеанским методичкам, что мы можем заметить, если сравним их с темами, которые непрерывно мусолит прозападная пресса. Опять же народу чисто эмоционально эти тезисы по душе: медицина и образование — крайне важные и близкие россиянам темы. Это не мое утверждение, об этом гласят соцопросы, проведенные сторонниками Навального в преддверии шествия. «Очень важный слайд и последний из тех, что хочу показать. Темы, которые влекут на улицы «митингующих» (на слайде 67% опрошенных согласились пойти на митинг, если он будет посвящен проблемам здравоохранения, 55% – проблемам образования — Авт.) Обратите внимание, у нас и требования Марша составлены с учетом этих данных. Например, требование сократить военно-полицейские расходы и направить эти средства на развитие человеческого капитала (образование, здравоохранение) — это наше антикризисное решение для двух первых и самых насущных тем», – пишет Алексей Навальный. То есть работает оппозиция на уровне эмоций, поднимает самые «горячие» темы, лишь бы собрать побольше народу, а потом при поддержке этой массовки запустить полноценный бунт. Эта цель не особо и скрывается. Дублирующий твиттер акции в качестве аллюзии к украинскому перевороту так прямо и называется: «Евроманежка».

С тем, что «Весна» – очередной заказ госдепа, вроде разобрались. Давайте теперь посмотрим, насколько удачно он отрабатывается. Аппетиты заявлены неслабые: организаторы грозятся собрать на шествие сто тысяч человек. Поначалу и агитационный подход был запланирован масштабный. «У нас впереди больше месяца на подготовку, и мои представления об организации заключаются в том, что готовить Марш должен не оргкомитет из 10 человек, а оргкомитет из пяти тысяч человек — ядра самых продвинутых и активных, которые займутся активным привлечением людей на Марш», – делился планами Навальный полтора месяца назад. Однако, похоже, и столь массовый оргкомитет не состоялся, и желающие пойти на акцию откликались не слишком охотно. Так что чем ближе дата, тем отчаяннее организаторы шествия пытаются любыми способами собрать хоть сколь-нибудь заметное число участников. В ход идут даже спам-рассылки. «Будем рассылать этот адрес через сервер на около миллиона адресов e-mail по Москве в качестве агитации с сегодня по 25 февраля. Если есть желание и серверные возможности можете присоединяться к рассылке. Много всяких баз есть в наличии», – призывали представители той самой «Евроманежки» в комментариях.

Наверное, попыткой привлечь к акции внимание отчасти обусловлен и давешний выход Навального «в люди». Думаю, оппозиционеру было понятно, что правоохранительные органы проявят к нему внимание. А соответственно, напишет об этом и пресса. План сработал, раструбившие о его задержании СМИ непременно указывали, что произошло оно из-за агитационной кампании «Весны». Однако не помогло и это. Если посмотреть на страничку шествия, то увидим, что даже с учетом пиара в прессе, репостов, анонсирующих марш, набралось меньше трех тысяч на все соцсети. Учитывая, какая часть интернет-революционеров реально ходит на подобные акции, можно прикинуть, что шествие вряд ли наберет заявленные сто тысяч участников даже близко.

Но пиар «Весны» — это лишь побочная цель последней выходки Навального. Вернемся к его навязчивым попыткам угодить на нары. Скорее всего грядущий марш покажет Западу, что Алексей Навальный в качестве организатора местного «майдана» не очень хорош. Особенно наглядно это может получиться на контрасте с акцией движения «Антимайдан», запланированной на 21 февраля, если та соберет куда большее число участников. И неизвестно, сколько еще попыток предоставит Навальному Вашингтон, пока не поставит на нем крест окончательно и не выберет другого кандидата на роль лидера российского протеста. Если же оппозиционер успеет сесть за решетку раньше, чем Запад на него плюнет, то он обретет образ мученика, а за океаном появится упомянутый выше повод заговорить в полный голос о «кровавом путинском режиме». И тогда, выйдя на свободу, Алексей Навальный может рассчитывать на лавры несгибаемого борца и всестороннюю заграничную поддержку вроде той, что сейчас получает Ходорковский. А если повезет, то и вовсе в последний момент, еще до посадки, обретет политическое убежище где-нибудь в Лондоне, как его сторонник Владимир Ашурков. Тогда и о прессинге «кровавой гэбни» можно будет покричать, и баланду хлебать не придется. А из-за границы, как показывает опыт коллег Навального по оппозиционной деятельности, и революцией заниматься комфортнее.

Мария Лисицкая