На грани срыва

Имплементация Минских соглашений приостановлена. Киев отказался выполнять второй пункт (об отводе тяжелых вооружений) на основании того, что до сих пор не выполнен первый.

55454

«Условием для отвода тяжелых вооружений от линии столкновения является выполнение первого пункта минских договоренностей – это прекращение огня (согласно тексту соглашения, отвод тяжелых вооружений должен начаться не позднее второго дня после прекращения огня и завершиться в течение 14 дней – “Эксперт Online”). 112 обстрелов – это не является показателем прекращения огня, поэтому пока что мы не готовы тяжелые вооружения отводить, хотя мы подготовили соответствующие площадки и соответствующая работа по переводу тяжелых вооружений и техники от линии разграничения проведена», – поясняет представитель командования АТО Андрей Лысенко.

Ополченцы тоже частично отказываются от отвода по той же самой причине.

«Отвод вооружения, скорее всего, будет происходить не одновременно везде, поскольку это нереально, а именно по секторам, где будут выполняться условия прекращения огня», – говорит представитель Минобороны ДНР Эдуард Басурин.

При этом они отмечают, что основная горячая точка – Дебальцево – не включена в режим прекращения огня. И что ополченцы готовы прекратить там боевые действия либо после сдачи, либо после уничтожения находящегося в котле украинского контингента. Кроме того они отмечают, что режим перемирия нарушают сами украинские военнослужащие, причем иногда вопреки указам командования АТО.

«Свидетельства радиоперехватов нашей разведки свидетельствуют об отсутствии управляемости подразделений ВСУ со стороны Киева. Прежде всего, это касается так называемых «добровольческих батальонов» «Айдар», «Азов», «Донбасс», «Кривбасс» и других фактически вышедших из под контроля генштаба Украины и открывающих огонь по городам ДНР по звонкам с мобильных телефонов своих так называемых комбатов в Киеве», – поясняет Эдуард Басурин.

Как известно, комбаты а также добровольческие группировки крайне недовольны итогами перемирия, и собираются даже создавать параллельные Генштабу структуры управления для продолжения ведения боевых действий.

Впрочем, в продолжении перемирия не заинтересованы не только они, но и значительная часть украинского политического истеблишмента.

Они стали осознавать, что принятые в Минске соглашения не решают ни одну из проблем Украины и лишь замораживают конфликт на какое-то время. Более того, после его размораживания через срыв соглашения по вине украинской стороны (а пункты документа составлены таким образом, что не сорвать его имплементацию Киев просто не сможет), Украина по причине экономического коллапса и усиления внутренних конфликтов внутри элиты будет слабее и разобщеннее, чем сегодня.

Именно поэтому они пытаются всеми силами сорвать соглашение уже сейчас. В том числе через убеждение Европы начать поставки оружия официальному Киеву. Свидетелем таких попыток стал и корреспондент “Эксперт Online”, присутствующий на форуме «Украина-Европа», организованном польским Институтом восточноевропейских исследований в Лодзи. Многочисленные украинские политики (включая бывших министров иностранных дел Бориса Тарасюка и Андрея Дещицу, депутата украинского парламента Антона Геращенко) пытаются донести до собравшихся европейских депутатов и политологов тот факт, что Путин собирается идти на Киев, но Украиной он не ограничится – следующей его целью является якобы захват Прибалтики и Польши. И что единственной защитой Европы являются украинские солдаты, у которых есть героизм, но техники для борьбы с русскими армадами не хватает. Их грандиозные идеи поддерживают и некоторые европейские и американские политологи.

«У Украины нет больше резервов – все боевые подразделения на фронте. И если падет Дебальцево, то русские войска могут двинуться на Мариуполь, к границам Донецкой и Луганской областей или даже на остальную Украину», – говорит бывший советник министра обороны США а ныне профессор Джорджтаунского университета Филипп Карбер.

По его словам, тяжелое оружие нужно Украине даже в том случае, если перемирие будет действовать – хотя бы для того, чтобы его гарантировать.

«Нужна верификация процесса перемирия, и тут нельзя полагаться на ОБСЕ. У ОБСЕ недостаточно для этого ресурсов. Обеспечить перемирие может только сама Украина, для чего ей нужно поставить ряд тяжелых вооружений», – говорит он.

На резонные заявления европейских депутатов о том, что они не собираются в период действия Минского соглашения поставлять Украине оружие и тем самым начинать третью мировую войну,  приводят лишь к  обидам и обвинениям просителей в недостаточной «европейскости». Автор лично был свидетелем такого рода выговора со стороны Бориса Тарасюка в адрес депутата Бундестага Норберта Спинрата.

Понятно, что более-менее адекватные европейские политики, принимающие решения, не верят в то, что у Путина есть план организовать танковый бросок на Варшаву и Ригу, и несмотря  на все угрозы и обвинения, откажут Киеву в поставках тяжелых вооружений. Однако украинские политики, судя по всему, пытаются разыграть интересную многоходовку. Они воздействуют не столько на органы исполнительной власти европейских стран, сколько на общественное мнение, играя на распространившихся в последнее время антироссийских настроениях и вере в «зловещего Путина». В последствие это общественное мнение окажет давление на власти, и те будут вынуждены пойти на компромисс и поставить Украине если не тяжелое, то хотя бы легкое оружие. Предсказуемую реакцию Москвы можно будет обернуть в свою пользу.

Но у Москвы в этой игре есть свои резоны: одним из плюсов сложившейся ситуации является непонимание Западом «красных линий России» – то есть тех шагов США и Евросоюза, которые Москва будет рассматривать как однозначно враждебные и даст на них жесткий ответ, обострив тем самым ситуацию до неприемлемого для Брюсселя и Вашингтона уровня. Рассуждая в данной логике, российское руководство может рассмотреть поставку стрелкового вооружения как попытку Европы бросить пробный шар, после которого (если Москва не ответит) последуют поставки тяжелого оружия. И, соответственно ответить поставками оружия ополченцам.

Что будет означать окончательный срыв минских переговоров, эскалацию ситуации и не только вынужденную ответную поставку европейскими странами тяжелого оружия украинским властям, но и, возможно, прямое участие отдельных подразделений стран ЕС в украинской гражданской войне.

Сценарий, в котором не заинтересованы ни европейцы, ни россияне, ни Украина как государство.

Геворг Мирзаян