Дойдут ли украинские танки до Москвы?

Украина собирается  увеличить производство танков почти в 25 раз

tanks

В начале февраля с.г. руководство «Укроборонпрома»  заявило, что  планирует в течение двух лет увеличить производство  танков «Оплот» в 24 раза — с 5 до 120 единиц в год.

Эта новость широко комментировалась в украинской прессе. Местные журналисты   с энтузиазмом писали о том, что через несколько лет Украина будет обладать мощными современными  танковыми войсками (по состоянию на 2012 год на вооружении украинской армии находилось 1667 устаревших танков Т-64 и некоторое количество более современных  Т-72 и Т-84). В некоторых комментариях содержались прозрачные намеки на то, что танковая армада в скором времени сможет не только эффективно защищать собственно территорию Украины, но и совершать наступательные операции  в районах далеко за ее пределами. Сообщается, что новая модификация «Оплота», которая получила название «Гайдамак», способна за несколько минут  уничтожить до 50-ти российских танков Т-80 или Т-90. А горячие хлопцы из «Правого сектора» и добровольческих батальонов уже уведомили общественность двух стран, что на таких танках скоро дойдут до самой Москвы.

Заявление руководства «Укроборонпрома» не прошло мимо внимания российских  СМИ, которые  скептически отозвались о технических характеристиках  украинских танков и даже называли их “цинками”.

Как представляется, в оценке планов «Укроборонпрома» следует делать акцент не столько на тактико-технических данных танков «Оплот», сколько на общем состоянии танкостроения в этой стране.

Украинская танковая промышленность, которая представлена  в первую очередь Харьковским конструкторским  бюро по машиностроению и Харьковским заводом  транспортного машиностроения имени Малышева, неоднократно демонстрировала впечатляющие достижения. Завод был одним из лидеров советского танкостроения и  выпускал почти все основные типы танков, находившихся на вооружении в СССР –  Т-44, Т-54, Т-55, Т-64, Т-80, Т-80У, Т-80УД. С заводом связано имя выдающегося конструктора танка Т-34 М. И. Кошкина. В последние годы советского периода  годовой выпуск  танков достиг 800 единиц, в основном Т-80УД.

Харьковское конструкторское бюро в начале 60-х годов разработало самый современный  на тот период  танк Т-64, а в 1995 году –  лучший танк Украины Т-84. На его основе сконструирован танк «Оплот» и вариант этого танка, модернизированный под натовские стандарты, – «Ятаган».

Но все это было в прошлом. Последние достижения украинских танкостроителей относятся ко второй половине  90-х годов, когда в Харькове еще сохранялись остатки промышленного потенциала советского периода. В июле 1996 года был подписан контракт с Пакистаном на поставку 320 танков Т-80УД, который был выполнен к концу 1999 года, т.е. завод производил тогда  порядка  100—110 машин в год.

Начавшееся в 90-е годы разрушение промышленного потенциала украинского танкостроения в конце концов привело к искомому результату. В своем рвении украинские «реформаторы» оборонной промышленности превзошли даже российских собратьев. Имущество  завода активно распродавалось. Уникальные станки были демонтированы и сданы в металлолом. Территорию завода заняли многочисленные  магазины, банки, коммерческие склады, увеселительные заведения. Численность работающих сократились в десятки раз. Коллектив распался: рабочие и инженеры ушли торговать на рынки, охранять магазины и банки, а многие спились от отчаяния и безработицы и ушли в мир иной. Во второй половине  2000-х годов завод перестал производить выплаты в Пенсионный фонд. Стали регулярными задержки выдачи заработной  платы. В октябре 2013 года  компания “Харьковоблэнерго” за неуплату отключила электричество заводу,  а долги завода по зарплате превысили 4,2 млн. гривен[1].

Вот таким образом завод имени Малышева и дошел до нынешнего состояния,  когда годовое производство  упало до  5 танков в год по сравнению с 800 в 1991 году.

Плачевное состояние дел на бывшем флагмане советского танкостроения проявилось в ходе выполнения заключенного в конце  2009 года контракта на поставку в Ирак 420 БТР-4.  С учетом ухода старых кадров в 2011 году  был объявлен  набор дополнительно  400 сотрудников, однако их низкая квалификация в сочетании с утратой традиций и культуры производства поставила выполнение контракта под угрозу. Были сорваны сроки поставки первой партии БТР, часть  машин была возвращена в Украину для устранения  дефектов, иракская сторона наложила на завод  штрафные  санкции.

Та же история повторилась несколько позже. В сентябре 2011 года государственный концерн “Укрспецэкспорт” подписал контракт с правительством  Таиланда о поставках 49 танков “Оплот”.  По сообщению представителя  Минобороны Таиланда,  первая партия должна была поступить  в страну в мае 2013 года, а выполнение всего заказа предполагалось  завершить до начала  2015 года[2]. На деле же первая партия из 5 машин прибыла в Таиланд только 6 февраля 2014 года, т.е. для  выпуска 5 единиц техники  заводу потребовалось почти 2 года! Последнее сообщение СМИ о ходе выполнения контракта датировано концом августа 2014 года, когда гендиректор завода Н.Белов сообщил прессе, что планирует  до октября отправить вторую  партию из 5 танков «Оплот» в Таиланд[3]. На дворе уже февраль 2015 года, но до сих пор отгрузка не состоялась,  и неизвестно,  когда же тайские вооруженные силы получат остальные 44 машины.  Можно  только догадываться, с какими сложностями  столкнулся завод при выполнении заказа.

Киевские власти  спохватились только после начала боевых действий на Востоке Украины. В декабре 2014 года Генпрокуратура Украины провела расследование и установила, что только за период  с декабря 2012 по август 2014 года должностные лица завода продали станки для производства бронетехники и комплектующие к ним на сумму более 2 млн. гривен, сфальсифицировав сведения о непригодности оборудования.

Осенью 2014 года завод был переведен на трехсменный график работы,  и предприятие даже удостоилось визита и похвалы П.Порошенко. «Сейчас вся страна помогает военным, но волонтеры не могут привезти (в районы боевых действий) танки и БТР, поэтому благодарю за ваш командный дух», – цитирует президента его пресс-служба[4].

Конечно,  восстановить производство даже на осколках той базы, которая осталась от советских времен, легче, чем начинать с нуля, но для этого необходимы  несколько условий.

Первое. Нужны значительные финансовые ресурсы. Большой вопрос: где их взять в нынешней кризисной ситуации, когда казна пуста, госбюджет сводится с огромным дефицитом,  только «антитеррористическая операция» ежедневно съедает 5-10 млн. евро, иностранные, да и отечественные инвесторы бегут из страны,  золотовалютные резервы сократились за год почти в 3 раза до катастрофически  низкой величина – 6,4 млрд.  долларов, правительству нечем  оплачивать обязательства по внешним долгам, которые достигли 39 млрд. долларов и Украина стоит перед реальной угрозой дефолта. Даже завершение новых переговоров с МВФ, руководство которого обещает Украине кредит в объёме 17 млрд. долл., принципиально не меняет финансовую ситуацию в стране.

Второе. Нужно оборудование, значительная часть которого является  уникальной  и не выпускается на Западе.

Третье. Нужны кадры, причем не любые, а квалифицированные рабочие и ИТР. Для того, чтобы подготовить их требуется время и организация процесса обучения, включая создание учебной базы и набор преподавательского состава.

Наконец, четвертое. Нужны руководители, способные восстановить производство и наладить ритмичный выпуск качественной продукции.

Последнее условие – далеко не самое простое. Ведь «красных директоров» демократическое политическое руководство страны выдавило из промышленности еще в 90-е годы. Как ни прискорбно для киевских властей, но вряд ли в современной Украине можно найти организаторов тяжелой промышленности, подобных «железным наркомам» советского периода – В.А.Малышеву, Д.Ф.Устинову, Б.Л.Ванникову, А.И.Ефремову и другим. Они за год создавали с чистого листа  новые отрасли промышленности и строили гиганты индустрии, которые  до сих пор составляют экономическую мощь и Украины, и России.  Тот же  директор завода №173 (так харьковский танковый завод  назывался в 30-е и 40-е годы прошлого века) Ю.Е.Максарев осенью 1941 года сумел в кратчайшие сроки эвакуировать оборудование и коллектив  завода на Урал и за 3 месяца наладил  там выпуск  танков Т-34.

Судя по публикациям в украинских СМИ, максимум, на что  способны  «капитаны» украинского бизнеса,  – с помощью коррупционных связей и откатов приватизировать за бесценок то, что создано задолго до их рождения, взвинтить цены на продукцию через картельные сговоры, построить торговый центр и сдать площади в аренду, разработать хитрую схему уклонения  от уплаты налогов и вывода прибыли  в офшорные зоны.

А вот построить новый завод, создать крупное производство тяжелого машиностроения  у современных бизнесменов, – украинских ли, российских ли, –  не получается. В этом контексте вспоминается анекдотичная история известного российского олигарха М.Прохорова. Во время предвыборной президентской кампании в 2011 году он провозгласил о начале «проекта века», пообещав построить крупный завод, который будет производить «народный Е-мобиль». Заявления олигарха были широко растиражированы подконтрольной крупному бизнесу сервильной российской прессой как свидетельство рождения отечественного предпринимателя  нового типа, способного возглавить страну и повести ее к светлому будущему либерализма.    Чем кончилась эта история, всем известно – пшиком. После невнятных объяснений относительно трудности  реализации этой идеи и демонстрации четырех экземпляров «Е-мобилей» стоимостью 250 тыс. долларов каждый, собранных «на коленке»  где-то в сарае на окраине Москвы, олигарх благополучно забыл о «проекте века». Еще раньше, в 1994 году, о своем «проекте века», – создании Автомобильного Всероссийского Альянса (АВВА) с целью строительства  крупнейшего в России автозавода, –  провозгласил тогдашний «генерал» российского бизнеса Б.А.Березовский. Эта история закончилась не так весело, как первая (во всяком случае, для некоторой части российских граждан): обобрав около миллиона доверчивых мелких  «инвесторов»,  Борис Абрамович стремительно укатил с их деньгами в политическую эмиграцию.

Вот поэтому мой ответ на вопрос, сформулированный в заголовке данной статьи, отрицательный. Даже если руководство «Укроборонпрома» и сумеет довести годовой  выпуск танков до 120 единиц, скорее всего это произойдет не раньше, чем  лет через 15, а танковая армада сможет доползти   лишь до первого хутора в  Ростовской области. Дальше же начнут глохнуть двигатели, рваться треки, клинить механизмы поворота башни и т.д. и т.п.

Так что москвичи могут спать спокойно. Как бодливой корове Бог не дает рогов, так разрушителям  он не дает таланта созидания.


[1]http://economics.lb.ua/business/2013/10/24/235604_tankovomu_zavodu_harkove.html

[2]http://dozor.kharkov.ua/news/economy/1135122.html

[3]http://www.rusdialog.ru/news/3670_1409311692

[4]http://economics.lb.ua/business/2014/10/11/2822

Вячеслав Михайлович Холодков