Год войны. Кто развалил Украину?

Украинцы в одночасье перепутали русофобию и нацизм с европейским выбором и до сих пор не могут прийти в себя.

Ровно год назад у Украины был, пожалуй, последний шанс избежать войны, раскола государства и при определенной принципиальности властей и европейских “партнеров” удержать именно “единоУкраину”.

Майдан. Год войны21 февраля представители крупнейших европейских государств стали свидетелями и гарантами выполнения соглашения между президентом Украины Виктором Януковичем и представителями оппозиции. Документ символизировал готовность президента идти на уступки, искать компромиссы для того, чтобы стабилизировать обстановку. Однако через сутки после подписания в стране произошел переворот, а Янукович спустя много месяцев признался, что в тот день чудом остался жив после нескольких покушений. И чтобы ни говорили представители киевского режима и его западные покровители, но именно из-за их агрессивных действий и навязывания позиции всему населению Украину была пройдена точка невозврата. Ровно год назад.

21 февраля 2014 года, спустя ровно три месяца после начала Евромайдана в Киеве, Виктор Янукович подписал соглашение об урегулировании кризиса на Украине. Текст предполагал возврат к Конституции 2004 года, принятой, кстати, в результате Оранжевой революции 2004 года, формирование “правительства национального единства”, расследование актов насилия, совершенных за последние три месяца и т.д. Одним из ключевых требований было также: “власть и оппозиция воздержатся от применения силовых мер”, административные здания будут освобождены, а все незаконное оружие должно быть сдано в распоряжение МВД “в течение 24 часов”. Соглашение подписали Виктор Янукович, Виталий Кличко, Арсений Яценюк и Олег Тягнибок, а засвидетельствовали его главы МИД Германии, Польши Франк-Вальтер Штайнмайер, Радослав Сикорский и чиновник из МИД Франции Эрик Фурнье. Выполнение соглашения всеми сторонами, учитывая интересы мирной Европы, которая бы действительно хотела потушить разгорающийся у ее границ пожар, готовность идти на компромиссы президента, сохраняющего контроль над силовыми структурами, могли вывести ситуацию в мирное русло. Но, как известно всему миру и украинцам, в особенности, во всем виноват Путин, который лично развязал войну на Украине.

Начнем с того, что лично присутствовать и подбивать батальонами ГРУ Януковича и оппозиционеров Путин не мог физически. Было “не до Украины” – на что и сделали ставку “кураторы” евромайдана. В эти дни в Сочи подходила к концу Олимпиада, и за два дня до ее окончания, Россия начала отыгрывать отставание по медалям с тем, а 23 февраля стала триумфатором игр. В этот момент все международное внимание было привлечено к этому российскому городу, в котором в повышенной готовности находилось большое число правоохранителей. Для Владимира Путина и России Олимпиада имела и огромное имиджевое значение. А в логике свидомых – именно Путин коварно готовил план победы на Олимпиаде, чтобы потом “в лучших традициях” приняться за чужие территории. То есть знал уже в январе и феврале, что будет “делить” Украину? Тогда приходится признать, что весь евромайдан – задумка Путина? Или какая-то его часть? Очнитесь. НИ ОДНОГО чиновника РФ на евромайдане не было – Россия принципиально и демонстративно не вмешивалась, пока Нуланд раздавала печеньки, а дипломаты других западных стран ездили туда как на вахту. Это тот случай, когда украинский национализм затмевает трезвую оценку и подменяется лозунгом “европейского выбора”. Мы против России – значит мы более “европейские”.

А что же происходило в Киеве? Соглашение было подписано 21 февраля в 16 часов, в 19 Рада принимает в трех чтениях поправки в Конституцию, что фактически можно начинать началом конституционной реформы. С улиц начинают уходить подразделения “Беркута” и внутренних войск. Но уже в 19.42 активисты Автомайдана отказываются подчиняться соглашению и требуют отставки Януковича (интересно, на каком моменте тут вмешалась ФСБ – когда активисты стали требовать “Януковича в отставку”?) Меньше, чем через 4 часа после подписания документа, когда Янукович свою часть требований начинает выполнять, лидер “Правого сектора” Дмитрий Ярош (не иначе, засланный агент Кремля) заявляет, что не сложит оружия до отставки президента, в 23 часа в Раду вносится законопроект об импичменте, а уже в ночь на 22 февраля вооруженные боевики майдана захватывают здания администрации, верховной рады, правительства и МВД. Неужели “агенты Путина” это были?

И уже в 15.50 22 февраля Виктор Янукович в Харькове заявил о государственном перевороте. То есть, спустя ровно сутки после подписания соглашения в стране произошла смена власти. Прогрессивный Запад закрыл глаза на убийства, незаконный переворот, на свержение президента. И тем самым открыл “ящик Пандоры” для бандеровской Украины. Вдумайтесь – одного слова Обамы с требованием соблюдать демократию, прекратить эскалацию насилия могло бы хватить для того, чтобы предотвратить дальнейший ход событий. Но этих слов не последовало – только лишь слова поддержки свержению власти. Здесь логика свидомых начинает давать еще один сбой. Нацизм (лозунги “Правого сектора” на майдане) и вооруженное насилие – демократичны и уместны, если их ободряет Запад. Более того, 23 февраля представители Госдепартамента США опубликовали обращение, в котором говорилось, что “сегодняшние события могут двигаться нас ближе” к поставленным целям, то есть деэскалации насилия, конституционной реформе и т.д. “Украинский народ должны знать, что Соединенные Штаты глубоко ценят наши давние связи с Украиной и будут поддерживать их, на пути демократии и экономического развития “, – отмечалось в сообщении по поводу недемократичного свержения власти. Другими словами, США полностью признали переворот.

Донецких и луганских “сепаратистов” обвиняют в том, что они захватили административные здания и захватили власть в своих регионах, что является “антиконституционным”. При этом, никто из свидомых не хочет признавать, что сначала была уничтожено все конституционное поле, когда была захвачена администрация президента. То есть – изначально действия донбасских революционеров не были менее законными, чем киевских.

Вообще, Луганская областная администрация оказалась одной из немногих, кто осудил случившиеся в Киеве. В обращении к Верховной раде содержались требования немедленного разоружения всех незаконных вооруженных формирований, а также ряд пунктов, связанных с кадровой политикой, децентрализацией экономических полномочий. То есть, ни о каком “пророссийском сепаратизме” речь и не шло! Более того, в решении ОГА было обращение к генпрокуратуре с требованием провести расследование проявлений сепаратизма местными советами западных регионов Украины и проверить легитимность голосований 20-22 февраля в Раде.

А проверять и расследовать есть что! В Киеве тогда начался настоящий беспредел, в раде устроили “люстрацию” депутатов – их избивали, изгоняли, и парламенту элементарно не хватило голосов, чтобы объявить Януковичу импичмент. Спикер Верховной рады Александр Турчинов был назначен на пост и.о. президента (нет такой должности в Конституции Украины!), да еще и с полномочиями верховного главнокомандующего. Таким образом, он возглавил одновременно законодательную, исполнительную власть и армию. В этот же день был отменен закон о статусе русского языка, а лидер неонацистской “Свободы” Олег Тягнибок заявил о необходимости создания “министерства национального самосознания”, о статусе “неграждан”, об уголовной ответственности за использование русского языка и о визовом режиме с Россией. И это были первые действия “новой влады”, которая тут же объявила, что ни во что не ставит русскоязычное население. Просто опять же констатируем – украинцы снова спутали национализм и шовинизм с европейским выбором.

На фоне этого в ряде городов стали собираться стихийные митинги против госпереворота, а Алексей Чалый призвал севастопольцев выйти на улицы.

Фактически Европа продемонстрировала, что государства Украина не существует, так как де-факто все решения о путях её развития принимаются в Берлине. И, если для продавливания этих решений нужно убить пару-другую сотню человек, и сместить законно-избранного (каким бы он ни был) президента, это не является серьёзным препятствием. Все будет исполнено, как решила фрау канцлер. Не знаю, многие ли будут отчаиваться по поводу того, что указанный статус Украины (который, с моей точки зрения, был очевиден) подтвержден в явном виде. Я не отношусь к числу расстроившихся. Но я не могу допустить того, чтобы в таком положении оказался Севастополь (что случиться с неизбежностью, если ничего не предпринять)”, – написал Чалый.

На улицы тогда вышло несколько десятков тысяч человек, а Чалый был избран “народным мэром”.

А для того, чтобы понять, почему переворот “вдруг” всколыхнул людей на Юго-Востоке и в Крыму, просто нужно вспомнить, что происходило в течение трех месяцев до этого. Начавшийся 21 ноября мирный митинг в знак протеста против приостановки подписания соглашения о евроинтеграции постепенно перерос в постоянный палаточный лагерь. При этом, каждый раз, когда напряжение стихало, “волшебным образом” происходило обострение – либо провокация, либо разгон демонстрантов, либо подписание жестких законов, либо нечто еще. В результате мирный поначалу митинг превратился в настоящую зону боев, где безоружных бойцов “Беркута” забрасывали коктейлями Молотова, били булыжниками, камнями, цепями, атаковали газом и даже из самодельного требушета. Позже киевские власти опубликовали данные, по которым более тысячи правоохранителей было ранено или убито. Тон же задавали бойцы разнообразных неофашистских организаций, с символикой СС, НСДАП, УНА-УНСО, УПА типа “Правого сектора”, “Белого молота”, “Нарнии” и т.д. Только в Киеве, по официальным данным, погибло не менее 75 человек, большая часть – от рук “неизвестных снайперов”. В январе начала поступать информация о том, что в областях западной Украины неофашисты захватывают органы власти, оружие, и к концу месяца сообщалось о нескольких тысячах единиц стрелкового оружия на руках бандитов. Неудивительно, что после того, как переворот был совершен и признан США и ЕС, те, кто не разделяет нацистских взглядов, начали искать возможность защитить себя. В числе таких способов были митинги, создание отрядов народной милиции для защиты памятников и административных памятников. Отметим, что во всех этих действиях, которые настроили против хунты заранее миллионы людей с Юго-Востока и Крыма, Путина тоже сложно обвинить.

Уже 23-24 февраля во многих городах произошли стычки с праворадикалами-активистами майдана с теми, кто не признал “новую владу”. Рада в это время, полностью подтверждая предположения русского Юго-Востока, опубликовала список нового состава правительства, составленный из бывших “оранжевых”, неонацистов и ставленников олигархов. Заодно, стало известно и о том, что будет расформирован “Беркут”. В ряде областей вновь захвачены административные здания. На этот раз не только ОГА, но и милиция, прокуратура, СБУ, налоговая. Несколько человек убиты в результате столкновений с милицией .На западной Украине обстреливают автобусы с иностранными туристами. Аваков заявляет, что “правосеки” войдут в руководящий состав МВД. Депутат Вадим Колесниченко в нецензурных выражениях выступил с заявлением, суть которого была в том, что “Эти негодяи положили начало расколу Украины”. И ни о каком референдуме в Крыму пока нет и речи.

В эти же дни Киев заявил, что возобновляет движение в ЕС, а в интернете появился список требований, которые необходимо выполнить, дабы получить кредит от МВФ. В числе этих требований – повышение пенсионного возраста, отмена специальных соцпособий, увеличение тарифов ЖКХ от 40 до 200%, увеличение налога на транспорт, отмена льгот, дополнительные налоги для аптек и фармакологии, отменить мораторий на продажу сельскохозяйственных земель и субсидии для производителей свинины и курятины. Это те меры, которые были известны уже тогда, а начинают реализовываться сейчас. Одним словом, ради одной только возможности получения $16 млрд Украина должна уничтожить социальную сферу, и целые отрасли сельского хозяйства. Украина сама подписывалась на это, а верила – что идет в Европу. Наверное, и тут стоит поискать руку Кремля – кто бы еще мог придумать такую подлость для евроукраинцев, такой коварный обман? Но тут следует вспомнить, что российский лидер до последнего отговаривал отказаться от уничтожающих условий ЕС и МВФ, а выгоды, которые могла получить Украина от партнерства с Россией, исчислялась минимум $10 млрд ежегодно без предварительных условий подобного рода.

В течение следующих нескольких дней в Киеве происходит ряд событий, которые просто повергают в шок жителей Юго-Востока, они не трактуют события иначе как попытку олигархическо-нацистской хунты силой навязать свою идеологию всей стране. Лидеры “Правого сектора” призывают запретить и уничтожить коммунистов и “Партию регионов”, депутатов Рады избивают каждый день, Аваков признает, что у половины депутатов с собой оружие, другие голосуют по принуждению, либо вообще не голосуют – у них отобраны карточки. В Киеве разгул боевиков майдана, милиция фактически перестает функционировать. По всему Юго-Востоку и в Крыму проходят стихийные митинги, постоянные стычки с “правосеками”, которые едут на восток автобусами и поездами.

И в момент, когда кажется, что на Украине наступил полный хаос, и стоит “поджечь” в Севастополе – и полыхнет пожарище новой войны, президиум крымской рады объявляет референдум. 28 февраля на арене появляются вежливые люди – в аэропортах Симферополя и Севастополя.

1 марта по всему Юго-Востоку проходят массовые митинги – десятки тысяч людей вышли в Луганске, Днепропетровске, Херсоне, Одессе, Краматорске, Славянске, Артемовске, Мариуполь, Константиновке, Кривом Роге, Красном Луч, Свердловске, Енакиево, Стаханове, Попасной, Алчевске, Горловке, Запорожье, Николаеве, Северодонецке, Донецке и практически всех крупных городах Крыма. И даже тут едва ли стоит искать руку ФСБ – прежде политически аморфный Юго-Восток Украины восстал, больше всего за это стоит благодарить новые киевские власти. Они думали, что вершат европейский демократический выбор над “москалями”, а это был нацизм, на который Юго-Восток ответил. И даже тогда речь не шла о сепаратизме. Выражая общие требования, Луганский совет депутатов заявил о начале сбора подписей за всеобщий референдум о федерализации Украины, а также было принято обращение к раде о разоружении незаконных вооруженных формирований, о прекращении преследований бойцов “Беркута”, которые выполняли свой долг, и о восстановлении статуса русского языка, а также запрете профашистских и экстремистских организаций и партий.

Но рада не могла выполнить даже их – “правосеки” и “я же стоял на майдане” диктовали свою волю в Киеве, и – начались массовые репрессии – людей арестовывали, похищали, запугивали и избивали. Еще не прошел референдум в Крыму. И снова украинцы спутали демократию с националистической диктатурой.

1 марта Павел Губарев был избран народным губернатором Донецка, 5 марта его коллегой стал народный губернатор Луганска Александр Харитонов. Позже оба они были похищены СБУ. В это же время эстонский дипломат с беседе с Эштон признает, что на майдане действовали снайперы, подконтрольные лидерам майдана. Киев начинает формировать нацгвардию на основе наиболее боеспособных воинских частей путем отправки к ним “политически благонадежных комиссаров” из числа бойцов “Правого сектора”. Дмитрий Ярош 7 марта заявил, что государство должно вооружить “Правый сектор” “для наведения порядка в стране”.

На фоне всего происходящего, крымские лидеры принимают решение провести референдум не 30 марта, а 16, что и было сделано. В пользу того, что это было правильное, в первую очередь, для обеспечения безопасности жителей полуострова, решение, говорит то, что количество жертв за время митингов, провокаций, подготовки референдума и его проведения можно буквально посчитать на пальцах. За следующий год на территории Донбасса погибло уже по меньшей мере 50 тыс. человек, более миллиона вынуждены были уехать из страны, многие города и села полностью уничтожены, разрушена инфраструктура, оставшаяся еще со времен “советской оккупации”.

Ровно год прошел с тех пор, как еще можно было спасти Украину, однако этого не было сделано. Не Россия в течение 20 лет накачивала украинскую молодежь идеями о Бандере и неонацизме, но, наверное, Россия отчасти виновата в том, что в итоге “свидомые” стали путать национализм с демократией. Не Россия заставляла майданщиков выкидывать в окно только что подписанные соглашения, не Россия толкала Украину в объятия ЕС и МВФ, не она заставлял распродавать военную технику и флот. Украинцы живут как в забытье и отказывают признавать, что все это сделали сами украинцы, а бремя этой ошибки оказалось непосильно велико. Несколько тысяч человек в ночь на 22 февраля разрушили украинскую государственность, создаваемую 23 года, в простой надежде насолить России и пойти в Европу. Не осознавая, что ими двигал национализм. Убери из логической цепочки “свидомых” на любом этапе государственного переворота “клятую Россию” – и что останется? Получится, что “сами накосячили”.

“Приближается годовщина Майдана. Самое время подводить итоги. Помните главные лозунги “майданных” лидеров? Европейские стандарты жизни, реформы, борьба с коррупцией… Ничего не изменилось. Обещали год назад, обещают и сегодня. Так же пафосно, с надрывом. Еще обещали безвизовый режим и беспошлинную торговлю после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. И что же? В результате Кабмин ввел дополнительный импортный сбор. Теперь европейские товары (и без того ставшие недоступными для рядовых граждан из-за девальвации гривни) будут стоить дороже еще на 5−10%. Безвизовый режим так и остался мечтой для украинцев, поверивших сказкам о европейском едином доме. Нам туда вход заказан. Ни в марте 2014-го, после подписания политической части Соглашения, ни в июне, когда была завизирована и его экономическая часть, украинцы не получили возможность беспрепятственно вояжировать по Европе. Так что, дорогие соотечественники, отмечаем годовщину Майдана и делаем выводы”, – отмечает политик Виктор Медведчук.

“С моей точки зрения, тот год был переломным. И если бы тогда Янукович не отменил свой собственный приказ на штурм Майдана, я уверен: у Украины был бы шанс и погибших было бы меньше. Десятков тысяч погибших на юго-востоке Украины можно было избежать. Наблюдая, что сейчас происходит в России, вижу очень много похожего. Одни и те же методы, один и тот же посол США, который занимался у нас развитием неправительственных организаций (Джон Теффт, – прим. Накануне.RU). Считаю: все, что сейчас делается гражданским обществом, чрезвычайно правильно, потому что люди должны защищать свою свободу сами. В результате Майдана проиграли все. Те, кто выходил на Майдан. Все, кто были против Майдана. Все, кто отсиживались дома и думали, что эта беда пройдет мимо. Поэтому ни отсидеться, ни спрятаться не выйдет. И если нам дорог покой и мир, то надо быть готовыми этот покой и мир, и будущее защищать”,– подводит итоги бывший народный депутат, нынешний председатель парламента Новороссии Олег Царев.