Угроза термоядерного взрыва в Лэнгли — 5. Бомба в Лэнгли. Эпилог

Напоминаю, что при расследовании актуальных событий не обладаю обыкновением дожидаться их окончания и прояснения каждой детали, чтобы представить стройную версию, к которой невозможно подкопаться. Важными, тем более драматическими, новостями и версиями делюсь с читателем сразу, а поправки вношу по мере прояснения обстоятельств.

Татьяна Волкова продолжает своё повествование:

OmoKiUHbYMYЧасть 1, Чатсь 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5

Цикл материалов по событиям в Лэнгли писала по услышанным обрывкам разговоров между информированными людьми. В результате цикл оказался несколько сумбурным, и, возможно, некоторым образом сдвинутым по времени, так как публиковала сведения в порядке их поступления ко мне.

Поначалу эти сообщения вызывали понятное недоверие в силу невероятности всей этой истории, но после публикации одним из федеральных агентств новостей основанной на моих материалах, во всяком случае со ссылками на два поста из этого цикла о бомбе в Лэнгли, статьи их шефа редакции аналитики, мы живём в новой информационной реальности — когда правда о самых экзотических проделках могущественных корпораций и спецслужб всё же пробивается на поверхность.

К моим старым источникам присоединились добровольцы из среды читателей. Благодаря их помощи удаётся шире отслеживать происходящее. Теперь эта драма завершилась, благодаря чему появилось немного свободного времени, что позволило привести записи в какое-то подобие порядка.

Вот и начнём по порядку. Отвечу на многочисленные вопросы читателей, как я себе представляю суть этих событий, какие интересы в этом вопросе преследовало ЦРУ и т. п. Здесь не основываюсь ни на каких сообщениях, а на общем видении ситуации.

ЦРУ в этой истории никаких интересов не преследовало. У ЦРУ вообще нет и не может быть никаких интересов. Они выполняют задачи, поставленные правительством через директора, либо заказанные Вангард через того же директора. Отдельные сотрудники, или группы сотрудников, как водится, ещё и работают «налево», на свои собственные интересы.

Вангард, торгующая на мировом рынке «кровавой нефтью» ИГИЛ — об этой торговле я уже вывесила несколько постов — понимает, что долго это продолжаться не может, и опасается разоблачения. Им пришло в голову убить двух зайцев: взорвать своих бизнес-партнёров, т. е. тех руководителей ИГИЛ, которые могут оказаться опасными свидетелями, и при этом заразить большой регион. Поскольку Вангард — организация многопрофильная, им всё равно, зарабатывать на нефти или на ликвидации последствий катастрофы, поставках в зараженную зону и т. п. Как мы постоянно наблюдаем, в их решениях главную роль играют не отраслевые или стратегические интересы, а бухгалтерское сальдо.

Мне не известно, какое количество людей в руководстве ИГИЛ контактируют непосредственно с менеджерами Вангард (или подконтрольных ей нефтяных корпораций), как часто они собираются в одной деревне, и т. п. Полагаю, что планировщики операции такие детали знали.

Так как заряд не стандартный армейский, а собран из компонентов, предоставленных Вангард (предположительно изготовленных на основе или с использованием расщепляющихся материалов, захваченных с подачи ЦРУ «Исламским государством» в университете Мосула — об этом не только я, но и крупнейшие СМИ тоже сообщали в своё время), то Вангард могла получать от ИГИЛ нефть за помощь в изготовлении бомбы.

При этом Вангард получала возможность «подарить» своим людям в ЦРУ бомбу, во взрыве которой можно обвинить ИГИЛ, а также «доказать» наличие в Ираке оружия массового поражения, которое прежде лишь «случайно» не было обнаружено. Ведь после взрыва было бы установлено, что использовались расщепляющиеся материалы иракского, а не американского происхождения. В ИГИЛ служат бывшие генералы Саддама Хусейна, которые могут подтвердить всё, что потребуется халифу.

Не исключено, что получив заряд, халиф Ибрагим намеревался снова выступить с угрозами в адрес Саудовской Аравии, и взрыв, произведённый в другом месте, планировалось продать лидерам королевства в качестве части операции по спасению их страны, святых мест и их лично. Особенно, если бомба изготовлена не в единственном экземпляре.

Халиф Ибрагим уже публично обещал уничтожить Мекку и Медину, и «цена вопроса» в таком случае понятна, хотя количество нулей в сумме остаётся за пределами моего воображения. Таким образом, потенциальных источников дохода от этой операции было несколько, что соответствует обычному планированию компании Вангард.

Обострение ситуации началось с третьей декады января. Когда надёжные и опытные сотрудники спецслужбы, агенты ЦРУ Джонатан Талабани из Отдела специальной деятельности (SAD) Национальной тайной службы (NCS) и Джозеф Куфтаро из Антитеррористического центра/Специальные операции (CTC/SO), также входящего в Национальную тайную службу, получили приказ о применении в специальной операции в Ираке термоядерного оружия, обоим стало ясно, что что-то пошло не так.

Куфтаро и Талабани — американцы во втором поколении, горячие патриоты США. Чтобы наш читатель немного почувствовал себя в их шкуре, и разобрался в мотивах их действий, приведу с купюрами, но всё же обширную выдержку из присланного мне читателем недавнего поста гражданского активиста Майка Адамса «Я скучаю по Америке».

Очень многое в этом крике души американского патриота покажется нам до боли знакомым. Немудрено: Америка смертельно больна, и метастазы этой болезни в начале девяностых были распространены на нашу страну:

«Я скучаю по Америке, где усилия по надзору и наружному наблюдению были направлены на внешних врагов, а не собственных граждан. Я скучаю по Америке, где граждане уважали местных полицейских, как “блюстителей порядка”, а те существовали, чтобы “служить и защищать”. Я скучаю по Америке, где ветераны были в почёте, их привечали, а не осуждали и не оставляли без медицинской помощи. Я скучаю по Америке, где открытая клятва верности Конституции Соединенных Штатов не приводила к тому, что ваше имя попадало в списки отслеживания ФБР. Я скучаю по Америке, где церкви верили в Бога, а не в правительство. Я скучаю по Америке, что победила во Второй мировой войне и сбросила тираническое фашистское правительство во имя свободы и демократии. Сегодня оккупационное американское правительство стало абсолютно тем же тираническим фашистским агрессором и притеснителем, которого когда-то стремилось победить. Я скучаю по Америке, где врачи пытались помочь людям выздороветь, а не брали взятки от фармацевтических компаний, чтобы подсадить больше пациентов на больше препаратов. Я скучаю по Америке, где телевизионные новости были похожи на правду, а не представляли собой замаскированный под новости пропагандистский рэкет Белого дома. Я скучаю по Америке, где при создании некоммерческой организации для рассказа людям о Библии или о Билле о правах, вас злонамеренно не делали мишенью карательных налоговых проверок. Я скучаю по Америке, где только что назначенные представители власти не нарушают Конституцию уже на следующий день после того, как присягнули ей. Я скучаю по Америке, где члены Конгресса читали законопроекты, прежде чем принимать законы. Я скучаю по Америке, где федеральные регуляторы использовались для ограничения мощи глобалистских корпораций, а не вступали с ними в сговор для расширения их власти над людьми. Я скучаю по Америке, где Генеральным прокурором был не спекулирующий оружием уголовный гопник, стремящийся захлестнуть Америку вооруженным насилием, чтобы уничтожить Вторую поправку к Конституции. Я скучаю по Америке, где президент не считал себя диктатором, и не применял указы для навязывание диктовать стране своих незаконных порядков. Я скучаю по Америке, где патриотизм служил признаком чести, а не основанием для обвинения в терроризме. Я скучаю по Америке, где можно было расплатиться наличными без того, чтобы на вас донесли в ФБР как на “подозрительную личность”. Я скучаю по Америке, где ФБР пыталось предотвращать преступления, а не посвящало большую часть своего времени выдумыванию сфабрикованных террористических заговоров, подставляя уличных пьяниц и бездомных наркоманов, чтобы “схватить террористов на месте преступления”. Я скучаю по Америке, где можно было фотографировать правительственные здания в публичном пространстве, не будучи немедленно окружённым вооруженными государственными головорезами, обвиняющими вас в “террористической деятельности”. Я скучаю по Америке, где валюта по-прежнему обеспечивалась золотом, и Федеральная резервная система не могла волшебным образом бесконечно печатать новые деньги в радикальном всемирном бесконтрольном финансовом эксперименте, который пошёл наперекосяк. Я скучаю по Америке, где вы могли вывесить американский флаг на балконе собственной квартиры, не опасаясь проблем. Я скучаю по Америке, где люди получали честную заработную плату за свой тяжёлый труд, а не просто голосовали за того политика, который обещает им право на большую халяву. Я скучаю по Америке, где полицейские не хватали вас, чтобы отобрать все ваши деньги под предлогом диковинных интерпретаций законов о “гражданской конфискации”. Я скучаю по Америке, где ваш голос на самом деле считали, и где выборы не фальсифицировались систематически чёрным ящиком электронных машин для голосования. Я скучаю по Америке, где настоящая правдивая журналистика поощрялась, а не осуждалась.

Прежде всего, я скучаю по Америке, где хорошие, честные, трудолюбивые, говорящие правду граждане не должны жить в постоянном страхе быть обвинёнными, арестованными, заключёнными в тюрьму, оштрафованными или терроризированными их собственным правительством.

Благослови Бог Америку, которая у нас была. Да поможет нам Бог восстановить её снова». Сокращённый перевод из http://www.naturalnews.com/048652_I_miss_America_freedom_tyranny.html от 16 февраля).
Подобную ностальгию по другой Америке испытывает далеко не только Майк Адамс. Джонатан Талабани попал в Отдел специальной деятельности (SAD) Национальной тайной службы (NCS) из Боевой морской особой группы быстрого развёртывания (NSWDG). Люди не стремятся нести самую тяжёлую даже среди прочих «морских котиков» службу — в оП БТМ (6-й отряд) СпН ВМС США — если они в первую очередь думают не о родине, а о себе. Джозеф Куфтаро служил в Антитеррористическом центре/Специальные операции (CTC/SO) — и тоже не в хлеборезке. Силой их туда никто не загонял.

С психикой у обоих всё в норме. Как обеспокоенные, но законопослушные государственные служащие они нашли легитимный способ обойти своё руководство, которому не могли доверять — обратившись в Белый дом, откуда должен был исходить приказ о взрыве водородной бомбы, будь он на самом деле санкционирован государством.

Когда чиновники оправились от услышанного (не знаю, сколько раз в рамках этого процесса им пришлось менять брюки), они потребовали от руководства ЦРУ разъяснений. Результатом стала договорённость между директором Джоном Бреннаном и главой Национальной тайной службы Фрэнком Арчибальдом о том, что Фрэнк уйдёт в почётную отставку, а Джон — в глухую несознанку.

Главу Национальной тайной службы можно убить, но его нельзя уволить без почестей. Человек он небогатый, и, оставшись без пенсии, вполне может обидеться и решить, что «один сидеть не будет». Для заказчиков иракской операции из компании Вангард Груп, стремившихся избавиться, как от ненужных свидетелей, от своих сообщников в руководстве ИГИЛ, и на этом ещё заработать, было важно любой ценой оставить на месте Бреннана, которому была оказана всемерная поддержка, и он поклялся Джеймсу Клепперу, Джозефу Клэнси и Бараку Обаме, что понятия не имел о «самоуправных» художествах Арчибальда.

Ему, конечно, не поверили, но спорить не стали. Прежде Обама уже дважды предлагал директору ЦРУ уйти в отставку, но тот неизменно отказывался, и не было никаких оснований полагать, что согласится на этот раз. Его тоже можно убить, но нельзя просто уволить. Потому что он тоже может обидеться, а уж Бреннан-то тем более «один сидеть не будет».

Было найдено креативное решение. В ЦРУ пройдёт структурная реорганизация, под предлогом которой людей Бреннана (или Вангард, кому как удобнее называть) подвинут. На место Арчибальда назначат бывшего резидента в Кабуле (это отдельная песня, для другого поста), который присмотрит за директором. Я лично убеждена, что справится (пройдоха — пробы негде ставить).

Однако двое обеспокоенных агентов, прекрасно знающих о роли директора ЦРУ, восприняли все эти подковёрные комбинации в поднебесных высях, будто их предупреждение не повлекло за собой никаких результатов. Только так они могли интерпретировать ту малую часть событий, которую наблюдали своими глазами: происходит бюрократическая мышиная возня, но по поднятому ими вопросу меры не приняты. С календарным планом операции Куфтаро и Талабани были ознакомлены заранее. Час «Ч» неотвратимо приближался, а им ничего не говорили. Начальство в своих аппаратных играх забыло о вскрывших проблему агентах.

Вопрос о вывозе «левой», не принадлежащей Вооружённым Силам водородной бомбы — сложная бюрократическая задача. Особенно, когда задействовано столько ведомств, и при этом необходимо соблюдать строжайшую секретность. Куда ни увези подобное изделие — попробуй там объясни, откуда оно взялось, с чем его едят, по какой графе принимать, и где гарантии, что не долбанёт, с одной стороны, и пригодно к использованию либо подлежит утилизации — с другой.

Даже если безопасно и пригодно: где завизированные руководством правила хранения, обслуживания и наставления по применению? Что эта бочка с электроникой снаружи вообще из себя представляет? Не боеголовка, не авиабомба, и даже не ядерный ранец. Термоядерный фугас? Конструкция не утверждённая, компоненты частного происхождения, ни по каким бумагам ничего не проходило, что каким военным спецификациям соответствует — непонятно. Вот бомба и оставалась в Лэнгли, усиливая подозрение Куфтаро и Талабани в том, что операция не отменена.

Беспокойство агентов как за жизнь их родичей на исторических родинах, так и за остатки международного престижа США в случае приведения безумного плана в исполнение, нарастало. С приближением назначенного срока бойцы не видели другого выхода, кроме как начать собственную «операцию», чтобы остановить запланированную, об отмене которой в суматохе никто не потрудился их уведомить. Не исключаю, что в своём стремлении подтолкнуть к принятию разумного решения они намеревались просто попугать начальство — и это в полной мере удалось.

Первое сообщение, свидетельствующее о том, что в Лэнгли происходит что-то неладное, появилось 14 февраля. Тогда сообщили, что въезд на территорию штаб-квартиры ЦРУ (и выезд с неё) перекрыт полицией в связи с демонстрациями протеста против убийств с использованием беспилотников. http://dcindymedia.org/node/521. С ноября 2012 года раз в месяц дороги у Лэнгли рутинно перекрывались из-за демонстрантов на 3-4 часа. Похоже, что к этому мероприятию решили приурочить проверку Секретной службы и начало «чистки рядов». В это время сотрудникам было запрещено покидать территорию разведцентра.

19 февраля была предпринята ещё одна попытка дезавуировать просочившиеся слухи. В интернете в программе http://www.blogtalkradio.com/drakebailey/2015/02/19/wednesday-update-show (начиная с 44 минуты записи) некий профессиональный актёр рассказал утрированную до абсурда версию этой истории, представив её в качестве собственной выдумки, время от времени наигранно посмеиваясь над собой. Некоторые мои читатели в США предположили, что речь идёт о попытке дезавуировать мои посты, но сильно в этом сомневаюсь.

Мои сообщения вывешены раньше, и учитывая, что оппонент контролирует техническую сторону Интернета, они бы потрудились хотя бы фальсифицировать дату выхода «радиопостановки». По всей вероятности, программа была изготовлена на всякий случай, в качестве общей страховки против возможной утечки.

Так или иначе всё прошло относительно тихо, если не считать визита Бортникова, выторговавшего за молчание России ряд преимуществ. Но и в этом вопросе уже достигнуто взаимопонимание, в силу определённого тактического совпадения интересов.

Агенты Джонатан Талабани и Джозеф Куфтаро переведены в относительно безопасное место — в Академию ФБР на территории базы морской пехоты в Квантико.

Директор Национальной тайной службы Фрэнк Арчибальд объявил о своем уходе «после выдающейся карьеры в ЦРУ», — по формулировке слова пресс-секретаря ведомства. Пресса вспоминает его роль в свержении сербского президента Слободана Милошевича, и связывает отставку с сообщениями о внутренних противоречиях в ЦРУ и публикациями о пытках.

Что происходит в привязке к истинной сути этих «противоречий», мы продолжим отслеживать. Не исключено, что вся эта возня способствовала провалу провокации в Харькове, порученной организованной Арчибальдом ещё против Милошевича НПО CANVAS. Как прикажете работать в условиях такой нервотрёпки?

Сегодня ЦРУ официально сообщит о начале «запланированных» структурных изменений. За пределами сообщения останется тот факт, что цель реформ сводится к оттеснению людей Вангард с ключевых позиций в этой организации, и к выдвижению нового директора Национальной тайной службы на роль своеобразного комиссара, приставленного приглядывать за директором ЦРУ Бреннаном.

Бывший директор Центральной разведки и глава ЦРУ Джордж Тенет в своей книге называл нового директора Национальной тайной службы «Грегом В.». Собственно, «Грег» он такой же, как и я, но в любом случае этот персонаж, бывший резидент ЦРУ в Кабуле, заслуживает отдельного поста, на который обещаю читателям выкроить время, несмотря на ожидающееся обострение обстановки на Украине.