Миф о вековой вражде России и Украины воюет с историей – история дает сдачи

Чем дольше длится украинский кризис – тем более популярным является тезис о якобы неизбежной опасности возникновения некой “вечной вражды” между украинским и российским народами.

Тезис, надо заметить, популярен у обеих сторон конфликта – в самых разных вариациях. От прошлогоднего “хита” одной украинской горе-патриотки “Никогда мы не будем братьями” – до глубокоидущих геополитических посылок. Как, например, приписываемого видному американскому русофобу Збигневу Бжезинскому высказывания о том, что Штаты смогут победить Россию лишь тогда, когда навсегда рассорят с ней Украину.

2c581c40236dc3a47a2be824fefd1c4aИнтересно, что и выводы из этого делаются сходные – несмотря на идеологические противоречия.

“Диванные стратеги” с бандеровским душком с помпой рассуждают о том, что “потери лишь сплачивают нацию”. И с садо-мазохистким удовлетворением предрекают, что как только в каждой украинской семье появится убитый на Донбассе сын или муж – тогда уж точно все как один начнут, аки шахиды, бросаться с гранатами под “русские танки”.

Ну или, если пресловутые танки (как и предполагается Москвой) на территорию Украины не двинутся – эти самые “шахиды” толпами бросятся мстить своим соседям, ставшим “заклятыми врагами”, уже на российскую территорию. Можно заметить, что подобные размышлизмы становятся особенно популярными после очередного катастрофического поражения доблестного карательного воинства – тем более позорного, что оно было получено от рук вчерашних рабочих и шахтеров, взявшихся за оружие при защите своей земли.

Однако и с другой стороны подобные выводы популярны не менее. В частности, среди тех, чей девиз уже давно колеблется между “Путинслил” и “Путинвведивойска”. Последнее в немалой мере как раз и обосновывается тем, что чем больше задержка с вожделенным “вводом войск” – тем более “вековечной” становится “вражда между братскими народами”. Точная дата “точки невозврата”, правда, обычно не называется – но подразумевается, что она готова наступить как только – так и сразу. Если, конечно, войска не будут введены – а на землях “страны 404” не будет наведен образцовый порядок.

***

Как же относиться к подобному “алармизму” со стороны озабоченной проблемами дружбы наших народов людей – и надеждам “коричневых” и “звезднополосатых” рассорить нас навсегда?

Как это ни грустно – но и советская, и российская историография, во всяком случае, “ширпотребная”, сама базируется на известном мифе относительно “вековой дружбы” русских и украинцев. Которая на самом деле таковой не являлась. То есть, дружба, разумеется, была – но лишь в отдельные периоды. В перерывах сменяясь враждой большей или меньшей выраженности.

Возьмем самую давнюю историю Киевской Руси – когда деления на русских и украинцев еще не было, но часть территорий, ныне заселенных теми и другими, уже принадлежала русичам. Вот тогда дружили – так дружили, как говорится, “злейшему врагу не пожелаешь”. Реально летопись древнерусской истории начинается с захвата Киева варяжским князем Олегом – и убийством им киевских князей Аскольда и Дира. Князь Игорь был убит древлянами – современными белорусами, его жена, княгиня Ольга, в отместку сожгла их столицу Искоростень, уничтожив большинство его жителей.

Внук Ольги и сын Святослава, Владимир, тот самый, что крестил Русь, будучи новгородским князем, после смерти отца захватил Киев – с помощью тех же варягов и новгородцев. Спустя несколько десятилетий, тот же сценарий повторил уже сын Владимира – Ярослав, прозванный Мудрым. Который, в общем-то, и стал последним правителем действительно единого государства – после его смерти Русь превратилась, в лучшем случае, в “конфедерацию” удельных и постоянно враждующих друг с другом княжеств.

Например, уже сыновья “мудрого” князя дотла сожгли Минск – со всем населением. Но это не помешало им войти в историю с доброй памятью, в качестве завершителей дела своего отца по созданию “Русской Правды” – ставшей первым писаным кодексом законов нашей прародины.

А так “пускали кровь” друг другу не только предки нынешних славянских народов – но и войска соседствующих “уделов”. Собственно, монголо-татарское завоевание Руси стало возможным в первую очередь потому, что князья относились к соседям часто хуже, чем к иноземным завоевателям. И вместо помощи против Батыя только радовались, что конкурента устраняют чужими руками. Пока не наступала и их очередь…

***

Как известно, монголо-татарское иго было свергнуто после централизации Северо-Восточной Руси вокруг Москвы. Не сразу – и не без усмирения слишком уж “независимых” противников этой централизации – но все же. Однако, кроме указанного региона оставался другой кусок Руси Киевской – Русь Юго-Западная. Которая в 14 веке предпочла сменить протекторат Золотой Орды на покровительство Литовского княжества. После чего современная Украина и Белоруссия чаще всего и стали называться “Литвой”.

Отношения этой гипертрофированной якобы “Литвы” с Московским государством были, мягко говоря, натянутыми. Вот только краткий список дат основных русско-литовских войн – не считая мелких пограничных конфликтов. 1363, 1368, 1370, 1372, 1375, 1386, 1394, 1399, 1402, 1405, 1408 годы…

После этого стороны, правда, несколько успокоились – и соблюдали заключенный мир аж до 1487 года. А потом опять сцепились сразу на 7 лет – до 1494. Война 1500-1503 годов закончилась переходом под московский контроль Чернигова. В целом в 16 веке Московское государство и Литва имели между собой 5 крупных войн общей продолжительностью около 20 лет – без учета “боев местного значения”.

***

17 век ознаменовался “Смутным временем” – и участием в нем тогда весьма недружественных России украинских казаков. Пожалуй, самым известным эпизодом этого противостояния был поход отряда гетмана Сагайдачного на Москву в 1618 году – дабы с поляками “воевать” обещанную принцу Владиславу московскими изменниками-боярами царскую корону.

Новый виток противостояния – эпоха после Богдана Хмельницкого. Это и пресловутая “битва под Конотопом”, где крымские татары с забравшим позже лавры победителя гетманом Выговским разбили русский отряд, и стычки с союзником Османской порты гетманом Дорошенко, наконец, всем известное предательство и политический крах гетмана Мазепы.

Что, тогда было мало пролито с обеих сторон крови? Тем более, что ее и в то время куда больше пролили собственные украинские гетманы. Как, например, тот же Выговский – при усмирении восстания Мартына Пушкаря сжегший дотла Полтаву с окружающими городишками, а уцелевших жителей-соотечественников безжалостно продавший в рабство татарам. Руина – она Руина и есть, население Правобережья сократилось за 30 “послебогдановских” лет в 10 раз, причем русские были здесь совершенно не при чем…

***

Пропустим пару веков, в ходе которых, в составе Российской империи, украинские земли пребывали в состоянии похвальной стабильности. Но вот империя в 1917 году рухнула – и началась Гражданская война. В ходе которой Киев только “красные” брали 4 раза. А была ж еще борьба Петлюры со Скоропадским, Белой Армии с Петлюрой, большевиков – с теми и другими.

Другое дело, что по самым смелым подсчетам, в Гражданской активно участвовали от силы 6% наличного населения. Причем, одномоментно – не более 1%. Может, поэтому, когда Советская власть установилась на всей территории СССР – сопротивление ей, в том числе и на Украине, было весьма фрагментарным, малозначимым – и потому быстро подавленным? А остальные, включая украинских большевиков, начали с большей или меньшей охотой “строить социализм”

Спустя 20 лет началась Великая отечественная война. В которой, опять же, вопреки популярным мифам советского времени, “единый советский народ” проявил себя под немцами не всегда красиво. Включая и Украину (и не только Западную) – где во время гитлеровской оккупации были не только партизаны – но и сотни тысяч полицаев, сотрудников националистических “управ” и тому подобные коллаборационисты.

Понятно, что большая часть из них после освобождения от фашистов была если не повешена – то отправлена в сибирские лагеря. А с учетом членов их семей – счет идет на миллионы “пострадавших”. Явно на несколько порядков побольше, чем сейчас можно насчитать погибших “участников АТО”. И что – этот фактор сильно помешал Украине и ее элите быть одним из “столпов” Советского Союза – пока его не развалила своими реформами горбачевская клика?

***

Наверное, вся суть в том, что даже в вышеописанных кровавых разборках их участники почти никогда не доходили до запредельного остервенения. Во время боя – да, друг друга убивали. И города и поселки сжигали, и их жителей в полон угоняли, а то и убивали. Но, как часто говорят герои популярных боевиков перед выстрелом во врага: “Ничего личного – это только работа”. А остались противники живы – глядишь, и вскоре становятся едва ли не лучшими друзьями. А часто – и не “едва ли” – вместе стоя против общих врагов, вроде Карла XII, Наполеона или Гитлера.

Стычки князей Киевской Руси заканчивались тем, что побежденные мирно уживались с очередным победителем – пока его не свергал более удачливый претендент. Видно, как раз с этих времен и произошла пословица: “Паны бьются – а у хлопов чубы трещат”, впрочем, несущая в себе оттенок снисходительности к чересчур уж драчливой непутевой “элите”.

Ну а, скажем, гетман Сагайдачный, разбивший во время похода на Москву нескольких известных воевод и сжегший немало русских городов, уже всего через 2 года начал “зондировать” почву для перехода “сечевиков” под российское подданство. И даже получил во время визита в Москву от царя 300 рублей “на мелкие расходы” – огромная по тем временам сумма, три годовых оклада самого высокооплачиваемого московского боярина и почти сотня годовых зарплат рядового стрельца.

Гетман Выговский, ставший после Конотопской победы губернатором Киева и польским сенатором, был расстрелян поляками за попытки наладить контакты с Москвой. Гетман Дорошенко, после многих кровавых стычек с русскими войсками, в 1675 году сдался им в плен – и был отправлен в Вятку. Но не заключенным – а… воеводой. Повторно женился на русской боярыне – его правнучка Наталья Гончарова стала женой русского поэта Пушкина.

Первый председатель Украинской Центральной Рады Михаил Грушевский после окончательной победы большевизма на Украине продолжал заниматься научной деятельностью – и даже был избран в 1929 году в академики. Мирно умер в 1934 году – хотя в то время НКВД уже начинало массово репрессировать граждан и по меньшим поводам, чем участие в антисоветских структурах.

И даже, вроде бы, многие однозначные антисоветски настроенные диссиденты из Галичины довольно неплохо уживались с коммунистическим режимом. Поэты-писатели вроде Дмитра Павлычко и Владимира Яворивского успешно получали Ленинские премии за воспевание “дружбы народов”. А волынский мальчик Леня Кравчук, носивший бойцам УПА еду в лес, даже дослужился до Второго Секретаря ЦК КПУ – по идеологии, прежде чем стать председателем Верховной Рады и первым президентом уже независимой Украины.

Что ж, как гласит известный афоризм – любая война заканчивается миром. Особенно, если она велась между, как ни крути – но действительно родственными народами. Тем более, если со стороны Донбасса и политически поддерживающей его России она ведется “в белых перчатках”. С немыслимыми в последнее столетие “почетными капитуляциями”, возвращением пленных украинских солдат в руки родных, их лечение в российских госпиталях и прочим.

Конечно, до тех пор, пока “общественное мнение” украинцев будет формироваться местным “зомботелевидением” – Путин вместе с Россией будет и дальше виноват во всех смертных грехах и бедах “незалежной”. Но как только бандеровский режим падет от собственной профнепригодности – думается, одурманенные мозги быстро придут в норму.

Даром, что ли, хунта так панически боится уже не только передач российского ТВ – но даже и просто вопросов его корреспондентов, отказывая им в аккредитации? И, как только СМИ начнут давать правдивую информацию – тут же столь бережно лелеемая “бжезинскими” и их мелкими холуями в “незалежной” “вековая вражда украинского и русского народов” растает, как снег под весенним солнышком.

Естественно, над этим придется немало поработать – да и отдельных “отморозков” только “могила исправит”. Ну так в любом самом благополучном и стабильном государстве и преступность есть – с которой самые профессиональные правоохранители до конца справиться не в состоянии. Но это ж не повод для паники…

Так что опасность фактора “вражды навек” между братскими русским и украинским народами явно преувеличивается – с обеих сторон конфликта. А потому, хотя этот фактор и следует учитывать – сам по себе он не должен быть мотивом скоропалительных решений…

Юрий Сергеев