Украинская школа: Овощизация образования и сознания

dsc_0176_3
Но прежде чем перейти к перлам из учебника и дабы не отвлекаться потом, отмечу еще пару важных деталей, поразивших мое родительское сознание и давших разгуляться подсознанию. Ну вот, например, приложение к пособию «Природоведение», где на карте «Природа Украины» — от Карпат до Крыма наряду с дикими местами, характерными для того или иного региона, почему-то изображен киевский Майдан. Или постоянное прописывание слова «сало» (например, «Сима солила сало»), как будто других слов на букву «с» нет.
Также примечательны периодические выставки детского рисунка — из последних вот «Кобзар i сучаснiсть». Причем, о самом Шевченко, тяжеловесном для 5-7-летних детей (ведь это вам не жизнеутверждающий Пушкин), им не особо рассказывали, отрывков из него не учили. Поэтому я долго билась над сюжетом иллюстрации, которую, к тому же, смог бы воспроизвести мой ребенок. Может, это бредущие к памятнику Тарасу Григорьевичу держиморды (в которые тот с удовольствием бы плюнул), или – если речь идет о привязке к сучасностi – картинка на тему «Как Шевченко обслуживал автопарк олигархов, или на панщині пшеницю жал»? А если бы паны еще и оценили способности своего «крипака» как живописца, то расписывал бы он ногти их любовницам, иначе его, как в тех «Жмурках», «если бы не в ванне утопили, то в камине бы точно сожгли»… Вот вы представляете себе Шевченко в «сучасностi»?
В общем, в результате мы с сыном нарисовали мальчика, читающего «Кобзаря». Но тут возникает другой вопрос: а как космополита Шевченко вообще осилит современный ребенок, если вкладывать в его голову «аффирмации» (утверждения, позволяющие человеку при многократном повторе самонастроиться в определенном ключе, выработать у себя нужню установку – ред.) из новой программы? А есть ли вообще в «Кобзаре» такие слова, понятия и сюжетные линии, которыми нынче пичкают украинских школьников?..
Впрочем, давайте по порядку.
…В учебнике «Буду мову я вивчати» отведен целый раздел семье и «Родовидному дереву» — причем, маниакально, словно по заданной когда-то моде Ющенко. Вот как это выглядит — стихотворение «Хто я»: Хто я, що я? — Хочеш знати? Українка моя мати, Й батько мiй вкраїнець зроду I козацького вiн роду.
…Да ничего я не имею против «козацкого рода» (равно как и цыганского, и албанского, и марсианского), и все бы ничего, но вот учатся на нашей параллели и Давид, и Карина, и Тигран, и Ваня, и очень большие меня берут сомнения насчет их «козацкого» происхождения.
Еще на тему семьи: Якi мама й татко, таке й дитятко. Тоже поразительное утверждение. Во-первых, сразу становится жаль детей из сиротских интернатов, у которых родители или сгинули от пьянства, или бросили их, или сидят в тюрьме. Каково им это читать? Во-вторых, точно так, по мнению свидомой интеллигенции — борцов с «совком» и «сАвецкой оккупацией», считал и Сталин. Разве нет? К тому же, страшно подумать, каких масштабов, меряя детей по родителям, достигнет в ближайшем будущем их люстрация — «дитятко комуняки на гiляку!»
1
Ала-ала-ала Я в окрiп буряк поклала, Олю-олю-олю Додала туди квасолю I цибулю, й бараболю. Не знаю, почему «бараболю», мне кажется, что даже покойная баба Параска называла картошку «картоплей, а не «бараболей». Ну откуда и зачем эта псевдонародность?
Или давайте тогда, изучая русский, сочинять частушки с «хворточкой», «хвартуком», «табуретовками» и для закрепления материала с обязательным «стуло»…
А разного рода «чка-чка, чка-чка, я дочка, й онучка» и вовсе ассоциируются с чем-то вроде «оц-тоц-перевертоц, бабушка здорова, кушает компот». Фу. Примечателен и сельхозпаззл «Собери свинью» (смотри фото), почему-то очень напоминающий Леонова в «Полосатом рейсе». «Тигр в основном состоит из трех частей. Передняя часть, задняя часть, а это, товарищи, хвост. Видно? В передней части находится кострец, подбедерок, грудинка, огузок, далее следует окорок, ну, конечно, голье, ливер, вымя». А, впрочем, ничего удивительного — «сало» пишем и «сало» рисуем.
2
Раздел «Одяг». Так вот здесь вам нет ни «черевик», ни «рукавиць», ни «светра», ни «сорочки», ни «ремiня», ни «плаття», ни других нужных и понятных для ребенка определений предметов одежды — зато есть задание «Намалювати бриль, капелюх та панчохи»… Ага, съели!
3
…Но по-настоящему страшно стало тогда, когда дети приступили к изучению раздела «Зима», и на дом было задано нарисовать «кучугури» и «вiхолу». Оказалось, что первые — это сугробы, а второе — снегопад (там на последней странице ответы). Тут можно воспользоваться хоть Google-переводчиком, хоть любым классическим украинско-русским словарем, но такие определения можно найти лишь с трудом, потому что сугробы — это «замети» (так говорится в повседневной жизни), а снегопад — это привычный уху «снiгопад», а не «вiхола». А «взагали», если жители западных областей и пользуются полонизмами и австро-угорской «говиркой», то какое отношение это имеет к классическому украинскому языку? В конце концов, это же школьная дисциплина, а вовсе не «додаток» к пособию свинопаса.
4
Да, ей Богу, даже если топтаться по аграрным темам, то в ура-социалистической «Песне трактористки» Павла Тычины смысла гораздо больше, нежели в том, что преподается сейчас — «одi, одi, одi — на зеленому городi».
 5
Так и хочется спросить у составителей учебника: ну если изначально был прописан сценарий для свинопасов, желудков и прислуги, хотя и с великой идеей «козацкого рода», то как можно было упустить из вида такую важную национальную традицию как изготовление «первака»? Или как вам больше нравится — «самограя», «буряковки»? Картинки и так подходят, даже переверстывать ничего не надо. Хотя спасибо за упущение. Потому что не знаю, так уж ли повезет последующим первоклашкам…