Химера единой армии

В тихий воскресный день 8 марта 2015 года глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер сделал заявление, в одночасье потрясшее континент. Речь идёт о создании единой европейской армии. Попробуем разобраться, что стоит за этими заявлениями.

Исторически свои армии имелись, к примеру, у отдельных штатов будущих США в ранний период Войны за независимость. Правильнее было бы называть их не армиями, а ополчением; довольно быстро все вооружённые отряды были объединены там под неделимым командованием. Но Европа — совсем другое дело. Если американские колонии этнически и культурно были достаточно однородны и имели короткую историю собственной государственности, то здесь ситуация прямо противоположная. Ликвидация последних остатков национального суверенитета может понравиться далеко не всем.

1425971896_bundeswehr-afghanistan

Хуже того, непонятно, откуда и как будет осуществляться командование объединённой армией в критической ситуации. Например, на что сможет рассчитывать та же Греция в случае конфликта с Турцией, если «единая армия» до того предварительно конфискует её корабли в общий «колхоз». Непонятно также, как будет согласовываться «единая армия» с уже действующими структурами НАТО. Ведь есть члены НАТО, не входящие в ЕС (Турция), и члены ЕС, не входящие в НАТО (Ирландия, Австрия, Швеция, Финляндия).

Показателен тот факт, что инициатива пришла именно из недр такого одиозного ведомства как Еврокомиссия. Начать следует с того, что Еврокомиссия на самом деле никакая не «евро». Это в чистом виде американский надзорный орган в Европе, проталкивающий исключительно интересы США. Все этапы своего существования он торпедировал любые российско-европейские экономические и культурные связи, параллельно всеми правдами и неправдами таща европейцев в объятия американского атлантизма. И вот теперь взялся за дела военные. Логика достаточно проста: европейцам предлагается нести основную тяжесть в грядущей войне с Россией, служить пушечным мясом и оплачивать громадные военные расходы, но строго под американским руководством и к американской выгоде. Есть ли у европейцев воля к сопротивлению такому сценарию, сейчас очень большой вопрос.

Ещё одно страстное желание Вашингтона — перевооружить своих партнёров, которые в последнее время слишком уж сократили свои армии, что при обострении ситуации заставит американцев тратить дополнительные силы, чего им совсем не хочется. Ведь это задача вассала — умирать за господина, а не наоборот. Также Белый дом планирует дополнительно загрузить свой ВПК за счёт европейских заказов.

Впрочем, возможно, что схватка идёт гораздо хитрее, чем принято считать. А именно, имеет место борьба Европы за свою независимость. Не секрет, что институты НАТО полностью подчинены американцам. Поскольку НАТО распустить никто не даст, логично было бы создать собственную систему безопасности, в которой американцев уже не будет, что сделает роль Североатлантического альянса второстепенной. Такой разворот выгоден, к примеру, Германии, которая (как и Япония на Востоке) стремится окончательно перечеркнуть позор военного поражения и оккупации. Тогда общеевропейскими вооруженными силами будет распоряжаться уже не Вашингтон, а Берлин.

Так или иначе, новая структура станет новой головной болью для России, поскольку в своём антирусском порыве Германия и Соединённые Штаты вполне едины, невзирая на все разногласия между собой. Сам факт того, насколько быстро данный проект был подхвачен первыми лицами ЕС и уже вынесен на конкретное обсуждение, говорит лишь о том, что идея давно гуляла по кабинетам. Как и любое серьёзное решение, он сперва дозревал и закреплялся в головах чиновников, но теперь речь идёт явно о конкретных путях реализации.

Как реагировать Москве? Ответы напрашиваются сами собой. Для начала следует использовать остатки своего влияния в Евросоюзе, чтобы аккуратно саботировать проект единой европейской армии уже на начальной фазе. Против неё может выступить та же Греция, по уже упоминавшимся выше причинам. Вопросы могут возникнуть и у остальных. Кроме того, невиданные в постсоветской истории темпы перевооружении Российской Федерации как раз и призваны показать «партнёрам», что Кремль готов к любому развитию событий. Удастся ли этим остудить горячие головы в ЕС и готова ли сама Москва к дальнейшей эскалации напряжённости — вот на какие вопросы ответы мы узнаем в самое ближайшее время.

Также у новой идеи есть и другие подводные камни. Очевидно, что собирание всех европейских армий под одной крышей приведёт к общему уменьшению численности техники и личного состава. Выглядит это примерно так: допустим, у Германии и Франции есть по 10 фрегатов и по 100 танков (на самом деле того и другого там намного больше, но для грубой схемы пойдёт), и для каждой страны в отдельности это вполне приемлемо с точки зрения обороны и экономической нагрузки. Затем две страны объединяются в единый военный регион. Но для обороны их вместе 20 фрегатов и 200 танков уже многовато, и последуют неизбежные сокращения и оптимизации. Нечто подобное мы уже неоднократно наблюдали в прошлом. Самый яркий пример — эволюция вооружённых сил объединённой Германии после слияния ГДР и ФРГ. Сравните численный состав двух армий перед объединением, а затем нынешний бундесвер, и будущее «единой армии» Европы станет более ясным. Маленькие страны смогут вообще отказаться от большей части национальных вооружённых сил: содержать их во все времена было накладно, а теперь и бессмысленно — есть же могучая «единая армия», которая защищает. А тут ещё и арабы с неграми требуют больше льгот и преференций…

Так что логичная идея создания единых ВС ЕС может в итоге родить какую угодно химеру, ни на миллиметр не приблизив европейцев к желаемой цели. Россияне же в любом случае будут пристально наблюдать за трансформацией этого чудовища и направлением его движения.