Умышленное убийство. Кто назвал это реформами?

инвестиции
Украина, как страна победившей революции и восторжествовавшей демократии, второй год подряд погружается в пучину долгожданных реформ. Вот только логику и вектор наших реформ не знала ранее ни одна страна мира, а наш премьер-министр Арсений Яценюк наверняка войдет в учебники политэкономии как автор уникальной методики госстроительства. Правда, стоять он там будет в одном ряду с зимбабвийским лидером Робертом Мугабе в разделе «Экономические катастрофы». На днях правительство, демонстрируя эталонную открытость и, как сейчас принято говорить, «прозористь» поделилось с украинцами экономическими перспективами на 2015 год. Кабинет министров Украины рассматривает три сценария развития экономики Украины. Пессимистический гласит – ждите падения экономики на уровне 12% и 43% инфляции. Оптимистические цифры в 3,5 раза ниже. Но мы же прекрасно знаем, что сей информационный «темник», практически наверняка лично одобренный Стецем, – лишь вершина айсберга тех социально-экономических проблем, до которых нас довела самоотверженная реформация.
Она нас довела до падения экспорта в этом году на 16,6% . А это значит, что он составит $54 млрд., что по сравнению с $63,3 млрд. в домайдановском 2013-ом году выглядит довольно убого. И вы сами понимаете, куда этот потерянный экспорт должен был пойти. Да-да, к тем, с кем у нас при старом режиме один только товарооборот оборот исчислялся цифрой в $50 млрд. Сейчас же уровень кооперации с Россией бьет все антирекорды, зато гордые украинские предприятия безжалостно душат агрессора своей грозной потерей рентабельности, сокращениями и банкротством, развлекаясь мечтами о скором крахе российской экономики. Импорт в текущем году тоже упадет. На 10,7%. Напрашивается вопрос – а где же эффект от сакрального Соглашения об ассоциации с ЕС? Арсений Петрович, мы же почти год как подписали символ нашей революции, ради которого она затевалась. А, не ратифицировали еще до конца… Бывает. А импорт ведь, в отличие от экспорта, куда менее приятный для экономики показатель. Хотя я думал, что хотя бы европейским ширпотребом прилавки украинских магазинов заполонят. Но нет. Прагматичные европейцы, видимо, наконец-то трезво оценили покупательскую способность страны с минимальной заработной платой меньше чем в 50 евро. Зачем стране, в которой самой популярной торговой точкой является секонд-хенд, товары европейских брендов хотя бы третьего эшелона? Но не будем отчаиваться, правительственные реформаторы ежедневно думают о нашей покупательской способности и оценивают ее куда выше наших европейских партнеров, которые просто все еще не «увимкнули для себе Україну». Поэтому при проведении реформ в правительстве опираются на деньги в матрасах, на наш внутренний потенциал, а он, поверьте мне, огромен. Иначе как объяснить повышение цены на тепло на 72%, электроэнергии в 3,5 раза и газа на 280%? Это говорит о главной идее реформ – выкачке ресурсов населения. Люди в новой Украине – главный источник наполнения бюджета, а денег у людей много (кубышки, подушки, чулки). На этом ресурсе, вне всякого сомнения, можно строить новую экономику.
Юрлица, особенно крупные, у премьера в почете. Здесь он любит вспоминать о свободе предпринимательской деятельности и государственной поддержке бизнеса. Вот только крупный бизнес как-то не платит реформаторам взаимностью. За год олигархи-патриоты из страны вывели $8 млрд. инвестиций, а после сокращений без работы осталось 400 тыс. человек. И это только те, кого отследила Федерация работодателей Украины. А потому что напрягаться крупные игроки в условиях кризиса не хотят. Расходы сокращаем (людей – на улицу), доходы – вывозим за рубеж. Страна же, как и прежде, – дойная корова. Для малого же бизнеса «реформирование» идет полным ходом – с 1 июля уже предусмотрен полный переход на кассовые аппараты, вот налоговики разгуляются! Но Арсений Петрович не унывает и продолжает проводить реформы. Правда, я ума не могу приложить, кто ему посоветовал называть реформами выполнение условий сотрудничества с МВФ? Тот, кто сказал, что сокращение социальных расходов это реформа, жестоко обманул нашего премьера. Впрочем, пришедший ему на помощь президент Порошенко уже объяснил украинцам, что если они думали, что реформы – это повышение уровня жизни, то они жестоко ошибаются. Реформами у нас именуется, например, сокращение вузов (с 802 до 317) и школ (на 5%), повышение пенсионного возраста и урезание пенсий работающим пенсионерам. Но настоящий «гвоздь» реформаторской программы Яценюка – переход на страховую медицину. Мне вот интересно как она будет работать в стране, где пенсионер живет на 1-1,5 тыс. грн., а средний работник на 2-2,5 тыс. Сколько ж он себе настрахует, а главное, у кого (схему уже нащупывают)? И это в стране, в Конституции которой написано о бесплатной медицине и образовании.
Учитывая то, что все эти усилия новой власти направлены на получения кредита МВФ, то возникает другой вопрос. По прогнозам украинская экономика не будет показывать роста еще минимум три года. Одного кредита МВФ, ради которого предпринимается такой внушительный комплекс антисоциальных мер, хватит максимум на год (при условии выделения нескольких траншей с интервалом в несколько месяцев). Внимание, вопрос – мы обречены на еще минимум две кампании подобного ура-реформирования? Боюсь, мы их не переживем. То, что исполняет Яценюк, даже глупо называть «шоковой терапией». Потому что в той же Польше Бальцерович на фоне тотального сокращения расходов делал все для стимулирования внутреннего производства. Поляки с лошадки пересели на новое сельскохозяйственное оборудование и стали лидерами аграрного рынка. Яценюк же занимается банальной обрезкой государственного социального дерева на фоне резкого сокращения отечественного производства. Ожидая подачки от МВФ, он загоняет Украину в ситуацию Аргентины и Руанды. Первая дефолтнулась, вторая погрузилась в гражданскую войну. Видимо, Арсений Петрович решился совместить первое со вторым. В мире нет ни одного примера, когда сотрудничество с МВФ привело бы к положительным экономическим преобразованиям. Новые деньги рождают новые обязательства, новые обязательства требуют все новых и новых денег. Внешнее кредитование в условиях постоянной неплатежеспособности – это путь идиота-алкоголика, который думает, что решает свои проблемы, постоянно перезанимая на выпивку.
На что-то большее украинская власть не способна. У нас нет своего Рузвельта, который в условиях тотального коллапса стимулировал внутренний рынок госзаказами под государственные же обязательства. На фоне глухой безработицы он создавал рабочие места под строительство новых предприятий и инфраструктуры. Он выбивал клин клином и в итоге вытянул страну из ямы. Но то Рузвельт, а это Яценюк. Наш президент, гарант и главнокомандующий как-то отдалился от великой реформации, переложив всю ответственность на премьера. Хотя тоже иногда выдает на-гора свежие перлы грядущих экономических преобразований. Вот недавно на заседании Совета Национальных реформ Петр Алексеевич заявил, что он выступает за возвращение к прозрачной и эффективной приватизации. Мне кто-то может объяснить, как в напрочь разворованной в 90-е годы стране, когда было приватизировано (читай-украдено) все и вся, когда сотни тысяч людей остались без работы, а предприятия отправились в сказочное путешествие по маршруту «советское прошлое-металлолом», вообще можно заикаться об этой теме? Но у нас же народ умный, он поймет – проглотит и не подавится. Правда, продавать уже, для того чтобы интегрироваться в мировую экономику, нечего. Разве что отнять и снова продать. Но вот на валютном поприще правительство совместно с Нацбанком действительно показало свою силу и мощь. Только в Украине людей можно заставить радоваться тому, что доллар с 35 грн. опустился до 23 грн. Это тоже можно смело назвать реформой. Ни один же идиот не вспомнит, что еще два месяца назад он стоил 18 грн, в итоге подорожав на пятерку. Но и наша торговля тоже молодец – переклеив ценники, когда бакс был по 35, непреодолимого желания возвращать их на былой уровень после укрепления гривны никто из продавцов не демонстрирует.
Естественно, оно и не появится. Потому что в любой нормальной стране тарифообразование и ценовая политика – это компетенция государства, и хватит пудрить мозги свободным рынком. Есть коридор наценки на рентабельность 10-25%. Пожалуйста, друзья, в этом коридоре и конкурируйте. А брать цены с потолка, вступая в корпоративные сговоры, – это путь Зимбабве и гиперинфляции. Я уверен, в Украине ни один товар не продается по рыночно обоснованной цене. Ни один. И при правильном подходе государства цены можно было бы снизить минимум вполовину. Но есть лобби. И сговоры. Когда десять бензинщиков самовольно спекулируют и устанавливают цену на бензин. Иногда полезно читать старую прессу. Это дает понимание ретроспективы. Ваш покорный слуга на днях нашел журнал за осень 2008 года – самый разгар кризиса. Тогда цена на 95-й взлетела до невообразимой, как тогда казалось цифры, – 5,8 грн за литр. Напоминаю, цена за баррель в то время в среднем была ровно такой же как сейчас, а в 2009-м и вовсе взлетела до 80 долл. Но бензин был по 6 грн. Девальвация, скажите вы? Но скачок цены на бензин был еще до запредельного роста курса доллара. Сегодня же, когда доллар похудел больше чем на десятку, бензин все равно стоит 26 грн. И так практически по всем группам товаров и услуг. Реформа ценообразования и установление единых правил игры на рынке, при которых в двадцать первом веке европейцы бы не разгребали за считанные дни сахар и гречку, – вот это был бы индикатор реальных изменений. Создание рабочих мест в стране с постоянно растущей безработицей – это реформа. Введение прогрессивной шкалы налогообложения для тех, кто на халяву эксплуатирует сверхрентабельные советские промышленные гиганты, купленные за бесценок – это акт социальной справедливости. Создание госсектора, которым может в условиях кризиса обеспечить своих граждан хотя бы базовыми вещами – это антикризисное решение. А мы живем в стране, которая даже собственные ложку с вилкой произвести не может. Заставить нести наказания спекулянтов (валютных, продовольственных) включая высших должностных лиц, которые заработали гигантские капиталы на страхах населения, – это сильное политическое решение.
А раздувать щеки перед камерой, размышляя о «соборности» и «цінностях» – это умышленное убийство собственной страны с помощью медленно действующего яда. Свидетелями и жертвами чего мы с вами все и являемся.