«Миротворцы ОДКБ на Украине: возможности и реальность»

Объективный запрос на расширение ОДКБ и превращение его в евро-азиатский аналог НАТО существует, считает Ростислав Ищенко.

Генеральный секретарь Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ) Николай Бордюжа 19 марта сообщил о готовности в случае принятия СБ ООН соответствующего решения, предоставить миротворцев ОДКБ для наведения порядка на Украине. Понятно, что заявление носит политико-дипломатический характер, и на данном этапе не предполагает практической реализации. Сам механизм принятия соответствующего решения Совбезом ООН настолько сложен и труднореализуем, что у Украины как государства есть все шансы окончательно исчезнуть раньше, чем данный вопрос будет хотя бы поставлен на обсуждение.

f_4f576218c67ae

Тем не менее, заявление Бордюжи не может быть недооценено. Фактически, ничего не говоря напрямую, не задействуя государственных чиновников и, таким образом, избегая претензий в свой адрес, Россия дала понять, что может использовать ОДКБ ровно так же, как США использовали НАТО.

С середины 90-х годов Вашингтон отработал схему, в которой сразу за принятием СБ ООН решения о необходимости провести миротворческую операцию (или предотвратить гуманитарную катастрофу) США и НАТО объявляли, что только они имеют необходимые силы, опыт и волю, и начинали, произвольно трактуя резолюции Совбеза, карать и миловать стороны конфликта по собственному произволу.

В заявлении Бордюжи легко читается, что если Совбез рискнет принять резолюцию, констатирующую необходимость введения миротворцев на Украину, российские миротворцы под эгидой ОДКБ могут появиться там раньше, чем остальной мир почешется.Отрадно, разумеется, что ОДКБ начинает выходить за узкие рамки борьбы с контрабандой наркотиков, терроризмом и нелегальной миграцией. Это все, конечно, важно, но в рамках военного блока выглядит как стрельба из пушки по воробьям. Для решения данных проблем существуют спецслужбы и полицейские структуры. Но сегодня для ОДКБ акцентирование внимания на миротворческом потенциале, даже с таким подтекстом, как в данном заявлении Бордюжи, – вчерашний день.После того, как процессы интеграции на постсоветском пространстве достигли уровней Таможенного союза и ЕАЭС, а в особенности после того, как экономическая интеграция стала перешагивать бывшие советские границы, создание параллельных политических и военных структур перешло в разряд насущной необходимости – и стало вопросом времени (желательно ближайшего), а не принципа. По факту ОДКБ из аморфной организации, обеспечивающей безопасность постсоветского пространства от угрозы воинствующего ислама, распространявшегося в Центральной Азии с начала 90-х годов, должна превратиться в полноценный военный блок, защищающий глобальные интересы создающегося евро-азиатского экономического объединения.Намеки на такую роль ОДКБ появились уже в 2012 году, когда переговоры о вступлении в организацию начал Египет (после перерыва они продолжаются до сих пор). В 2013 году аналогичные переговоры начала Индия, правда, почти сразу их приостановила. Наконец, в декабре 2014 года переговоры о вступлении в ОДКБ начал Иран.

Надо отметить, что все три эти страны являются крупными региональными игроками, при этом Индия и Иран претендуют и на глобальную роль. То есть потенциальные партнеры рассматривают ОДКБ не только как механизм гарантирования безопасности и защиты экономических интересов на пространстве от Северной Африки до Дальнего Востока, но и как средство реализации глобальных политических амбиций.
Дальше возникают вопросы.

Во-первых, расширение числа участников, увеличение веса и рост возможностей ОДКБ выгодно всем его членам, в том числе и России. Но необходимо понимать, что вхождение в его состав таких держав, как Индия, Иран и Египет снизит возможности России по контролю данной структуры. Конечно, Москва останется главным военным зонтиком ОДКБ, и ее слово будет решающим. Но проще убедить в необходимости поддержать российскую позицию Таджикистан (чье существование обеспечивается наличием на его территории российской военной базы) или Армению (для которой база России служит дополнительной точкой опоры в подмороженном, но готовом в любой момент взорваться карабахском конфликте), чем ядерную Индию, обладающую одной из крупнейших и хорошо вооруженных армий мира, или Иран, успешно противостоящий американской группировке в Персидском заливе.

Во-вторых, между азиатскими государствами – партнерами России немало глубоких противоречий, неоднократно приводивших в последние 50 лет к войнам между ними. Только на поверхности лежат неоднократные индо-пакистанские и индо-китайские конфликты. Китай, принципиально избегающий вступления в любые военные блоки, может воспринять расширение ОДКБ как угрозу своим интересам в Азии. Совместить интересы Индии, Пакистана, Ирана и Афганистана в рамках одного военно-политического объединения не легче, чем снять армяно-азербайджанские противоречия. Ни первое, ни второе пока никому не удалось сделать.

Таким образом, объективный запрос на расширение ОДКБ и превращение его в своего рода евро-азиатское НАТО существует. Но клубок интересов, претензий и противоречий, требующих согласования, крайне велик. Проблема эта тем сложнее решаема, что НАТО создавалась как организация, в которой США предоставляли партнерам услугу по предоставлению военной безопасности, а те подчинялись их политическому диктату. В рамках же ОДКБ совершенно очевидно возникнет несколько центров силы.

Впрочем, успешное согласование противоречий в рамках Таможенного союза и ЕАЭС дает надежду на то, что наработанный опыт позволит и в рамках ОДКБ найти приемлемые решения. Во всяком случае, до сих пор ни одно экономическое объединение не обошлось без военно-политической крыши, а на пространстве Евразии ОДКБ является единственной работающей (хоть и не в полную силу) структурой коллективной безопасности.

В условиях резкого обострения международной обстановки и ускорения течения геополитических процессов, если ОДКБ не выйдет из полусонного состояния и не найдет для себя нишу в новой глобальной системе координат, то она повторит судьбу Западноевропейского союза, исчезновения которого в 2012 году никто не заметил.

Но свято место пусто не бывает, и если нишу структуры евро-азиатской безопасности не займет ОДКБ, такая структура все равно будет создана, только роль России в новой структуре будет ниже, поскольку в ОДКБ принимает она, а во вновь созданную структуру ее будут принимать наравне со всеми.

Ростислав Ищенко
президент Центра системного анализа и прогнозирования