ОПЕРАЦИЯ «ХОДОР» или КАК РОСТОВЩИКА ХОТЕЛИ СДЕЛАТЬ ПРЕЗИДЕНТОМ РОССИИ

U-Qk0nP_LuU
Когда Ходор «откинулся» с сегежской «зоны», он, как чисто конкретный пацан, кинул лохам объяву, что всё, век воли не видать, но в политику, он больше – ни ногой! Вот как сообщили об этом западные газеты в декабре 2013 года:

«На большой пресс-конференции в Берлине, в музее Берлинской стены у бывшего КПП «Чекпойнт Чарли», Ходорковский объявил, что после обретения свободы, у него нет планов заниматься политикой или спонсировать российскую оппозицию. Он намерен сконцентрироваться на общественной деятельности, в том числе на освобождении политических заключённых в России».

Многие тогда понимающе закивали. Мол, да, хватит, намаялся бедолага в «борьбе с режымом». Но авторитеты, знающие ситуацию изнутри, посмеивались: «Кто ж ему даст филонить?! Дядя Jacob с дедушкой Henry, что ли? Неет, вложенные бабки придётся отрабатывать…».

И ведь как в воду глядели! В сентябре 2014, бывший сиделец, заявил о претензии на роль оппозиционного «лидера», объявив о реанимации проекта «Открытая Россия», которая, как он себе таки думает, должна “…помочь консолидироваться той части российского общества, которая разделяет европейские ценности”.

Сообщение об этом эпохальном событии, тут же облетело земной шар. Это был знатный пиар! В нём, во все лопатки, синхронно трудились акулы пера не просто крупных газет, а главных западных «формирователей общественного мнения» – Deutsche Welle (Германия), The Guardian (Великобритания), Le Monde (Франция) и, конечно же, New York Times (США). И «кто-то» оплатил все эти фанфары!

Здесь нужно сказать несколько слов о том, что такое «Открытая Россия». Как сообщал «Коммерсант» в марте 2006 года http://www.kommersant.ru/doc/659096 , межрегиональная общественная организация (МОО) “Открытая Россия”, создана в декабре 2001 года группой физических лиц, в основном акционеров НК «ЮКОС». Среди учредителей — Ирина Ясина, Владимир Дубов, Илья Ломакин-Румянцев, Василий Шахновский. Председателем правления этой МОО стал Михаил Ходорковский.

Но газета «Коммерсант», упустила одну деталь. Можно сказать, сущую «мелочь». В состав правления «Открытой России», помимо Ходорковского, вошли великие «просветители и благотворители» современности. Такие, как Генри Киссинджер (Henry Kissinger) и Джейкоб Ротшильд (Jacob Rothschild) https://ru.wikipedia.org/wiki/Открытая_Россия . А презентация «проэкта», проводилась не в Москве, а в библиотеке Конгресса США (http://www.telegraph.co.uk/comment/personal-view/3607..).

При выборе названия новой общественной организации решили не мудрить, а просто скопировали его часть с родственной структуры другого известного «филантропа» Джорджа Сороса (настоящее имя Георгий Шварц) – «Открытое общество» («Open Society Foundations», со штаб-квартирой по адресу: 224 West, 57th Street New York, NY 10019, United States).

Да и правда, чего особо заморачиваться! Для русских и так сойдёт. В рекордно короткие сроки, были открыты десятки филиалов «Открытой России» в большинстве регионов страны. К концу 2003 года, их насчитывалось 47, а количество НКО, которых она финансировала (это – очень интересный момент), равнялось 53.

В США живёт и работает Фредерик Уильям Энгдаль (Frederick William Engdahl) – американский экономист, журналист, писатель, политолог и аналитик в сфере геополитики. Автор известных книг: «Мифы, Ложь и Нефтяные войны» и «Век войны: англо-американская Нефтяная Политика и Новый мировой порядок».

Ф. Энгдаль закончил Принстонский университет (США) по специальности «Политика», защитил докторскую диссертацию в области сравнительной экономики в Университете Стокгольма, более 30 лет занимается вопросами геополитики и геостратегии (официальный сайт: http://www.engdahl.oilgeopolitics.net/).

Вот его мнение относительно характера деятельности Ходорковского, настоящих целей его «общественной организации» «Открытая Россия» и стоящих за ними «благотворителей и просветителей»:

«…реальное преступление Михаила Ходорковского состоит не в воровстве активов России за гроши в эру бандита Ельцина. Его реальное преступление состоит в том, что он был ключевой фигурой в специальной операции Запада по демонтажу и разрушению того, что ещё оставалось в России от функционирующего государства».

«…преступлением, за которое Ходорковского посадили за решётку, было то обстоятельство, что он был уже в середине пути по реализации государственного переворота при поддержке США, чтобы захватить российское президентство на запланированных 2004 российских выборах. Он был в процессе использования его огромного богатства, чтобы купить достаточно мест на ближайших выборах Госдумы, чтобы изменить российские законы относительно формы собственности нефти в земле и трубопроводов, её транспортирующих».

«…во время расследования дела «ЮКОСа», обнаружилось, что Ходорковский тайно подписал контракт с лордом Ротшильдом не для того, чтобы поддержать русскую культуру через фонд «Открытая Россия», а на случай его возможного ареста (Ходорковский знал, что играл в рискованную игру, пытаясь совершить переворот против Путина), чтобы 40%-я доля его акций «ЮКОСа» перешла в руки лорда Ротшильда» (http://www.voltairenet.org/article168007.html).

Примерно об этом же, 02 ноября 2003 года, писала и американская «The Washington Times» http://www.washingtontimes.com/news/2003/nov/2/200311.. , которую трудно заподозрить в симпатиях к России и Путину.

Теперь, агент – «оппозиционэр», как бэ случайно, поселился в Швейцарии, на арендованной за 11,5 тыс. швейцарских франков в месяц, вилле с видом на Цюрихское озеро, на другом берегу которого, в славном городе Цюрихе, по адресу: Zollikerstrasse 181, 8022 Zurich, тоже как бэ случайно, находится Rothschild Bank AG «дяди» Джейкоба. И он, безусловно, не имеет ни малейшего отношения к выбору нового места жительства «племянника» Михаэля.

О «российском периоде» деловой и политической активности бывшего «олигарха», уже много чего написано и сказано. В начале 2000-х, был поднят шквал восторженных выступлений либералов о том, что Ходорковский – образцово-показательный российский «self made man» крупного бизнеса и большой политики. И что никто не достоин кресла Президента России так, как этого достоин он.

После ареста кумира в октябре 2003 года, в адрес Путина, правительства и правозащитных организаций, посыпались коллективные письма за подписями самых известных представителей либерального политического крыла и сочувствующей им интеллигенции, с требованиями «немедленно освободить», «пересмотреть решение», «прекратить политическое преследование» и т.д.

Было время, когда произнесение мантры: «Владимир Владимирович, отпустите Ходорковского!», стало своеобразным политическим ритуалом и способом распознавания «свой – чужой». Фамилии политиков, активистов, правозащитников и деятелей культуры, чаще всего мелькавших вокруг этой темы, давно всем известны.

Проанализировав разрозненную информацию российских, европейских и американских источников (особенно полезными оказались англоязычные), нетрудно понять, что для Ходорковского, всё началось в конце 80-х, когда дальнейшая судьба СССР была уже предрешена в рамках геостратегического плана «Анаконда», и у «группы игроков», появилась острая потребность в новых надёжных кадрах, которые неминуемо, как тогда казалось, придут «рулить» Россией, чтобы она двигалась туда, куда надо.

«Международные игроки» были готовы вложить в этот долгожданный проект по-настоящему большие деньги, но под гарантии того, что за эти «политинвестиции» будут отвечать свои (во всех смыслах этого слова) люди. И, в результате кропотливой селекционной работы кураторов и координаторов «Перестройки», такие люди были найдены, и на них была сделана ставка.

Так в России появились главные «капитаны российского бизнеса» – Борис Березовский («ЛогоВаз»), Михаил Ходорковский («Менатеп»), Михаил Фридман («Альфа – Групп»), Пётр Авен («Альфа – Групп»), Владимир Гусинский (Группа «Мост»), Александр Смоленский («СБС-Агро», «Банк Столичный»), Виталий Малкин («Российский кредит») и ещё 3-4 «внезапных» миллиардера, в мгновение ока взявших под контроль более 50 % российской экономики и получивших право влиять на принятие важнейших политических решений в России, при полном одобрении Ельцина.

Кто-то, как Березовский, «оседлал» автомобилестроение и Центральное телевидение бывшего СССР, кто-то, как Гусинский, банковскую сферу и новые электронные СМИ, а кто-то, как Ходорковский – финансы и нефтедобычу с последующей переработкой. Но всех их объединяла одна характерная черта – они первыми стали использовать в «промышленных масштабах», зарубежные оффшоры (Кипр, Гибралтар, Мэн и др.) для ухода от уплаты налогов в России.

При расспросах о том, на чём он заработал начальный капитал, Ходорковский часто рассказывал умилительную историю об «импорте и сбыте компьютеров», «варке джинсов» и т.п.. Но, как выяснилось впоследствии, возглавляемый им Центр научно-технического творчества молодежи (НТТМ) при Фрунзенском райкоме ВЛКСМ города Москвы, «настоящие деньги» зарабатывал на продаже поддельного алкоголя и обналичивании денежных средств, переводимых предприятиями по безналу, на оплату выполнения производственных заказов приглашёнными специалистами.

Чтобы обойти действовавшие в то время ограничения, предприятия пропускали свои заказы через центры НТТМ, выплачивая им комиссионные – вначале 90 %, но постепенно, с ростом предложения этих услуг, суммы комиссионных снизились. Ходорковский и его коллеги занялись обналичкой одними из первых и уже в 1988 году, суммарный оборот торгово-посреднических операций их компании составил 80 млн. (!) советских рублей.

Вот как понятие «обналичка денег» или «обнал», трактуется в электронной энциклопедии: «Распространенное в России в 1990-е годы, сленговое название действий, совершаемых хозяйствующими субъектами с целью уклонения от уплаты налогов и получения т.н. «чёрного нала», не отражённого в официальных бухгалтерских документах.

Распространенным способом незаконного «обнала» денежных средств, является совершение фиктивной сделки, предметом которой служит обязанность исполнителя выполнить работы, оказать услуги, либо осуществить поставку товаров заказчику, которая фактически не исполняется. Зачастую, в основу такого обналичивания, входит использование подложных документов».

Немецкая газета «Frankfurter Rundschau», назвала эти операции «сделками сомнительного характера с деньгами, предназначенными для расчётов между государственными предприятиями, которые наряду с импортом компьютеров и фальсифицированного коньяка, а также уловками с валютой стали основой богатства Ходорковского».

В 1989 году, благодаря знакомствам в Госбанке СССР, Фрунзенское отделение Жилсоцбанка СССР и НТТМ Ходорковского, учредили Коммерческий инновационный банк научно-технического прогресса. Через год банк, выкупив у Моссовета Центр НТТМ, переименовался в Межбанковское объединение “МЕНАТЕП” (“МЕжотраслевые и НАучно-ТЕхнические Программы”). Затем банк акционировался и стал называться Международным финансовым объединением “МЕНАТЕП”, так как, уже имел в своих активах швейцарскую компанию.

В 1990 году, “МЕНАТЕП”, одним из первых среди коммерческих банков России, получил лицензию на проведение валютных операций и стал активно в них участвовать. В то же время, банк стал продавать свои акции населению (за 30% от номинала), а также раньше других начал использовать для этих целей телевизионную рекламу. Польстившиеся на менатеповские акции граждане, так и не увидели ожидаемых дивидендов, но на этих «физлицах», банк заработал 2,3 млн. рублей.

После смены советского правительства на российское, Ходорковский и его первый зам Леонид Невзлин, стали экономическими советниками премьер-министра России Ивана Силаева и наладили отношения с тогдашним министром топлива и энергетики Владимиром Лопухиным.

Как следствие, банк “МЕНАТЕП” получил разрешение обслуживать счета Министерства финансов, Государственной налоговой службы, а позже и государственного оружейного экспортера – компанию “Росвооружение”.

Вскоре, Лопухин свёл Ходорковского с главными нефтяниками и газовиками России. В частности, именно тогда глава “МЕНАТЕПа” познакомился с Виктором Черномырдиным. Заручившись всеми мыслимыми связями во властных структурах, “МЕНАТЕП” раскрутился до того, что стал предлагать наиболее обеспеченным клиентам не только финансовые услуги, но и лоббирование их интересов в правительстве.

Ходорковский, оказался самым продуманным и амбициозным из всех т.н. «олигархов», что, в итоге, привело к тому, что где-то на рубеже 1992 – 1993 годов, на него была сделана ставка уже не только как на перспективного бизнес – протеже в сфере добычи российских углеводородов, но и как на будущего политика федерального уровня. После этого, был дан старт проекту «ЮКОС».

Государственная нефтяная компания «ЮКОС» была создана 15 апреля 1993 в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации № 354, подписанного Виктором Черномырдиным. Первоначально в уставный капитал ЮКОСа были внесены контрольные пакеты акций нефтедобывающего предприятия «Юганскнефтегаз» и нефтеперерабатывающих заводов: «Куйбышевский НПЗ», «Сызранский НПЗ, «Новокуйбышевский НПЗ, а также восьми сбытовых предприятий в Центральной России.

Статус государственной, НК «ЮКОС» сохраняла до декабря 1995 года, когда в результате залоговых аукционов, компания перешла из-под контроля государства под контроль группы «МЕНАТЕП» Михаила Ходорковского. При этом, ранее, в банке «МЕНАТЕП» правительство разместило 120 млн. долл., которыми, затем, банк кредитовал государство.

23 декабря 1996 года, всё ещё остававшийся за государством 33% пакет акций «ЮКОСа» был выставлен на конкурс по стартовой цене 160 млн. долл. с инвестиционным условием – в течение 1996—1998 годов победитель конкурса обязывался инвестировать в производство 200 млн. долл. Победителем конкурса стало ЗАО «Монблан», входившее в группу «МЕНАТЕП». Цена, предложенная «Монбланом» за пакет акций, равнялась 160,1 млн. долл., что превысило стартовую цену лишь на 100 тыс. долл.

На этом, «изящное» превращение государственной нефтяной компании в частную собственность Ходорковского и ещё 6 человек, было завершено. Но его главные компаньоны, не собирались пополнять налогами российскую казну. И здесь к процессу «оптимизации» финансовых потоков новоявленной НК, был подключён многократно проверенный специалист и владелец собственной юридической фирмы Curtis & Co, Стивен Кёртис (Stephen Curtis).

Чтобы понять масштаб юридической деятельности г-на Кёртиса, достаточно назвать имущество, которым он уже владел на праве собственности к моменту знакомства с Ходорковским: замок 19-го века в Дорсете, пентхаус в Лондоне, собственный самолет и частный вертолет Agusta А-109Е. Не считая, конечно же, банковских счетов.

Очевидно, что юрисконсульты по оффшорам такого уровня, не публикуют объявления о своих услугах в газетах и журналах, а работают только по надёжным рекомендациям проверенных людей.

Вести работу по созданию системы оффшоров для ухода от уплаты налогов в России компаниями «ЮКОС» и «МЕНАТЕП», Кёртис начал с 1997 года. И к 1999 году, он выстроил сложную многоступенчатую структуру «ЮКОСа» по торговле нефтью таким образом, что она, формально, не принадлежала самой нефтяной компании и не могла облагаться налогами со стороны российского государства.

Таким образом, сотни миллионов (если не миллиарды) долларов прибыли от продажи нефти, были выведены из России через оффшорные фирмы, зарегистрированные на территориях с «особым налоговым режимом» – Гибралтаре, Каймановых островах и острове Мэн.

Само собой разумеется, что Стивен Кёртис знал все непубличные нюансы функционирования «ЮКОСа» и был исключительно важным (и опасным) звеном как для компании, так и для Ходорковского лично (через 4 месяца после ареста МБХ, 3 марта 2004, Кёртис погиб в авиакатастрофе, когда его собственный вертолет, разбился рядом с аэропортом города Борнмут у побережья Ла-Манша).

И тут, в самый разгар бесперебойной работы всего этого безнаказанного великолепия, внезапно, возникла проблема. И не где-нибудь в Москве или Лондоне, а в «родном» Нефтеюганске, где физически находилось главное добывающее подразделение «ЮКОСа».

В мае 1998 года, мэр Нефтеюганска В. Петухов заявил, что компания «ЮКОС» не уплачивает налоги в местный бюджет. Надо же какой прыткий! Здесь такая махина всему государству не платит, а тут какой-то Нефтеюганск! И ходорковцы заявили, что заплатили в бюджет Нефтеюганска уже 120 млн. рублей и обвинили Петухова в растрате.

В ответ, мэр объявил голодовку (!) и потребовал возбудить уголовное дело по факту неуплаты «ЮКОСом» налогов в бюджет Нефтеюганска, а также заявил, что добьётся в Москве отмены решения о выделении «ЮКОСу» инвестиционного кредита.

Голодовка мэра длилась неделю, а через несколько дней после неё, 26 июня 1998 года, он был убит – неизвестные расстреляли его из пистолета-пулемёта, когда он шёл на работу (позже, в 2007 году, по делу об убийстве Петухова, был осуждён Алексей Пичугин – один из руководителей службы безопасности «ЮКОСа).

Кроме убийства В. Петухова, Алексей Пичугин был признан виновным в организации, в январе 1998 года, убийства директора московской компании «Феникс» Валентины Корнеевой, в ноябре 1998 года, покушения на убийство бывшего советника Ходорковского, О. Костину, в 1999 году, покушения на убийство главы австрийской нефтяной компании «East petroleum handelsgas GmbH» Евгения Рыбина, при котором погиб и его водитель и убийства, в 2002 году, тамбовского предпринимателя С. Горина и его супруги.

Но, несмотря на периодически возникающие «мелкие» проблемы, возглавляемая Ходорковским команда настойчиво двигалась к поставленным бизнес – целям. Оставалось только провести две финальные сделки – по слиянию «ЮКОСа» с «Сибнефтью» и покупке блокирующего пакета акций объединённой компании с американскими ChevronTexaco и ExxonMobil. После этого, «ЮКОС» превратился бы в крупнейшую нефтяную компанию России и одного из лидеров мировой нефтедобычи.

Этот процесс должен был завершиться аккурат к началу новой предвыборной президентской компании, в которую, можно не сомневаться, «просветители, благотворители и филантропы» вложились бы по полной программе. С высокой степенью вероятности, общественная организация «Открытая Россия» трансформировалась бы в политическую партию, а их агент был бы избран Президентом России.

Но, наступил октябрь 2003 года и годами выпестованный «проект»… полетел в тартарары. А вместе с ним, туда же, полетели несколько сотен миллионов вложенных в него долларов и «упущенная выгода», исчисляемая уже в десятках миллиардов. Обидно же, правда?

И самый «независимый» арбитражный суд в Гааге, несмотря на то, что это дело вообще не может находиться в его юрисдикции, решил взыскать с России, в пользу «ЮКОСа» (читай – «дяди» с «дедушкой»), ни много, ни мало – 50 миллиардов североамериканских «рублей». На это решение уже подана апелляция, но это уже совсем другая история.
источник