РУССКАЯ АРМИЯ – 2015

Что на самом деле происходит с российской армией

Проездом из краснодарской учебки в часть под Мурманском был племянник, солдат срочной службы. Я, откровенно говоря, не очень понимаю, зачем солдат за казенный счет возят по всей стране (сам он с Урала), ну да министерству обороны виднее.

22881502_fourСенсацию семейного масштаба вызвало первое же Санино заявление: ему в армии – нравится. Ему там – интересно. У парня – высшее техническое образование, поэтому попал в непростые войска спецсвязи.

– Я, – говорит, – не просто не знал о таком оборудовании, я даже не догадывался что эти технологии в принципе существуют.

Учебка – пять месяцев суперинтенсивных занятий по специальности, плюс общевоенные дела типа стрельб и сборки-разборки автомата Калашникова.

Еда – шведский стол. Форма – я бы и себе комплект купил на рыбалку.

У банальной демисезонной кепки – четыре варианта существования: например, чтобы уши вентилировались или чтобы им было тепло.Поразил несессер с бритвами-пенами – сам факт его наличия в стандартном довольствии.

Солдатскую зарплату день-в-день перечисляют на карточку ВТБ 24, банкомат – в каждой казарме. И главное мимими: каждому еще в военкомате выдается три сим-карты – одна для солдата, две – для родителей.

По ним можно ежедневно! бесплатно! по 20 минут разговаривать, где бы военнослужащий ни находился (еще один восклицательный знак). Я за счет Министерства обороны с братцем поговорил.

И вот еще какой факт позабавил.

У них в учебке был парень из Дагестана. Он специально прописался у каких-то дальних родственников в какой-то Курганской, не помню, области, чтобы взяли в армию: у них в Дагестане переизбыток призывников и всех просто физически не могут мобилизовать, приходится платить взятки – за то, чтобы призвали, а не за то, чтобы не.

Собственно говоря, это все, что я хотел узнать о состоянии российской армии из самого достоверного источника накануне 9 мая.

Дмитрий Михайлин