Бессмертный экипаж

b-25-g-mitchell

Мой дед – военный летчик, кадровый офицер, младший лейтенант Виктор Запаренко. Выполняя боевое задание, он погиб 6 ноября 1942 года в Витебской области, по данным донесения о безвозвратных потерях ОБД “Мемориал” http://www.obd-memorial.ru, похоронен в 300 м южнее деревни Бесово, которой давно нет на картах. Вместе с Виктором Запаренко погибли его товарищи: командир звена старший лейтенант Иван Павлович Пантюхов, штурман – старший лейтенант Сергей Георгиевич Воронин, стрелок-радист – старший сержант Николай Яковлевич Крупин и стрелок-радист – сержант Василий Максимович Богомазов. Всем было 23-28 лет.

Возможно, их до сих пор ищут родственники.

Благодаря белорусам, мне пару лет назад удалось найти место, где упал самолет. Очень помогли люди – и картами, и контактами, и советами. В Беларуси создана целая сеть сайтов, один из них – “Дорогами Беларуси” (http://dorogiby.info) – где поискам погибших посвящены разделы и рубрики.

Более того, останки экипажа перезахоронили. Сегодня, 9 Мая, в День Победы, белорусские дети обязательно принесут цветы моему вечно молодому деду и его боевым товарищам.

Спасибо Вам, братья-белорусы, за память о младшем лейтенанте Викторе Запаренко и экипаже погибшего самолета.

Все, что моя мама собирала по крупицам всю жизнь, сегодня можно найти за несколько дней. Но вот только оставшихся в живых – единицы. Больше половины летчиков личного состава 37-го авиаполка дальнего действия (37 АПДД) погибли при выполнении боевых заданий. Дальняя авиация по определению должна была совершать вылеты на территорию врага (или оккупированную), шансов остаться в живых было немного.

37-й авиационный полк первым освоил американские “Митчелы” – бомбардировщики В-25С, выполняя дневные вылеты одиночными самолетами и мелкими группами, не используя прикрытие истребителей. Но громоздкий “американец” был очень уязвим для зениток на малых высотах, с ролью фронтовых бомбардировщиков гораздо лучше справлялись Пе-2, поэтому к осени 1942 года “Митчелы” стали летать на дальние расстояния по ночам.

В один из таких рейдов и погиб экипаж моего деда.

Помню и горжусь.

Мою маму после войны назвали именем, которое выбрал дед. У нее всю жизнь так и было два имени – то, что было дано при рождении и назначенное ей отцом…

Ева Меркурьева