Захар Прилепин: Музыка, как и литература, не думает за дурака

Что сподвигло известного писателя записать музыкальный альбом. Об этом он рассказал в эфире Радио «Комсомольская правда»
«ВЫ НАС УСЛЫШИТЕ ЕЩЕ НЕ РАЗ» – Вы и раньше пели, а сейчас начало новой музыкальной карьеры, Захар? – Мы немножко распевались, а сейчас запели всерьез. Показалось, что мы как-то поднабрали мышц, мощи и драйва, для того чтобы сделать это публично, во весь голос. Тем более когда у меня хватило наглости и смелости показать свои песни тем людям, которых я любил и обожал в детстве, Константину Кинчеву, Дмитрию Ревякину, Саше Скляру и они сказали: Захар, это здорово, мы будем с тобой делать эту музыку, – конечно, я понял, что все это серьезнее, чем мне казалось до сих пор. – Книги Прилепин пишет один, а когда он говорит «мы решили начать музыкальную карьеру», мы – это кто? – Я думаю, что у многих людей из нашего поколения какое-то мироосознание, миропонимание происходило через книжки, конечно, но и во многом через музыку. У меня появились какие-то товарищи. Мне было 14 -15 лет, и мы тогда начали сочинять песни. – Группа «Элефанк», с которой вы работаете, это давние друзья? – Давние друзья и собратья. Но только с этой пластинкой мы решили всерьез заявить о себе. И вы нас еще услышите не раз. – Ваши критики могут сказать: начал писать – пиши, чего в музыку полез? – Что само в руки валится, за то и берусь. Давайте мы представим Михайло Ломоносова в такой ситуации и скажем: что же ты парень, то тебе университет, то тебе мозаику, то тебе стихи писать. Если у человека разные вещи могут получаться или он хочет ими заниматься, то это совершенно адекватно. – Вы поете: «Из чернеющих звезд дождь идет в перехлест. Для одних вечный выпас, а другим – вечный пост». Все ли поймут слова песни? – Кто захочет, тот поймет. В мире очень много сложных текстов, которые не воспринимаются на раз. Вы цитировали песню, а там есть строчка «Пора валить тех, кто говорит «пора валить». Вали молча и не загораживай вид». Все понятно сразу. Если человек подумает полторы минуты, он поймет, о чем идет речь. Беда современной музыки в том числе и в том, что она работает на нижайшую планку. А немножко нужно планку поднимать, чтобы люди привставали на цыпочки, чтобы тебя понять. – Это все здорово, только один человек примет дословно «пора валить тех, кто говорит «пора валить», скажет: а мне Прилепин сказал, разжигает. – Музыка, равно как и литература, не думает за дурака. Если вы читали, скажем, повесть «Капитанская дочка» у Пушкина, это вообще чистая проповедь терроризма. Там такой симпатичный Пугачев, убийца, террорист и злодей. Давайте мы уберем из учебников литературы, потому что мало ли что, дети прочитают. – Говорят, депрессивные тексты у Захара Прилепина. В каждом сквозит безнадега. – Это тексты, преисполненные суровости, радости и пассионарности. Если хотите, чтобы было, как у Верки Сердючки, то слушайте ее. А вообще жизнь сложна, многогранна и трагична. И петь об этом нужно с чувством викинга, с чувством самурая и казака в сердце, с чувством «иду на грозу». «ДОНБАСС СТАЛ МОИМ ДОМОМ» – Всегда у музыкантов спрашивают: на какую аудиторию вы работаете? Для кого будет ваш альбом – для думающих, для бизнесменов, для власти? – Для бизнесменов обязательно. Власть. Хочу, чтобы в кабинетах Кремля и Госдумы все это игралось. Для ополченцев Новороссии. Я только что вернулся из Донбасса, мы ехали с Моторолой (командир батальона ополченцев «Спарта». – Ред.) по Донецку, ему махали все женщины, таксисты, дети. И он громко врубил песню моих друзей из группы «2517». Я хотел бы, чтобы в следующий раз он с моей песней проехал по Донецку. – Как там сейчас, на Донбассе? – На Донбассе сложно, не прекращается война, хотя всем кажется, что это перемирие, но боевые действия идут непрестанно. И когда мы там были, там был танковый прорыв очередной на Донецк, который тут же подразделение Гиви (командир батальона ополченцев «Сомали». – Ред.) отбило и взяло позиции обратно. Но в целом я езжу туда уже 8 месяцев, практически каждый месяц, как бы это ни звучало странно, ситуация исправляется. Я имею в виду работу социальных служб, состояние людей. Они уже смотрят на войну как на данность, тем более она не везде, она идет на передовой, а жизнь входит в свое русло. – Зачем вы так часто ездите на Донбасс? – Это вообще стало домом моим. Там моя родня, в самом широком смысле. Потом у меня есть цель совершенно определенная – поставка гуманитарной помощи. Как бы там ни работали соцслужбы, конечно, есть Дебальцево, есть разбомбленные города, есть люди, до которых помощь не доходит. Я туда завез уже, наверное, фур 20 продуктов, медикаментов и прочих полезных вещей. – Будут ли концерты в ДНР и ЛНР? – Мы должны были, просто не успели. Сейчас у нас состав собран, мы репетируем и поедем. «БОЛИТ И У МАКАРЕВИЧА, И У МЕНЯ. ТОЛЬКО ПО-РАЗНОМУ» – Жесткий вопрос можно? Некторые могут сказать, что Захар – конъюнктурщик, поймал тему Новороссии и сейчас, все, что он будет выпускать, будет так или иначе с политической подоплекой. – Вообще я сейчас выпускаю книжку о поэтах. И огромная часть того, чем я занимаюсь, никак не касается Новороссии. Мало того, из 13 песен альбома «Охотник», о котором мы говорим, 12 – не про Новороссию. Это просто такое привычное зубоскальство. Причем, когда про Новороссию говорит, например, Андрей Макаревич, его поклонники почему-то не упрекают, что он сидит на теме Новороссии. По их мнению, Макаревич говорит, потому что у него это болит. А если кто-то с ним не согласен, ему заплатили. Всегда так бывает: свой, он по совести, а чужой – он потому, что черт. – А те ваши коллеги, которые пиарятся на теме Новороссии, вы как к ним относитесь? – Да никто не пиарится! У нас действительно это болит! И у Макаревича, и у меня болит. Просто по-разному. Ему не нравится то, что там происходит, а мне то, что там происходит, понятно. – Многие спрашивают: а когда на Украине бушевал первый Майдан, где были тогда Макаревич и Прилепин? – Прилепин тогда был нищ, как церковная мышь, растил своего третьего ребенка. – В общем, не до Украины было? – До тех пор, пока эти «оранжевые» и прочие «революционеры» не имеют подкладкой тотальную русофобию, я ничего против не имею. У них своя страна, пусть они там рулят, как хотят. Но когда смысл революции в том, чтобы максимально навредить России и русским в своей стране, мы на это не можем не реагировать. «СПЕЦКОРЫ «КОМСОМОЛКИ» В НОВОРОССИИ – МОИ БРАТЬЯ» – А какие у вас отношения с журналистами, которые работают в Новороссии, с нашими спецкорами Сашей Коцем и Димой Стешиным вы пересекались там? – Это мои друзья и братья, мы виделись с ними там не раз, и здесь мы с ними видимся. И Стешин, и Коц, и Семка Пегов, и Женя Поддубный – это мои ближайшие друзья. Я с восторгом и с нежностью смотрю и переживаю за них всегда, когда я здесь. А когда я там, нам хорошо всегда вместе. – Вопрос от слушателей. Что будете делать, если Россия поменяет свой курс в отношении событий на Украине? – Мне это совершенно неважно. У меня есть своя собственная позиция. Но я счастлив, когда она совпадает с государственной. И продолжаю делать свое дело, когда она не совпадает. – А как сейчас – совпадает? – Нормально все. Внешняя политика совпадает на 90 процентов, внутренняя – ну, процентов на 10, наверно. – Часто мы слышым, что наш патриотизм воспитан только на победе русского оружия. Ну и плюс еще полет Гагарина в космос. – Да хватит! У нас сейчас происходит великое, гигантское событие, связанное с Новороссией. У нас туда тысячи ополченцев уехали, такое количество героев там появилось, ребят, которые воюют, которые трагически погибли… Был бы сегодня у нас Федор Михайлович Достоевский, он бы нам все по этому поводу объяснил. Это один из моментов становления и возвращения в свои прежние границы – душевные и духовные, той самой пресловутой русской нации. Поэтому все у нас в порядке с патриотизмом и с подтверждением его. О ЧЕМ ПОЕТ ЗАХАР И ГРУППА «ЭЛЕФАНК» Ваше поражение (из альбома «Охотник») Я не хочу победы в этой войне, кому нужны проспекты в черном огне. Всем сразу станет хуже – только не нам. Не зли Царь-пушку, слушай – жуй баббл-гам. Держите лица, бесы, подальше от нас, иначе лица резко станут без глаз, и будет вовсе нечем вам посмотреть, в каком обличье нынче придет ваша смерть. Мой скромный вклад в ваше пораженье, Мой скромный вклад в ваше поражение. Меж нами снег, безбрежный и злой океан, Мы будем жить, как прежде, а ты сиди там. У вас есть место, чтобы плодить свой вертеп. Чего ты крутишь глобус, ты ищешь свой склеп. Я не хочу победы в этой войне, Я не люблю портреты в черной кайме. Станцуют шуба-дуба дети трущоб. Харон, греби отсюда, пока не огреб. Мой скромный вклад в ваше пораженье, Мой скромный вклад в ваше поражение. ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Захар Прилепин: Чем закончится война в Донбассе Известный писатель в интервью спецкорам «КП» Александру Коцу и Дмитрию Стешину рассказал, помирятся ли русские с украинцами Захара Прилепина называют и «голосом поколения» – тех, кто оставил СССР в счастливом детстве, а вырос и возмужал при волчьем капитализме. Может быть, поэтому взгляд Захара на происходящее так интересен миллионам его читателей? Мы встретились с писателем накануне выхода его новой книги «Не чужая смута. Один день, один год». Это сборник колонок, путевых заметок, публицистических рассказов автора о событиях на Украине и в Новороссии. источник