Следующий стратегический ход России.

(И он не имеет никакого отношения к Украине)

Владимир Путин сказал Западу, что тому нечего бояться, однако конфликт на Украине вспыхнул с новой силой.

Украинский президент Петр Порошенко предупреждает своих граждан о полномасштабном российском вторжении. Существенно увеличилось число контактов между натовскими и российскими войсками. На первых страницах появляются сообщения о российских бомбардировщиках вблизи Британии, а также о российской подводной лодке в территориальных водах Финляндии. В прошлом году НАТО 400 раз поднимала по тревоге свои самолеты, чтобы отразить возможное вторжение российской авиации в европейское воздушное пространство.

На этом фоне было бы разумно сделать вывод о том, что главные проблемы безопасности у России на западном направлении. Конечно, Путин всеми силами стремится показать, что западные санкции никак не повлияют на его представления о России как о великой державе. Своими действиями он подталкивает скандинавские страны к вступлению в НАТО и вызывает тревогу в Прибалтике, проводя учения в опасной близости от ее границ.

Но украинский кризис, а также вызванная им общая напряженность между Россией и Западом затушевывают тот факт, что Москва тихо, но быстро переориентирует свою стратегическую концепцию. И делает она это не в западном, а в восточном направлении.

6qBq7ZM9cdcДля Путина логика такой привязки к Азии обусловлена тремя моментами.

Первый касается обеспечения экономического процветания России как ресурсно-энергетического гиганта. Путин знает, что в следующие 20 лет потребности в нефти и газе в Индии и Азиатско-Тихоокеанском регионе существенно вырастут. Примерно в эти же сроки европейские потребители осуществят диверсификацию своих энергетических поставок, когда сланцевая революция в США поставит на экспортный поток американскую нефть и газ. В связи с этим у России остается довольно мало времени на то, чтобы вытеснить конкурентов, стремящихся утолить азиатский энергетический голод.

Во-вторых, хотя в военной доктрине Москвы уже давно подчеркивается необходимость смотреть на восток, сейчас Россия начинает наращивать свою активность в Индо-Тихоокеанской области в таких областях как торговля и безопасность, чтобы наполнить практическим содержанием разработанную политику. Среди прочего, она активизирует свою деятельность в Юго-Восточной Азии.

В-третьих, Россия делает ставку на то, что 21-й век будет азиатским, а также считает, что Китай станет главной движущей силой перемен в региональном и мировом порядке. До недавнего времени главный вопрос в российско-китайских отношениях заключался в том, согласится ли Москва на роль младшего партнера Пекина. Похоже, что ответ на этот вопрос найден, и этот ответ утвердительный, по крайней мере, на ближайшее время.

Давайте пристальнее присмотримся к путинскому развороту в сторону Азии.

Геополитика

Gf0v1sMРезультатом такого разворота стала крупномасштабная модернизация российского Тихоокеанского флота. За предстоящие десять лет этот флот превратится из самого маленького в самый крупный военно-морской актив России. В рамках общей программы военного строительства и перевооружения стоимостью 600 миллиардов долларов Тихоокеанский флот получает новые атомные подводные лодки с баллистическими ракетами, ударные субмарины и надводные корабли. Два французских вертолетоносца «Мистраль», поставка которых был отложена из-за украинского кризиса, тоже предназначаются для Владивостока. Но кроме численного увеличения Россия стремится показать, что она в состоянии проецировать военную силу. Сегодня ее корабли очень часто можно увидеть в Тихом и Индийском океанах.

Российско-китайские отношения также вступили в новую, более зрелую фазу. Сотрудничество между Москвой и Пекином, которое часто критиковали, называя обширным, но неглубоким, сегодня становится всесторонним. Оно охватывает сферу торговли, инвестиций, энергетики, межведомственное взаимодействие и связи в военной области и в вопросах безопасности. Прошедшие недавно в Средиземном море российско-китайские военно-морские учения, например, отчасти носили символический характер. Еще несколько лет тому назад такое было немыслимо. Как немыслимо было и то, что китайские войска будут маршировать по Красной площади в День Победы 11 мая (так в тексте — прим. пер.). Китай во многом финансирует ту работу по развитию Дальнего Востока, которую проводит Россия. А что касается Шанхайской организации сотрудничества, то Москва в ней уступает китайским предпочтениям, которые состоят в том, что ШОС должна быть клубом по торговле энергоресурсами, а не военной организацией по обеспечению безопасности.

Между тем, связи в сфере безопасности между Россией и Индией уже сейчас весьма прочны. Около 70% индийской военной техники российского производства. Эти страны с 2003 года раз в два года проводят совместные военные учения «Индра». Москва неоднократно приглашала Дели стать полноправным членом ШОС. Кроме того, Россия заключила с Индией сделку на строительство там 20 ядерных реакторов на общую сумму 43 миллиарда долларов. Учитывая то, что Индия в последнее время стала важной мишенью торговых и дипломатических усилий Австралии, весьма поучительным кажется то, что Москва и Дели сегодня думают о прокладке нефте- и газопровода. Главное и очень серьезное препятствие заключается в том, где пройдут эти трубопроводы — через Китай или Пакистан.

Сотрудничество России с Юго-Восточной Азией также набирает обороты. В настоящее время у Москвы есть договор о «всестороннем стратегическом партнерстве» с Вьетнамом, и Ханой согласился заключить соглашение о свободной торговле с путинским Евразийским союзом. Россия держит свои самолеты-заправщики на базе в бухте Камрань, которые проводят дозаправку бомбардировщиков в западной части Тихого океана. В прошлом году Россия и Вьетнам договорились упростить процедуру заходов российских кораблей.

Россия также обхаживает переживший переворот Таиланд. В марте там побывала с визитом группа кораблей российского ВМФ, а сейчас идут переговоры о строительстве железной дороги, о поставках военных самолетов и танков. Россия пытается продать дополнительную партию истребителей «Сухой» Индонезии, а недавно дала согласие включить в соглашение передачу технологий. Идет обсуждение и других поставок вооружений, включая подводные лодки, вездеходы-амфибии и вертолеты.

Энергетика/ресурсы

Россия намерена стать крупным игроком на азиатских энергетических рынках, где большую ставку на будущий рост делает Австралия. В своей Белой книге по энергетике за 2015 год она назвала торговлю основой энергетической безопасности, а в отчетах министерства промышленности по экспорту говорится о том, что Австралия к 2025 году попытается на 60% удовлетворить растущие потребности Азии в сжиженном природном газе.

64998_600Но здесь есть проблема. Россия к этому же времени намерена на 100% удовлетворять увеличение азиатского спроса посредством масштабного развития Дальнего Востока.

К тому времени, когда в 2018 году в рамках сделки на 400 миллиардов долларов Китай начнет получать российский газ, объемы его импорта превысят то, что сегодня импортирует из России Германия. Путин отказался от газопровода «Южный поток» и решил протянуть его через Турцию, что позволит Москве продавать такие же объемы природного газа (6,5 миллиона тонн в год) в ЕС через Грецию, но при этом у нее будет возможность перенаправить газовые потоки в Индию и Азию. Россия также проводит диверсификацию, увеличивая долю СПГ в газовых поставках по отношению к трубопроводному газу, а поэтому она вскоре будет напрямую конкурировать с Австралией. Примером тому является ее завод по сжижению газа на острове Сахалин, который с 2018 года будет сжижать ежегодно 5 миллионов тонн.Путин также хочет создать конкуренцию в торговле углем. Через 20 лет доля угля в структуре китайской энергетики снизится, но Пекин все равно будет удовлетворять более половины своих энергетических потребностей за счет этого вида топлива. Россия планирует к 2030 году увеличить добычу угля в четыре раза. Она строит два новых угольных порта на тихоокеанском побережье, которые смогут обрабатывать около 40 миллионов тонн в год. Как известно австралийским экспортерам, рынок угля уже насыщен. Но в связи с понижением курса рубля доля России на азиатском угольном рынке увеличилась с 17 до 35%.

Последствия для Австралии и для региона

Долгое время Австралия считала Россию невидимым игроком в Азии. Такая точка зрения был оправданна, учитывая слабость этой страны в 1990-х и в начале 2000-х годов. Но сейчас она кажется менее убедительной, особенно в связи с тем, что Путин превратил крен в сторону Азии в «национальный приоритет» России на 21-й век.

Реакция на такую переориентацию Путина должна быть основана на трезвой оценке российских возможностей и намерений. Москва сталкивается с большими трудностями в развитии инфраструктуры, обеспечивающей ее цели в энергетике. Свои отношения с Китаем она углубляет по необходимости, а не на основе чувств взаимного доверия. А смелость и наглость России объясняются не силой, а страхом перед грозящей ей слабостью.

Что, русские идут? Да. Но насколько это важно для Австралии? Наверное, нам надо начать разговор на эту тему.

———————————————————————————

Мэтью Сассекс (Matthew Sussex)
  ("The National Interest", США)
  Оригинал публикации: Russia's Next Big Strategic Move (And It Has Nothing to Do with Ukraine) 
  Перевод: ИноСМИ