Саудовская Аравия неизменно обманывала Россию всегда и во всем.

Визит сына короля Саудовской Аравии Мохаммеда бин Сальмана на Петербургский форум и его встречи с первыми лицами вызвали вопросы и комментарии, которые связывали этот визит с ситуацией, в которую попало Королевство в последние годы. Правда, проблема и России, и Саудовской Аравии заключается в том, что предложить нам друг другу совершенно нечего, и вне зависимости от любых предположений масштабы сотрудничества как были на почти нулевом уровне, так и останутся. Мы друг для друга как арктические медведи и антарктические пингвины – можно найти много общего, но как-то не горят они желанием к совместному проживанию.

ioqDHAr0FKI
Тем не менее, точечные договоренности вполне возможны, вот только весь предыдущий опыт таких договоренностей говорит лишь об одном – Саудовская Аравия неизменно обманывала Россию всегда и во всем. Саудиты дежурно высказывали заинтересованность в каких-то контрактах, затем забалтывали вопрос в разных согласованиях, после чего он благополучно умирал где-то там в аравийских песках. Нынешняя формальная заинтересованность в российском оружии, которая была оглашена как “Саудовская Аравия не видит препятствия для закупок российского вооружения” – из той же серии. Ну, не видит препятствий, так их и не было. Кроме того, что интегрировать российское вооружение с полностью американскими стандартами саудовской Аравии практически невозможно.

Оружие советских стандартов, которое закупала Саудовская Аравия, к примеру, в той же Украине, шло прямым ходом с королевских складов к сирийским боевикам. В 13 году патронные ящики с клеймами украинского производителя и принадлежностью к Королевским Вооруженным силам были сфотографированы западными журналистами в Алеппо.

Сегодня у Саудовской Аравии есть весьма серьезная проблема, связанная с ИГИЛ. Возможность разворота Исламского государства в садовском направлении высока, и чем глубже саудиты зависают в йеменском конфликте, тем выше эта вероятность. Ситуация в Наджране – наиболее проблемной провинции в ходе идущей войны – не выходит за рамки обычных приграничных стычек, однако вынуждает держать вдоль границы и по всему Асиру почти половину всей вооруженных сил. Кроме того, усиливается контроль пустынного участка по всему остальному периметру границы, так как помимо хуситов имеется и угроза в лице йеменской Аль-Кайеды, которая перебежала к Исламскому государству и подконтрольная ей провинция Хадрамаут рассматривается как плацдарм для удара по Королевству с юга.

Любопытно, что вдруг в России после визита принца Мохаммеда буквально в последние дни тема ИГИЛ резко стартовала во всех российских СМИ. ИГИЛ для нас вдруг стал чуть ли не главным врагом, причем таким, который прямо вот-вот уже постучится в ворота. Да, конечно, ИГИЛ наш враг, причем такой, с которым договариваться не о чем – хотя бы потому, что у него нет такой потребности. Мы-то готовы общаться и дружить с кем угодно, хоть с Порошенко – у нас, как сказал Путин, вообще никаких врагов нет и быть не может. Правда, вопреки Путину, ИГИЛ его подчиненные дружно стали называть угрозой номер один, значит, все-таки, какие-то хотя бы потенциальные враги у нас все-таки есть.

Тем не менее, всплеск темы ИГИЛ в российских СМИ в последние дни нельзя не заметить. Собственно, для Саудовской Аравии как раз перенос внимания своего противника и нужен. Саудитам нужно отвлечь ИГИЛ от себя, переключить его на какую-то другую цель. И ради этого можно обещать что угодно. Возможно (и даже вероятнее всего) приезд Мохаммеда как раз и был связан с Исламским государством. Пообещать за сотрудничество в деле борьбы что угодно, стравить нас с ИГИЛ и умыть руки, как это уже было и с иранскими, а затем и с сирийскими С-300, поставки которых были заморожены в обмен на некоторые саудовские плюшки вроде обещания оплатить египетский контракт на 4 млрд долларов.

Если мы будем вписываться в конфликт с ИГИЛ ради каких-то обещаний Саудовской Аравии, то дело это весьма скользкое. Саудиты в обязательном порядке нас “кинут”, как только мы действительно увязнем в борьбе, а потому рассчитывать на них совершенно бессмысленно – даже за обещания купить какие-то наши военные штучки. Скорее всего – не купят, а если и купят что по мелочи, то все равно очень быстро переправят нашим же противникам.

При этом столкновение с ИГИЛ прямо сегодня в любом виде и формате для нас не выглядит разумным. Мы к нему совершенно не готовы. И логичнее было бы вначале выстроить систему защиты от этой очень серьезной и обширной угрозы. Для начала создать условия, чтобы наши граждане не ездили воевать за ИГИЛ и не возвращались обратно, становясь спящими ячейками на российской территории. И пока такие условия не созданы, бороться с ИГИЛ нам, в сущности, нечем – основная война идет в головах, а Россия эту войну сегодня проигрывает. Надеяться на помощь и союзничество Саудовской Аравии в такой борьбе нам вообще не имеет смысла – эти предадут мгновенно, как только сочтут, что сумели втянуть нас достаточно глубоко, чтобы снизить до приемлемого уровня угрозу себе.

Более логично в борьбе с ИГИЛ искать союзничества с Сирией, Ливаном, Ираном – но Сирию мы уже окончательно проспали, а иранское направление российской политики вызывает больше вопросов, чем радостных ожиданий.

В общем, пока с саудитами нам договариваться не о чем, а приезд принца Мохаммеда лишний раз подчеркивает, что они находятся в слишком стесненных обстоятельствах, чтобы покупаться на любые их обещания и посулы. И если мы все-таки о чем-то с ним договорились, то лучше сразу притормозить – не те это партнеры. Точно не те.

источник