Укропский INDEX PROHIBITORUM

В далёкие и мрачные Средние Века существовала лютая инквизиция, беспощадно боровшаяся с инакомыслием. Стоило человеку высказать на страницах книги крамольную мысль, как его книга незамедлительно попадала в особый список «Index librorum prohibitorum», после чего оказывалась на костре, причём, иногда вместе с автором и издателем.

INDEX PROHIBITORUMДоморощенные бандеровские наследники Торквемады взяли на вооружение опыт своих средневековых коллег, но, так как количество информационного продукта за прошедшие несколько столетий увеличилось в разы, то украинская инквизиция одними книгами ограничиваться не стала. Сейчас в Киеве создаются огромные перечни периодических изданий, попадающие под запрет на Украине.

Недавно благодаря группе хакеров «Кибер-Беркут» стал достоянием гласности список российских СМИ, которым должно быть отказано в аккредитации при украинских органах государственной власти. Он содержит 115 наименований, и наше — Сегодня.Ру — находится под номером 112.

Насчёт нас — по другому быть и не могло: мы всегда выступали против бандеровщины, а многие журналисты этого издания, в том числе и ваш покорный слуга, занесены неонацистами в списки самых страшных врагов «укрорейха». Так что подобного «признания» с другой стороны баррикад стоило ожидать, и оно наступило.

Непонятно другое: в бандеровском списке вредоносной прессы значатся такие СМИ, как Газета.Ру, Грани.Ру, Утро.Ру и «Независимая газета». В отличие от нас, это — умеренно-либеральные издания, в рядах российских патриотов не сильно замеченные.

И уж совсем смущает фигурирование с этом перечне таких одиозных рупоров оголтелого либерализма и неприкрытой русофобии, как Русская служба ВВС, «Голос Америки», «Новая газета», «Интерфакс» и, особенно — «Эхо Москвы». Казалось бы, чем навредили хунте эти «либеразматики», откровенно поддерживающие бандерофашизм?

Всё объясняется очень просто: список вредоносных СМИ составлялся хунтовскими служаками наспех и весьма халтурно. Ибо читать российскую прессу бандеровские аналитики явно не удосуживаются: не ровен час — самого в москали за такое запишут, и никто не будет разбираться, что читал вражью пропаганду по долгу службы, а не велению сердца.

Ну, а чтобы не запятнаться — есть масса уловок. Например, индекс цитирования: запросил через поисковик список самых читаемых изданий, освещающих нужную проблематику — и дело в шляпе.

Разбираться же, где агнцы среди них, а где козлища — оно не нужно: принёс на стол начальнику, тот подписал — и вперёд. А ежели кто потешаться над этими «опусами» станет, то есть СБУ, которая очень хорошо объяснит, что негоже смеяться над скорбными рассудком.

Александр Дмитриевский