Законность УДО Васильевой проверят в Генпрокуратуре

Рассмотрение прошения осужденной Евгении Васильевой об условно-досрочном освобождении. Фото: Илья Питалев/РИА Новости

Рассмотрение прошения осужденной Евгении Васильевой об условно-досрочном освобождении. Фото: Илья Питалев/РИА Новости

После решения суда об освобождении экс-чиновницы многие юристы заявили о феноменальном попрании законов

Бывший судья, а ныне депутат Госдумы и руководитель юридической службы фракции КПРФ Вадим Соловьев направил обращение на имя генерального прокурора России Юрия Чайки, в котором попросил провести проверку всех обстоятельств освобождения Евгении Васильевой из колонии, в частности, соблюдение всех процессуальных норм при принятии судом решения об условно-досрочном освобождении. 25 августа Судогодский районный суд Владимирской области принял решение незамедлительно освободить основную фигурантку нашумевшего коррупционного дела «Оборонсервиса». Это обстоятельство вызвало не только бурную эмоциональную критику в обществе, но и удивление многих юристов и адвокатов, отметивших, что при соблюдении существующих законов суд никак не мог принять решение об освобождении.

В данных обстоятельствах возникает множество вопросов как к начальнику исправительной колонии, где в последний месяц то ли находилась, то ли нет Евгения Васильева, так и к молодому судье Судогодского суда, который фактически проигнорировал действующее законодательство и практику применения УДО в России.

«Нам сейчас всем интересно, как могли уполномоченные должностные лица за символический срок пребывания Васильевой в колонии сделать выводы, что она встала на путь перевоспитания на основании лишь того, что она опрятно выглядела и заправляла свою постель? Для этого необходимо детальное и длительное наблюдение за жизнью осужденной, анализ ее общественной жизни, участия в самодеятельности, — заметил Соловьев. — Какая характеристика вообще может быть составлена за столь короткий срок, когда минимальный срок в таких случаях устанавливается в полгода?»

Самым же возмутительным фактом, по мнению законодателя и бывшего судьи, стало то, что условно-досрочное освобождение в России дается, как правило, на основании чистосердечного раскаяния, которое подразумевает признание своей вины, но Васильева никаких покаянных слов не произнесла.

«Мы настаиваем, что в данном случае решение суда было попросту насмешкой над институтом условно-досрочного освобождения, поэтому его законность необходимо проверить», — утверждает парламентарий.

В сам день освобождения Васильевой некоторые адвокаты, сочувствующие адвокатам экс-чиновницы, публично заявили, что, по их мнению, законность освобождения Васильевой и процедуры УДО были соблюдены. Одновременно с этим подавляющее большинство адвокатов и юристов в резкой форме раскритиковали действия суда.

Во-первых, согласно ч. 3 ст. 173 Уголовно-исполнительного кодекса (УИК) РФ «освобождение от отбывания наказания производится утром дня, следующего за днем истечения срока обжалования судебного решения». Срок обжалования постановления судьи по УДО сегодня составляет 10 суток. Таким образом, с соблюдением закона Васильева могла быть освобождена только 7 сентября этого года, несмотря даже на то, что представители ФСИН и прокуратуры в зале суда были не похожи сами на себя и поддержали прошение защиты о применении условно-досрочного освобождения.

Во-вторых, осужденный по действующим правилам может ходатайствовать об УДО лишь через 6 месяцев после приговора. С учетом того, что решение о присуждении 5 лет лишения свободы Евгении Васильевой вынесено Пресненским районным судом Москвы 8 мая, на момент ее освобождения прошло менее 4 месяцев. Более того, «потерявшаяся во времени и пространстве» Васильева в самой колонии находилась лишь 34 дня.

С учетом этих 34 дней многие адвокаты тоже сделали вывод, что все события вокруг УДО являются крайне сомнительными. В сегодняшней практике, чтобы ходатайствовать об УДО, осужденный должен иметь положительную характеристику из самой колонии за подписью начальника. Однако, как отмечает сам Соловьев и другие юристы, за 34 дня невозможно определить, встал ли человек на путь исправления.

Традиционно в российской адвокатской практике адвокаты направляют прошение о предоставлении характеристики на осужденного через 6 месяцев его пребывания в колонии, и в большинстве случаев тюремное начальство сообщает, что полугода недостаточно, чтобы понять, пожелал ли заключенный измениться. В отношении же Васильевой по поводу того, что она стала благоверной и опрятной христианкой, сотрудники колонии и судья прозрели спустя месяц.

И самый главный, моральный правовой аспект. В суде при решении об УДО заключенный должен подтвердить судье, что он признал вину и раскаялся. Васильева физически не могла этого сделать, так как не присутствовала на суде по УДО, написав доверенность адвокатам.

Кроме того, как ранее заметил заведующий кафедрой уголовного права и криминологии МГУ Владимир Комиссаров, в деле Васильевой есть масса других нестыковок, которые являются не чем иным, как грубым нарушением закона. В частности, специалист задался вопросами:


Как отметил руководитель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин, сигналы о недовольстве заключенных и их родственников начали поступать в его организацию уже вчера вечером, в день удовлетворения ходатайства об УДО Васильевой. Кроме них, о своем неодобрении и видении ситуации заявили и действующие сотрудники силовых структур.

«Рассказали подробно, что произошло. Я сразу же написал соответствующее заявление на имя директора ФСИН России о коррупции при освобождении Евгении Васильевой. Дело в том, что были допущены грубейшие нарушения законодательства. В 2011 году тогда президент Дмитрий Медведев подписал ФЗ, внесший изменения в Уголовно-исполнительный кодекс РФ по запрету на освобождение лиц ранее истечения срока обжалования приговора, — пояснил Осечкин. — Согласно этой норме, Евгению Васильеву отпустили на 10 суток раньше положенного срока. При этапировании сроки тоже сдвинули, ее отправили в колонию еще до вступления приговора в законную силу. Грубейшим же нарушением была и сама процедура рассмотрения и предоставления УДО. По этому поводу мы и попросили организовать тщательную служебную проверку и в случае обнаружения признаков преступления направить материал в СКР для возбуждения уголовного дела».

Много вопросов вызывает и сама персона судьи, с легкой руки которого сладкоголосая птица Минобороны выпорхнула из тюремной клетки. 31-летний Илья Галаган является самым молодым судьей Судогодского района. В своей должности он проработал около двух лет, а до этого трудился помощником судьи Владимирского областного суда. Перед этим Галаган был футболистом-любителем и выступал за малоизвестную команду «Созвездие».

Судья Судогодского районного суда Владимирской области Илья Галаган после заседания, на котором суд удовлетворил ходатайство Евгении Васильевой об условно-досрочном освобождении

Судья Судогодского районного суда Владимирской области Илья Галаган после заседания, на котором суд удовлетворил ходатайство Евгении Васильевой об условно-досрочном освобождении. Фото: Илья Питалев/РИА Новости

По мнению некоторых специалистов, в случае, если проверка прокуратуры покажет серьезные нарушения со стороны судьи, он навсегда может распрощаться с судейской мантией. Для более серьезных последствий сегодня пока мало предпосылок.

«Самое большое, что может грозить судье, — это дисциплинарная ответственность, вплоть до прекращения полномочий, если найдется человек, который пожалуется в квалификационную коллегию. А уголовная ответственность ему могла бы грозить лишь в случае, если бы он был подкуплен. Но это вряд ли, все это делается по-другому. Сейчас, мне кажется, самое важное — это позиция прокурора, будет ли он выносить представление на это решение», — говорит федеральный судья в отставке и профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ Сергей Пашин.

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов России и член Общественной палаты РФ Владислав Гриб заметил, что по быстроте принятия решения об УДО случай с Васильевой, пожалуй, стал рекордным в истории страны.

«Юристы по этому поводу грустно усмехаются, обычные люди выражают горький сарказм. Все помнят, как начиналась история «Оборонсервиса», и все видят, как она заканчивается — результаты борьбы ничтожны. Особенно высок градус возмущения в рядах антикоррупционеров. В обществе витает главный вопрос: а может ли коррупционер в нашей стране вообще получить весомое наказание? — рассуждает Владислав Гриб. — Что касается заключенных, многие из них знают, как почти невозможно получить УДО. Многие сидят за гораздо более мелкие проступки и поэтому являются, пожалуй, наиболее ущемленной таким итогом частью общества».

Факт освобождения Евгении Васильевой вызвал недовольство и у представителей самых разных политических сил, от ЛДПР и КПРФ до «Единой России», и у представителей несистемной оппозиции. Первый зампред фракции ЕР в Госдуме Франц Клинцевич заметил РП, что теперь не знает, как сможет смотреть в глаза своим избирателям.

Сегодня по крупным коррупционным делам под стражей содержится несколько заметных подозреваемых, в том числе экс-глава Федеральной службы исполнения наказаний Александр Реймер, обвиняемый в мошенничестве с закупкой браслетов для арестантов. В частности, в СМИ упоминалась сумма ущерба — 3 млрд рублей. Еще одним медийным персонажем является экс-губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин. Самые ближайшие месяцы должны показать, смогут ли они вместе со своей защитой столь же изысканно выйти из ситуации, как и Васильева.