Атакующая орда довела Европу до точки невозврата

Атакующая орда довела Европу до точки невозврата

 

Евросоюз занялся мазохизмом. Пару месяцев назад правительства «Содружества двадцати восьми» никак не могли поделить между собой 40 тысяч беженцев, которых планировали принять в европейцы в этом году. Большинству предлагаемые пропорции казались несправедливыми, каждому правительству — именно по отношению к их стране, и они настаивали на снижении квот. Процесс принятия решения чуть было не зашел окончательно в тупик, когда Испания заявила, что как максимум, имеет возможность принять тысячу беженцев вместо навязываемых ей 4288. Аналогичная реплика прозвучала и от Австрии. Тем не менее, цифры постепенно друг к другу притерли, бунтовщиков уговорили смириться с предложенным. Мелких членов ЕС (прибалтийские государства, Румынию, Болгарию, Македонию, Венгрию) никто особо не слушал, им просто спустили директиву и все.

Странные гости

Как выясняется сегодня, мелким бояться было особо нечего. Беженец нынче пошел странный: не просто разборчивый, но и с претензией. Бежать от войны – дело, конечно, неприятное, бегущие заслуживают всяческого сострадания и помощи… Пока чувству жалости к людям, чья миграция накрепко привязана к словам «война» и «гуманитарная катастрофа», на смену не придет трезвый взгляд на вещи.

Арабские беженцы сегодня – в основной массе – мужчины. Крепкие, здоровые, способные держать в руках оружие и защищать свою землю. Что вообще-то раньше всегда ценилось во всех краях, а ближневосточных – особенно. Бежали от войны женщины, дети и старики, а мужчины, если они действительно мужчины, брались за ножи и винтовки и поднимались против врага.

Сегодня все не так. Кадры видеорепортажей из окраинных стран ЕС подтверждают это. Люди штурмуют поезда в Македонии, Сербии, Венгрии не с идеей «уехать куда-нибудь, где спокойно и нет этого кошмара». Они ВЫБИРАЮТ место, где позволят себя принять. Их не устраивают Румыния, Чехия, Греция или Словакия – страны «второй линии». Им требуется Германия, Голландия, Дания, Великобритания, Франция, Швеция. Годится также и Норвегия, которая, хоть не член ЕС, но тоже, по мнению участников «нашествия с Востока», с вполне достойным уровнем жизни. Там толерантности с политкорректностью больше, а главное, уровень социальной поддержки (в первую очередь финансовой) выше, чем во второстепенных государствах.

Они прекрасно знают, что существует Дублинское соглашение («беженец имеет право подать прошение о предоставлении ему убежища только в той стране ЕС, которая окажется первой на его пути»), но еще лучше им известно, что Германия уже отказалась его соблюдать. На Норвегию, естественно, это правило и раньше не распространялось. Уже сегодня в федеральную миграционную службу, по заявлению немецкого министра внутренних дел, подано около 400 тысяч заявлений на предоставление убежища и статуса беженца со всеми причитающимися подъемными, медицинскими, социальными и прочими видами поддержки.

Еще один штрих к портрету сегодняшнего беженца: за место на посудине, с помощью которой желающий будет доставлен до европейского берега, стоит 500-600 евро. Еще столько же – за передвижение по суше до избранного будущего пункта жительства. У тех, кто реально пострадал от войны, снялся с насиженного места, потерял все нажитое, таких денег просто нет.

Сегодняшние беженцы «не желают быть столбовою дворянкой, желают быть владычицей морской». Во Франции это уже проходили, но, тем не менее, со странным мазохистским удовольствием желают «продолжения банкета».

Гипноз или сумасшествие

Перспектива пришествия в страну до 800 тысяч арабов с Ближнего Востока не пугает фрау Меркель. А находящееся в каком-то гипнотическом трансе руководство ЕС в лице председателя Европейского Совета Дональда Туска заученно твердит о необходимости все большего проявления солидарности и гостеприимства по отношению к бегущим. Евросоюз устами того же Туска, вместо того, чтобы трезво проанализировать ситуацию, заявляет о необходимости расширить годовую гарантированную квоту предоставления вида на жительство беженцам с 40 тысяч до 100. А в некоторых испанских СМИ проскакивает даже цифра 140 тысяч.

Кажется, пример Римской империи, павшей под натиском варваров, и Испании, почти восемь с половиной столетий находившейся под арабским владычеством, ничему современных политиков не научил: они продолжают считать, что представители чужой культуры и вероисповедания стремятся заполонить Старый Свет исключительно с целью проникнуться его ценностями и поклониться христианским заповедям. Современная Франция, где чуть что не нравится понаехавшим – горят автомобили, рушатся витрины магазинов и переворачиваются мусорные баки, в качестве предупреждения не воспринимается. Ударили по правой щеке – подставь левую. Непротивление злу насилием. Что там еще из этой серии? Ах, да! «Лопаты, чтобы рыть себе могилы, свои приносить или в профкоме выдадут?»

Европа, стремясь выглядеть политкорректной и сердобольной, размера возможной катастрофы пока еще не осознает. А ведь все может обернуться не только возрастающими расходами государственных бюджетов на поддержку пришлых и ущемление коренного населения. (Кстати, германские экономисты уже посчитали, что содержание одного вновь прибывшего – жилье, кормежка, медобслуживание, образование – обходится в 2000 евро в месяц; умножайте на приведенные выше 800 тысяч и количество месяцев в году).

Трезвая голова

Вероятность учащения терактов просто уже ощущается в воздухе: вспомните, кто составляет основу бегущей (атакующей!) орды – крепкие мужчины, которые должны по логике вещей воевать. Они и будут воевать. Но уже на территории тех стран, что любезно предоставили им убежище. Кто готов сегодня сказать, что в этой массе нет никого, кто на самом деле не беженец, а агент того же ИГ, действующий под прикрытием?

Может быть, конечно, что точка невозврата Европой еще не пройдена и здравый смысл восторжествует. Во всяком случае, одна трезвая голова в руководстве Евросоюза обнаружилась. Федерика Могерини, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности, предложила направить в ближневосточную зону Средиземного моря военные корабли.

Чтобы не просто перехватывать барки с беженцами едва отчалившими от ливийских берегов, но возвращать всех их пассажиров на берег, откуда пришли. А посудины конфисковывать и топить. Чтобы неповадно было. Это, конечно, не «мочить в сортире», но уже близко.

Жестко. Нецивилизованно. Негуманно. Цинично. Но это – война. А la guerre comme а la guerre. Иначе Европа очень скоро сама станет беженкой.

 

Атакующая орда довела Европу до точки невозврата