Россия считает неэффективной американскую коалицию против ИГ


Президент Путин заявил, что Россия пока не намерена включаться в военную операцию против ИГ. Таким образом, он опроверг слухи о том, что наши самолеты уже бомбят позиции исламистов в Сирии. Эксперты отмечают: главное отличие того проекта, который предлагает Москва, от действий США и их союзников – в «партнерстве, а не главенстве». Впрочем, вызывает вопрос, действительно ли Штаты хотят победы над ИГ.

Россия пока не намерена присоединяться к военной операции против боевиков «Исламского государства» (ИГ) на Ближнем Востоке. Об этом заявил президент Владимир Путин, выступая в пятницу на Восточном экономическом форуме во Владивостоке. «Говорить о том, что мы готовы сегодня это сделать, пока… преждевременно», – цитирует президента «Интерфакс».

Отвечая на вопросы журналистов, Путин пояснил: российское руководство рассматривает разные возможности, но участие в коалиции против ИГ «у нас на повестке дня не стоит». «Но мы будем вести консультации и с нашими сирийскими друзьями, и со странами региона», – добавил президент. Путин напомнил, что уже «говорил по этому вопросу с президентом Турции, с руководством Саудовской Аравии, с королем Иордании, с президентом Египта, другими нашими партнерами». Создание международной коалиции обсуждалось и в разговоре с президентом Соединенных Штатов Бараком Обамой, сказал Путин.
Кроме того, президент отметил, что в настоящее время действия возглавляемой США коалиции не отличаются эффективностью. «Скажем, американская авиация наносит определенные удары. Пока эффективность этих авиаударов невысока», – констатировал глава российского государства. Кроме того, Путин указал на то, что наплыв беженцев, с которым сейчас столкнулись европейские союзники США, вызван тем, что «Европа слепо следует за этой (американской) политикой в рамках так называемых союзнических обязательств, а потом сама и несет нагрузку».

Ранее представитель Пентагона Питер Кук высказался за присоединение России к коалиции против ИГ. «В коалиции участвуют 60 стран, – напомнил он, добавив, – мы приветствуем возможность для других присоединиться к этой борьбе».

«Не нужно верить»

При этом ранее в четверг пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что сообщениям СМИ о якобы участии российских самолетов и вертолетов в бомбардировке позиций ИГ «не нужно верить». Основным источником подобных слухов стали израильские СМИ, которые накануне сообщали, что Россия якобы приступила к «военной интервенции в Сирии». Утверждалось, что в ближайшие дни в страну прибудут российские истребители, ударные вертолеты, советники, военные инструкторы, пилоты и прочий персонал.

«Западные дипломатические источники подчеркивают, что администрация Обамы полностью в курсе намерений России вмешаться напрямую в происходящее в Сирии, но пока она никак не реагирует», – говорится в заметке, опубликованной израильским порталом Ynetnews.

Там же утверждалось, что Белый дом прекратил призывы к расформированию «убийственного режима Асада», кроме того Вашингтон на данный момент считает Иран основной и необходимой силой в кампании против ИГ в Ираке. Россия и Иран, по утверждению израильских журналистов, приняли стратегическое решение: всеми силами сохранять власть Асада, чтобы Сирия стала барьером на пути распространения влияния ИГ и боевиков-исламистов на «исламские республики бывшего СССР».
Спекуляции прессы уже стали предметом обсуждения на более высоком уровне.

Чешские спецслужбы проверяют информацию о том, что Россия действительно начала наносить авиаудары по ИГ, сообщил накануне министр обороны Чехии Мартин Стопницкий. Как отмечает РИА «Новости», Стопницкий также заметил, что вмешательство российских военных могло бы способствовать более эффективной борьбе с ИГ. При этом министр полагает, что в целом проблему невозможно решить только с помощью авиации.

Через несколько часов пресс-секретарь Белого дома Джошуа Эрнест сообщил, что и администрация США внимательно следит за сообщениями СМИ о якобы имевшей место отправке подразделений вооруженных сил России в Сирию. Хотя, как признал Эрнест, у администрации Обамы нет подтверждающих свидетельств, «США обеспокоены этими сообщениями». Как передает ТАСС, представитель Белого дома поспешил заявить: оказание военной помощи президенту Сирии Башару Асаду в борьбе с экстремистами, орудующими в Сирии, носит «дестабилизирующий и контрпродуктивный» характер.

Российские власти неоднократно заявляли, что вопрос об отправке российских военных в Сирию на борьбу с ИГ, равно как и об участии российской авиации в ударах по террористам, даже не поднимается. В частности, в начале августа об этом в очередной раз заявлял Дмитрий Песков. Отвечая на вопрос, возможно ли участие российской авиации в операции против ИГ, Песков сказал: «Насколько я понимаю, сейчас об этом речи не идет. Иной информацией я не располагаю». Песков также сообщил, что президент Сирии Башар Асад не обращался к президенту России с просьбой об отправке российских войск в Сирию.

При этом глава МИД Сергей Лавров в августе признал, что Россия предоставляет военно-техническую поддержку правительству Сирии для борьбы с терроризмом. «У нас есть все основания полагать, что без этой поддержки захваченные этим террористическим образованием территории исчислялись бы гораздо большими сотнями и тысячами квадратных километров», – сказал тогда министр иностранных дел.
«Россия предлагает партнерство, а не главенство»

Директор программы ПИР-центра по обычным вооружениям Вадим Козюлин напомнил газете ВЗГЛЯД, что Россия уже не в первый раз «отказывается идти в фарватере американской политики», в то время как американцы не в первый раз пытаются Россию вовлечь в нее.

«В частности, они и в Центральной Азии создавали антитеррористическую коалицию, в то время как у России была сформирована своя в рамках ОДКБ, но Соединенные Штаты всегда пытаются перетянуть одеяло на себя и отвлечь союзников России», – отметил эксперт.

Собеседник добавил, что Россия – «самодостаточная держава крупного калибра, которая предпочитает вести самостоятельную политику исходя из интересов своей страны и союзников, а США, как показывает практика, интересы союзников учитывают слабо, поэтому Россия предлагает США партнерство, а не главенство в таких союзах», пояснил Козюлин.

По его мнению, силы у нынешней антиамериканской коалиции против ИГ и той, что предлагает Россия, будут те же, однако «способ принятия решения будет другим – это не будет коалиция, где командует американский генерал, а остальные находятся у него в подчинении». «В российском варианте предусмотрено коллективное принятие решений, и вероятно, будут несколько иные задачи», – указал собеседник.

Эксперт напомнил, американцы считают, что, вооружая антиправительственные силы в Сирии, они борются, таким образом, с терроризмом, а в России, наоборот, подчеркивают, что правительственные силы во главе с Башаром Асадом – это те силы, которые стоит поддержать, потому что именно они борются с терроризмом, в частности с ИГ в регионе.

«Находятся на земле и по-настоящему заинтересованы»

Позиция России заключается в том, что в борьбе с ИГ необходимо включение в антитеррористическую коалицию всех заинтересованных игроков, включая и режим Башара Асада и таких его оппонентов, как Турция и Саудовская Аравия. О координации всех сил, которые «находятся на земле и по-настоящему заинтересованы в борьбе с ИГ», в частности, заявлял замминистра иностранных дел России Михаил Богданов в интервью РИА «Новости» 19 августа.

«Как показывает практика последнего времени, удары с воздуха, наносимые коалицией во главе с США по позициям экстремистов, не приносят решающего успеха в противостоянии с ИГ», – констатировал замглавы российского МИДа. Как, в свою очередь, отметил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, авиаудары коалиции по правительственным войскам Сирии играют на руку ИГ. «Ослабленное руководство таким образом теряет свой потенциал в противодействии дальнейшему распространению «Исламского государства», – отметил Песков.
Как ранее отмечал президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, атаки турецких ВВС на позиции курдов фактически спасли от падения столицу «Исламского государства» – город Ракку на северо-востоке Сирии. Кроме того, эксперт указывает на намерение президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана создать на сирийской территории буферную зону для организации наступления на Алеппо (за который ведутся бои между правительственными войсками и боевиками) и Дамаск, контролируемый правительством Асада.

Израильский эксперт в области безопасности, обозреватель The Jerusalem Post Йоси Мельман указал в статье, опубликованной недавно газетой Maariv, что из 184 тыс. квадратных километров сирийской территории правительство Асада контролирует не более 20% – города Дамаск и Хомс, побережье с городами Латакия и Тарсус, а также южную часть Голанских высот на границе с Иорданией. Около 80 тыс. кв. км находится под контролем ИГ. 10–15% территории захвачено отколовшейся от «Аль-Каиды» группировкой «Джебхат ан-Нусра».

«Рассчитывать на участие США не приходится»

«Достичь окончательной победы над ИГ вполне возможно, используя явный перевес в силах, но американцы этого не хотят, потому что они заинтересованы в сохранении военных действий, поскольку рассчитывают ликвидировать и режим Башара Асада, и поддерживать напряженность на Ближнем Востоке, извлекая различные политические дивиденды. В этом смысле, пока у США такая позиция, рассчитывать на их активное участие не приходится», – подчеркнул в комментарии газете ВЗГЛЯД эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ), главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов.

Не секрет, что мы американцам и раньше предлагали помощь в борьбе с терроризмом, в частности, после событий 11 сентября, напомнил собеседник. «Американцы тогда, с одной стороны, от помощи не отказывались, но, с другой стороны, каких-то решительных шагов навстречу России не было сделано. Они стали модернизировать свои спецслужбы и тем самым уповали на свою силу и могущество», – отметил эксперт. Но, добавил он, «как показала практика, ни в Афганистане, ни в Сирии, ни с ИГ американцы справиться в одиночку не могут».

«Терроризм – это явление, с которым вроде все публично борются, но мы же прекрасно знаем, кто контролирует мировые финансовые потоки, кто верховодит такими организациями, как Всемирный банк, Международный валютный фонд и почему нельзя эффективно даже пресечь возможности контрабанды нефти с территории ИГ. Для меня это вопрос, ответ на который лежит в той же плоскости – это выгодно США», – полагает эксперт.
Однако кроме США в мире много других государств, заинтересованных в борьбе с террористической деятельностью, добавил эксперт. Он отметил, что наш призыв ведь адресован всему мировому сообществу, так что найдутся страны, которые столкнулись с угрозой терроризма. «Это могут быть и союзники США по Североатлантическому альянсу», – подчеркнул собеседник.

Куртов отметил, что нынешняя ситуация с миграцией показывает – в рамках ЕС не все гладко и принятые обязательства вовсе не спасают от сценария, когда Брюссель оставляет их на произвол судьбы в одиночку бороться с этой угрозой. «Те, кто часто испытывают атаки террористов, возможно, будут в меньшей степени оглядываться на позицию Вашингтона тогда, когда затронуты их коренные национальные интересы в сфере безопасности», – отметил собеседник.

При этом эксперт не надеется на быстрое развитие событий в отношении российской инициативы. Куртов напомнил, что ранее мы уже предлагали принять договор о безопасности в Европе. «Он был взаимовыгоден всем странам, но на это не пошли, так как, видимо, кто-то в западных столицах вынашивал планы, которые были осуществлены на Украине, рассчитывали уязвить российскую позицию», – отметил политолог.

Но в случае реализации предложения Москвы «в понятие коалиции может входить не только совместная работа по военным операциям, но также обмен информацией, что является важным звеном в борьбе с террористической деятельностью».

http://vz.ru/politics/2015/9/4/765005.html
Геополитика БРИКС