Что происходит в Йемене.

События в Сирии и Ираке, в первую очередь, российская воздушная операция против исламистов отвлекли внимание мировой и отечественной общественности от другого крупного конфликта на Ближнем Востоке – от йеменской вендетты группы арабских и североафриканских государств. Между тем, происходящее в Йемене сегодня смело можно назвать одним из крупнейших противостояний современности, исключая разве что Сирию и недавние события на Донбассе.

Ситуация такова: альянсу хорошо вооружённых и организованных инсургентов – хуситов и верных им частей йеменской армии (по боевому потенциалу эти “партизаны” сопоставимы с Вооружёнными силами ЛДНР) противостоит Коалиция из 8 государств во главе с Саудовской Аравией. “Бэкграундом” этой коалиции в Йемене являются многочисленные и не хуже повстанцев оснащённые силы, лояльных опальному легитимному президенту страны – Абд Раббу Мансуру Хади. Третьей сторонй, опосредованно поддерживаемой Коалицией, являются боевики уже всем известного “Исламского государства, контролирующие центральную и южную часть Йемена.
Проаравийские лоялисты и войска Коалиции удерживают восточные и часть юго-западных районов Йемена, включая его крупнейший портовый город Аден, через который хуситы получали поддержку от их главного и de facto единственного союзника – Ирана. Сами же хуситы обороняются в наиболее заселённых и экономически развитых районах на западе страны, под их властью до сих пор находится столица Йемена Сана – на сегодняшний день это основная цель Коалиции. Немногочисленные йеменские острова в Баб-эль-Мандебском проливе близ африканского побережья контролируются армейскими частями, поддерживающими хуситов; а отдалённый остров Сокотра у побережья Сомали захвачен саудовским морским десантом.

Ситуационная карта Йемена. Красным цветом обозначены территории под контролем ВС Коалиции и лояльных президенту Хади сил; зелёным – под контролем хуситов; белым и серым – “Исламское государство”

 

Территориальные воды и воздушное пространство Йемена полностью контролируются морскими силами и ВВС Коалиции, хотя до взятия Адена саудиты относительно беспрепятственно пропускали в порт иранские, китайские и российские военные и гражданские корабли, опасаясь конфликта с третьей стороной. После же падения Адена поставки из Ирана для хуситов стали бессмысленными – других крупных портов, связанных с подконтрольными территориями у повстанцев нет.

Ситуация на земле гораздо сложнее. Заняв к середине августа 2015 года Аден и ряд стратегически важных южных территорий Йемена, войска лоялистов и Коалиции увязли в боях за провинцию Мариб, ведущую к Сане. Многомесячные бомбардировки йеменских городов не только не смогли дезавуировать военный потенциал хуситов, но и привели к социальной консолидации на подконтрольной им территории – ранее недолюбливавшие самозванцев жители Саны и других городов теперь рассматривают их, как защитников от кровавых интервентов, бомбящих мирные города. Но ещё более значимым козырем в руках хуситов является наличие у них самой настоящей “пятой колонны” на саудовской территории – с лета этнические йеменцы в южных провинциях Саудовской Аравии (особенно в Наджране, отторгнутом Саудовской Аравией у Йемена в 1931 году) фактически контролируют ряд городов и военных баз, открывая пограничные переходы для отрядов хуситов и йеменской армии. Таким образом, в полной мере использовать границу с Йеменом для атаки на эту страну Саудовская Аравия не в состоянии – местное население создаёт естественную буферную зону, отвлекая на себя и королевскую армию СА.

Хуситы обстреливают территорию Саудовской Аравии.

 Армия – предмет отдельного разговора. Любимое детище саудовских королей, после операции “Буря в пустыне” она была оснащена лучшими американскими вооружениями и организована по казавшемуся после победы над Ираком самым эффективным в мире американскому стандарту. Основной боевой единицей в ней являются батальонно-тактические группы, представляющие собой симбиоз танковых, артиллерийских и мотострелковых частей, имеющих постоянную связь с авиацией и разведкой.

 Это по инструкции. На деле система комплектования саудовской армии рушит её потенциальную боеспособность: пехотные подразделения формируются по территориальному признаку. Безусловно, это не рекрутчина, а территориальная оборона – система, по которой с 1945 года осуществлялся набор в армию Югославии (что её и погубило, когда этнические подразделения поддержали сепаратистов в Словении, Хорватии и Боснии, но это другая история); по этой же схеме сейчас формируются батальоны территориальной обороны Национальной гвардии Украины. Такой принцип хорош в обороне (местные быстрее мобилизуются, лучше знают свой регион и друг друга), но негоден в наступательной войне (местечковые убеждения не позволяют понять общегосударственную цель войны – вспомним высказывания русских солдат в Первую мировую – “Мы вятские – до нас Ганс не дойдёт!”). Что касается саудовской армии, то ситуацию осложняет и то, что в подразделениях, несущих службу на йеменской границе, воюют этнические йеменцы, не желающие идти против братского народа.

Саудовские пехотинцы на границе с Йеменом. Обороняют рубежи Родины эти бойцы не особенно отчаянно – при виде йеменских сил предпочитают отступать.

Танковые и артиллерийские же подразделения (а мы помним, что в современной БТГ они воюют в спайке с пехотой) комплектуются контрактниками, зачастую из привилегированных слоёв населения. В итоге образ современного саудовского подразделения, сражающегося в Йемене таков: масса плохо мотивированных, хорошо обеспеченных вооружением, но не полностью им владеющих пехотинцев; костяк танкистов и артиллеристов – на 80% из вчерашней золотой молодёжи, вернувшейся из Лондона и Дубаи, чтобы сменить “Ламборгини” на “Абрамс” или М-60 ради денег и престижа в глазах правящей элиты (читай: короля и его придворных). Этническая неоднородность и социальные конфликты дополняют эту неутешительную картину.

Элитная самоходно-артиллерийская рота ВС СА, укомплектованная членами аристократических фамилий и кланов, связанных с нефтедобычей. С хуситами “воюет” в стольном граде Эр-Рияде.

Естественным следствием является то, что в полном смысле армия НАТОвского типа несёт потери, сопоставимые с теми, что преследовали российские войска в Первой чеченской войне с таким же результатом – города вроде берутся, но тут же теряются, отбиваемые врагом. Наиболее боеспособные части королевской армии находятся внутри саудовского государства в связи с опасностью мятежей и гражданских волнений. Осознавая свою беспомощность на земле, саудиты ещё весной, в начале операции стали искать армию, готовую воевать за них в йеменских скалах и песках. И здесь начинается самое интересное.

Ставка изначально была сделана на ВС Пакистана и Египта, имеющие многолетний опыт борьбы с инсургентами на своей территории. Но обе страны дистанцировались от чужой войны, справедливо сославшись на занятость борьбой со “своими” повстанцами. Тогда с июля 2015 года “мальчиком для битья” стала с виду боеспособная, на 70% контрактная армия Объединённых Арабских Эмиратов. В ходе нескольких десантных операций при поддержке с воздуха бойцы ОАЭ без труда заняли район к северу от Адена и часть Мариба, но затем попали в ловушку: хуситы сначала нанесли по ним серию фланговых ударов, вынудив перейти к позиционной обороне а затем атаковали в сентябре главную базу ВС ОАЭ в Марибе, убив десятки йеменских военных и лояльных им йеменских бойцов.

Озверев не на шутку (в Абу-Даби погибших официально назвали мучениками), эмиратские военные предприняли комбинированный штурм Саны при поддержке саудовских коммандос, танков и боевых самолётов. Часть южных кварталов йеменской столицы была взята, в центре Саны зверствовали диверсионные группы Коалиции, началась зачистка Мариба. Казалось, дни хуситов сочтены: президент Йемена Хади на самолёте ВВС Саудовской Аравии прибыл в Аден, а лидер Хуси запросили немедленных переговоров, согласившись на продиктованные легитимным правительством Йемена и саудитами условия: сложить оружие, очистить столицу и стать политической партией.

Подорвавшийся на мине танк армии ОАЭ.

Но в конце сентября хуситы внезапно ударили по отказавшимся от переговоров коалиционерам с двух фронтов – к югу от Саны они опрокинули истощённых военных из ОАЭ, а на границе с Саудовской Аравией вновь атаковали саудитов, обратили их в бегство и заняли ещё несколько населённых пунктов на саудовской территории.

Истекающие кровью армии ОАЭ, СА и ещё нескольких стран Залива (Катар, Бахрейн и Кувейт) не могли сдержать контрнаступательного порыва врага и могли быть опрокинуты прямо к Адену. Прибытие долгожданных экспедиционных сил Египта не помогло: 800 египетских мотопехотинцев, танкистов и артиллеристов на “Градах” не спасало ситуацию.Вскоре египтяне сами понесли потери в Йемене.

“Картинное” фото атаки египетских войск в Йемене. Впервые в истории египтяне – союзники саудитов, в конце 1950-х они уже встречались в Йемене, но по разные стороны линии окопов.

 

Помогал ли хуситам Иран, или они сами открыли резервы, не известно. Но Саудовская Аравия принялась лихорадочно искать союзников. Выбор пал на некогда крупнейшее государство Африки – Судан. Огромная армия этой страны уже 40 лет ведёт непрерывную войну, закончившуюся отделением Южного Судана и фактическим отпадением Дарфура, но главное – Судану нужен если не союзник, то “протектор”: поссорившись со всеми крупными соседями – Египтом, Эфиопией, Чадом и зачем-то задружив против Эфиопии с никем не признанными гос.образованиями погибшей страны Сомали, Судан испытывает потребность в поставках вооружений и свободе мореплавания в Красном море (в Порт-Судан идут поставки из Ирана и Китая), выход из которого контролирует не самый крупный, но достаточный для региона саудовский флот.

Суданская бронетехника отправляется в пекло чужой войны.

Как видим, на роль пушечного мяса армия Судана подходит идеально. В течение двух последних суток трёхтысячная армейская группировка ВС этой страны высадилась в Адене, встречали её йеменские и саудовские генералы. Первые суданские колонны уже поползли на север, к Сане, где уже сгорели в огненных мешках сотни (если не тысячи) военных из ОАЭ и Саудовской Аравии. Первый результат достигнут – хуситы перебрасывают лояльные им войска из захваченных саудовских провинций обратно к Сане, готовясь в очередной раз устроить на улицах своей столицы врагу одновременно Сталинград, Грозный и Фаллуджу. Иранские военные корабли идут в Аденский залив, где курсирует саудовский флот и несколько кораблей ВМС США.

А значит to be continued…

Что происходит в Йемене.