Приднестровье: три составных части вызова для России

Приднестровская Молдавская Республика

Коллапс государства на территории бывшей Украины запустил процессы разложения государства на сопредельных территориях. Те, кто хотят сохраниться, максимально укрепляют границу с Украиной, чтобы не допустить экспорта хаоса. Это хорошо видно на примере Белоруссии, в которой накануне президентских выборов не пустили в республику около 200 подозрительных парней с признаками активистов Евромайдана. Аналогично поступают Российская Федерация, Польша, Венгрия и Словакия, ограждаясь от зоны хаоса, которая стремительно разрастается на Украине.

А вот в Молдове, страдающей от дефективной государственной системы, которая за 25 лет была приватизирована олигархическими группами, украинский коллапс способствует усилению собственно внутренний кризис.

Конфликт интересов в молдавском и украинском обществах идёт рука об руку с негативными тенденциями в экономике. И Украина, и Молдова последние 15 лет жили за счёт доступа к внешним кредитам, под которые продавалась государственная собственность. В ходе продажи основных активов государство ослабилось до такой степени, что стало уже не в силах совладать с олигархическими группами. И в Киеве, и в Кишинёве установилась модель власти «олигархического консенсуса», который обеспечен слабым государством и расколотым обществом.

Однако, кроме самой Украины и Молдовы, которые погружаются в хаос, заложником ситуации оказалась самая маленькая и до сих пор не признанная часть исторической России — Приднестровье.

Приднестровская Молдавская Республика, ограниченная с одной стороны Украиной, а с другой стороны Молдовой и не имеющая выхода к морю и воздушного сообщения с Россией, оказалась в заложниках украинского и молдавского кризисов. Причём ситуация в ПМР намного более сложная, чем, например, в ДНР и ЛНР, которые хотя бы имеют границу с РФ.

Экономические риски Приднестровья

Последние два года экономическая ситуация ухудшалась во всём регионе. Коллапсировала и украинская, и молдавская экономики, что неизбежно привело к кризису крошечного 500-тысячного рынка Приднестровья.

То, что приднестровский рубль не девальвировал вслед за гривной и леем, позволило как минимум избежать паники и депрессии в обществе. Однако полумиллионный рынок в окружении стагнирующего 4-милионного рынка Молдовы и 35-милионного Украины объективно не может не вползти в кризис. Самодостаточная экономика при 500 тысячах потребителей попросту невозможна. А если учесть критическую зависимость Приднестровья от импорта нефти и газа, то ситуация и вовсе катастрофична.

В сложившейся ситуации можно констатировать, что экономическая ситуация в ПМР будет ухудшаться из месяца в месяц. Причём вне зависимости от талантов тамошнего руководства. Как 10-миллионный рынок Беларуси критически зависит от состояния экономики 140-миллионной России, так и полумиллионный рынок ПМР критически зависит от состояния экономики Украины и Молдовы.

Единственное, на что может рассчитывать Приднестровье, – это на помощь России и интенсивный запуск собственных производств. Приднестровью надо научиться не только производить, но и продавать на внутреннем рынке максимально возможную линейку товаров народного потребления — от спичек и одежды до мебели и продуктов питания.

Блокада со стороны Украины будет только усиливаться, а с 1 января 2016 года закончится льготный период торговли с ЕС для приднестровских предприятий. Поэтому внутренний рынок и собственный производитель должны стать приоритетом экономической политики.

Олигархия как фактор разрушения государства

Однако если бы дело было только в экономике, то проблемы ПМР можно было бы решить за счёт дотаций из России. Но на самом деле проблема намного глубже и становится видна на политэкономическом уровне.

Причиной демонтажа государства и на Украине, и в Молдове стала олигархическая модель экономики. Государство постепенно теряло сектора экономики в ходе приватизации, на базе которых появлялись олигархические группы. Банковский сектор, капитальное и автодорожное строительство, металлургия, хим- и сельхозпроизводство стали основой миллиардных частных капиталов. Которые на втором шаге пришли в политическую деятельность и начали приватизировать парламент, правительство и госкомитеты.

Любой переворот, цветная революция или Майдан является многосоставным процессом. Должны сработать три политических фактора — протест народных масс, внешняя поддержка США и лояльность местной олигархии. Третий элемент критически важен, потому что любой Майдан заканчивается передачей власти олигархии. Крупный частный капитал является союзником той страны, где в банках хранятся личные состояния.

Если бы в Приднестровье была белорусская модель экономики, где центральным игроком является государство, то можно было бы говорить об относительной безопасности. Однако, в ПМР как и в Молдове и на Украине наблюдается монополизация экономики частным капиталом. Финансово-промышленная группа «Шериф», смогла сконцентрировать сверхкапитал и контролировать многопрофильные активы начиная от футбольного клуба «Шериф» и коньячного завода «Квинт» до автозаправок и розничной торговли. Предприятия частной корпорации «Шериф» обеспечивают около 50% налоговых поступлений бюджета.

То есть по факту государство в ПМР оказалось в заложниках у частного капитала. Который естественным путём будет стремиться к приватизации государственной власти. И не потому, что корпорация плохая или хорошая. Просто олигархия ведёт себя одинаково в любой части планеты. Поэтому и приднестровский частный капитал будет вести себя так же, как вёл себя капитал украинский или молдавский.

Итак, вторая ключевая угроза для государства Приднестровья — это приватизация государства олигархией. Причём, как мы могли видеть на примере Украины, Молдовы или Грузии, процесс приватизации государства олигархией всегда начинается с парламента. Остальные органы власти попадают под раздел частным капиталом позднее. Если вы хотите понять, как обстоят дела с влиянием олигархии в вашем государстве, всегда стоит изучить состав парламента.

Партия США в регионе

Третий фактор, который угрожает самому дальнему и непризнанному региону Большой России, – это политическая партия, которую разыгрывают США против России во всём причерноморском регионе.

Одесса и область попали под прямое управление США в лице губернатора Михаила Саакашвили. Который сразу же после назначения усилил блокаду ПМР. Сейчас Саакашвили удалось добиться назначения 26-летней фаворитки на пост начальника одесской таможни. Из чего можно сделать вывод, что Саакашвили сможет управлять торговой блокадой в ручном режиме.

Также не стоит забывать озвученные планы совместного украино-молдавского контроля на участке приднестровско-украинской границы. По мере угасания внутриполитического кризиса в Молдове, Киев и Кишинёв вернутся к этой идее.

Кризис в ПМР необходим США для того, чтобы ослабить Россию, которая уже разрывается между поддержкой ДНР, ЛНР и Сирии. Каждый новый фронт приводит к расфокусировке внимания Кремля и оборачивается новыми расходами для российского бюджета. Кроме того, втягивание России в новый конфликт – это хороший плацдарм для новых санкций и торговых ограничений.

Поэтому передача власти Саакашвили в Одессе – это больше чем партия в украинском кризисе. Это заявка на тотальную блокаду Приднестровья. С западной стороны партнёром США выступает Румыния, которая практически в ручном режиме управляет правящими элитами в Кишинёве. Однако Бухарест не готов на обострение и военные действия, потому что его конечной целью является поглощение всей Молдовы вместе с Приднестровьем. Румынии надо сохранить образ «доброго следователя», в том время как роль «злого» приготовлена Украине.

Ставки ценой в республику

Приднестровье сегодня находится в кризисе, который имеет все шансы стать более глубоким, чем кризис, во время которого рождалась ПМР. В начале 90-х ещё работал общий контур союзной экономики, и Украина, и Молдова, и Приднестровье были индустриально развиты. За 25 лет промышленной деградации индустрия и промышленность были либо приватизированы, либо поглощены иностранным капиталом, либо уничтожены.

Причём уничтожение суверенной экономики неизбежно приводило к политической и культурной колонизации. В Молдове была проведена тотальная румынизация, на Украине все 25 лет ведётся искоренение русского языка и культуры. Олигархическая власть всегда подогревает националистический раскол в обществе, потому что таким обществом проще управлять. Национализм, русофобия, олигархия и демонтаж государства продаются в одном наборе.

На уровне схемы технология разрушения государства выглядит следующим образом. Экономический кризис — рост недовольства граждан — подогревание протеста — бунт — смена власти. А вот уже на этапе смены власти происходит подмена лидеров протеста ставленниками олигархии. Можно говорить, что мы имеем дело с гибридной войной, когда государство уничтожается не с помощью военной силы, а с помощью экономической блокады и последующего внутриполитического кризиса.

Для Приднестровья наступил момент истины, потому что на кону стоит сама модель непризнанной части России и осколка СССР, где все 25 лет была сохранена уникальная союзная, русская, молдавская и украинская идентичности, основанные на интернационализме, дружбе народов и уважении к труду.

Вопрос выживания и сохранения Приднестровья – это не только задача для республики. Это испытание для самой России, которая либо сможет сохранить себя в Приднестровье, либо утратит свои позиции на Днестре, окончательно потеряв и Молдову, и Одессу, и Бессарабию, и Гагаузию. Причём если для России это ещё одно критическое испытание, которое может обернуться дополнительными расходами и проблемами на международной арене, то для каждого из граждан Приднестровья это вопрос выживания. ПМР на сегодня – это единственное что удерживает Россию на рубежах, где закрепились ещё Суворов с Потёмкиным.

http://www.odnako.org/blogs/pridnestrove-tri-sostavnih-chasti-vizova-dlya-rossii/