Другой истории у меня для вас нет. Чтите эту

Эта статья Дмитрия Лекуха как ответ на комментарии “некоторых”, кто пытаюся всеми силами внять в вину большевикам свержение Временного правительства, которые якобы радели за Россию и пытались устроить выборы новой царской династии, и убийство царской семьи. Вот этот комментарий: “Большевики Временное правительство свергли. Из-за них были сорваны выборы новой династии”.

Автор данного комментария всё сводит к тому что большевики в 17-ом году свергли Временное правительство. А ведь это также как и в 2014-ом году на Украине свергли Януковича. Майдан на Украине сверг легитимную власть, также как и в феврале 1917-ого свергли царя, выдавая впоследствии что царь сам написал отречение. В принципе это тоже самое, что сейчас говорят о том, что Янукович сбежал и оставил страну и власть, тут же забывая об угрозах в его адрес и в адрес его семьи. И тут не важно что он был за человек, президент и так далее, здесь речь о самом факте угроз и свержения. И, если брать параллели событий на Украине и событиями в 1917-ом, то большевики свергли недегитимное правительство, да и свержения тогда и не было никакого, так как и управления страной не было никакого и большевики “взяли то, что плохо лежит” и впоследствии подняли страну, сделав экономику страны одной из самых мощных мировых экономик, а далее Победили одну из самых мощных армий мира того времени – Гитлеровскую фашистскую Германию.

Вот эта статья Дмитрия Лекуха.

…Сразу оговорюсь, во-первых, я и близко «не красный», во-вторых, фигура Петра Лазаревича Войкова по многим вполне понятным причинам лично мне крайне несимпатична.

И – более того.

Я, пусть и с некоторыми оговорками, в отношении данного персонажа вполне разделяю этическую позицию, высказанную на государственном телевидении ведущим воскресных «Вестей» Дмитрием Киселевым.

Но я сейчас некоторым образом о другом.

Другой истории у меня для вас нет. Чтите этуЕсли коротко – о переименованиях. Суть которых, к сожалению, всегда сводится исключительно к одному: к очередному переписыванию нашей многострадальной истории, которую, и мы уже об этом неоднократно писали, нужно не переписывать, а изучать.

А русская история ХХ века трагична и по-настоящему страшна.

В гражданских потрясениях вообще не бывает правых и виноватых. Точнее, в них одновременно и правы и виновны – все.

Просто у каждого – своя личная правда.

Выстраданная.

За которую, когда «гражданское потрясение» перетекает в горячую фазу люди идут не только убивать, но и умирать: именуемый противниками террористом Войков, кстати, в результате сам был убит террористом, уже будучи советским дипломатом. Подло и из-за угла.

Да и методы …м-м-м … далеко друг от друга не уходили: нет большого секрета, что первыми расстреливать пленных стали именно «белые», в знаменитом и «мученическом» Ледовом походе генерала Корнилова. А именем моего личного кумира, «рыцаря» и одного из подлинных героев «белого движения» генерала Михаила Гордеевича Дроздовского, еще очень и очень долго пугали детей в Малороссии. Особенно в тех местах, через которые «из Румынии походом шел дроздовский славный полк».

При всем уважении – полк шел настолько «славно», что…

…Ну, да ладно.

Просто повторюсь, – в гражданских противостояниях, переходящих в гражданские войны, «своя правда» есть у каждой стороны. И, учитывая количество последователей этих «правд гражданской войны» это противостояние продолжается у нас и до сейчас.

И оно не может окончится победой любой из сторон: если нация хочет остаться единой, эта беда может закончится не «окончательным урегулированием» и/или «победой», а только «национальным примирением». А национальное примирение происходит не там, где одни памятники рушат и вместо них ставят другие.

«Национальное примирение» происходит только там и тогда, когда на условной площади в центре Москвы рядом стоят памятник Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому и «Соловецкий камень».

Не «вместо», а «вместе», и это надо очень четко понимать.

Более того.

России для «национального примирения» необходимы памятники и Ленину, и Сталину, и Корнилову с Дроздовским и Колчаком.

И даже какому-нибудь Керенскому или, не к ночи будь помянут, какому-нибудь либерал-консерватору  Гучкову, вина которого в трагической гибели семьи последнего русского императора ничуть не меньше, а, думается мне, и реально побольше, чем у непосредственных исполнителей расправы.

Потому как, как бы мы, потомки «красных» и «белых» к друг другу не относились, – это наша общая история.

Общая, понимаете?!

Для всех: для красных и для белых, если они, разумеется, продолжают считать себя русскими.

Великая и трагическая.

А другой истории, перефразируя русского грузина Иосифа Виссарионовича Сталина, у нас – и для нас – нет.

Дмитрий Лекух