Британия опять мечтает колонизировать Ближний Восток

“План Кэмерона” предлагает отдать власть в Сирии оппозиции под британской эгидой.

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон представил сегодня в парламенте стратегию правительства по расширению военной операции против  ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая группировка). Для российского читателя этот 36-страничный документ не представлял бы никакого интереса, однако именно его Кэмерон предлагает в качестве обоснования для начала авиационных ударов Британии по Сирии и Ираку и послевоенного урегулирования. Многие из представленных положений “плана Кэмерона” прямо противоречат российской позиции по Сирии и свидетельствуют о скрытых неоколониальных амбициях Лондона на Ближнем Востоке.

Даунинг-стрит приводит данные силовых ведомств, которые насчитали только 800 британских граждан, воюющих на стороне ИГИЛ. Эта цифра выглядит не очень правдоподобно, поскольку ровно год назад политики говорили о не менее чем 2 тыс. британцев-джихадистов, тогда как сам Кэмерон признавал нахождение в районе боевых действий лишь 500 наемников с туманного Альбиона.

“В правительстве недостаточно людей, способных контролировать наши границы. Люди, отправляющиеся в Ирак и Сирию и возвращающиеся обратно, практически никогда не были под арестом. Мы почти никого из них не арестовали. Были случаи, когда люди возвращались в страну после полугода пребывания в Сирии и они до сих пор на свободе”, – говорил год назад журналистам член британского парламента Халид Махмуд.

Приняло ли государство какие-то меры с тех пор? По данным Кэмерона, которые он оглашает сегодня в парламенте, почти 300 арестов по подозрению в террористической деятельности произошло в течение 12 месяцев с марта 2014 года, что на 31% выше показателей предыдущего аналогичного периода. Более того, это наивысший показатель за 15 лет. Однако, вероятно, число радикальных исламистов, оставшихся на свободе, значительно выше.

Итак, Дэвид Кэмерон пытался убедить парламент следующими доводами: ИГИЛ получает $1,5 млн в день от одной только продажи нефти (посчитать доходы от торговли пленниками и награбленными древними предметами искусства не представляется возможным) и финансирует террористическую деятельность за пределами Сирии и Ирака. Взрывы в Тунисе и Анкаре, падение российского лайнера над Синаем, трагедия в Париже – только самые недавние злодеяния игиловцев.

Все это правда, но в руках Кэмерона она становится лишь инструментом манипулирования общественным и официальным мнением. Цель – доказать, что прозападная “антиигиловская” коалиция из 63 стран и двух организаций (ЕС и Лиги арабских государств) только потому крайне неэффективно показала себя, что не привлекала к бомбежкам Британию.

Самолеты и раньше проводили разведку, причем, по словам Кэмерона, “системе “Раптор” нет равных; так почему же мы занимаемся обнаружением и отслеживанием ИГИЛ, но не имеем права сбросить на них ракеты?”

Как следует из текста далее, перед британскими войсками не ставится цель изничтожить террористов на Ближнем Востоке на корню. Первая задача – снизить давление на… так называемую “умеренную сирийскую оппозицию”, которая, по мнению правительства Великобритании, вынуждена воевать на два фронта – против ИГИЛ и против Асада. Правительственная сирийская армия в докладе представлена как инструмент режима для сведения счетов с инакомыслящими, а умеренные оппозиционеры – как “центр мирных протестов 2011 года”.

При этом, конечно, умалчивается, что сложившаяся катастрофическая ситуация во многом и стала продолжением этих “мирных протестов”, и не только в Сирии. Более того, Кэмерон не скрывает, что бомбежек с воздуха недостаточно и необходима поддержка с земли…

Нет, он не собирается добиваться разрешения на наземную операцию британских войск в Сирии и Ираке и даже называет такую операцию бесперспективной. Великобритания, как выясняется, рассчитывает на помощь этой самой “умеренной оппозиции”, боевиков которой в Сирии на Даунинг-стрит насчитали аж 70 тыс. Целая армия, которую Великобритания хочет всесторонне поддерживать, и не только добрым словом в парламенте.

По британскому плану, именно в руки различных оппозиционных или национально-религиозных групп должно передаваться управление над теми участками сирийского государства, которые удалось отбить у террористов. При этом позиция официальных властей самой Сирии не берется во внимание: гораздо важнее – мнение “народного ополчения”. Помимо “умеренной оппозиции”, помощь планируется оказывать “Сирийской гражданской обороне”, курдской пешмерге (вооруженные силы курдского народного ополчения. – Прим. ред.) и другим стихийным военизированным формированиям, которые после завершения военных действий, будут, по задумке британцев, налаживать жизнь на отвоеванных у ИГИЛ территориях. То есть, если абстрагироваться от “благородных целей” победы над терроризмом, мы получаем фактическую поддержку и дальнейшее разжигание гражданской войны в Сирии. Национальные, религиозные, культурные разногласия между различными политическими группами столь сильны, что поддержка Западом одних может спровоцировать расправу над другими, что уже не раз происходило в столкновениях между суннитами и алавитами, например.

“Войска Асада атакуют умеренную оппозицию ежедневно”, – сетует Кэмерон. Но иначе и быть не может, ведь для законного правительства все происходящее – логичное продолжение событий 2011 года и отнюдь не мирных протестов. Солдаты Асада слишком хорошо помнят взрывы в тогда еще мирном Дамаске и кровавую охоту на своих сослуживцев, на свои семьи… План Лондона, если будет допущена попытка его реализации, – верная гибель для сотен тысяч людей, помимо уже погибших и пострадавших, и фактический распад Сирии как государства. Курды настаивают на создании собственного государственного образования в Сирии и Ираке, что не одобрило бы никакое сирийское правительство, включая потенциальное оппозиционное. Отдавать разным группировкам территории под контроль означает фактически провоцировать их резню между собой.

Пока же Кэмерон рекомендует Башару Асаду прекращение огня между сирийской армией и “оппозиционерами”. Также Великобритания хочет привлечь к политическому урегулированию Иран, который поддерживает Асада и имеет на него влияние. “Мы не позволим Ирану наложить вето на наши жизненно важные интересы”, – отмечается при этом в стратегии. Если заглянуть чуть дальше, то в документе после победы над ИГИЛ – сплошная “демократизация” по образу и подобию “арабской весны”. “Сирия не должна выбирать между ИГИЛ и Асадом”, – выносит британский премьер вердикт суверенной и независимой стране.

Британская стратегия становится яснее после ознакомления с ее последним разделом. В нем Кэмерон обещает направить собственных специалистов для внедрения гражданских управленцев в состав военного переходного правительства. Похоже, что колониальный менталитет – это навсегда, и Британию до сих пор мучает ностальгия по временам ближневосточных нефтегазовых концессий British Petroleum начала прошлого века, где она безраздельно правила.

Что же касается российской коалиции, то с ней по “плану Кэмерона” планируется взаимодействовать по минимуму. Координировать действия авиации, чтобы избежать недоразумений в воздушном пространстве, обсуждать послевоенное урегулирование в венском формате – вот, пожалуй, и все. На самом деле, конечно, британцы будут всеми силами препятствовать ведению российской операции. Так, Кэмерон упоминает созданный в Лондоне “Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека”. По словам британского премьера, эта организация создавалась для распространения правдивой информации о зверствах ИГИЛ в Сирии и противостояния пропаганде радикалов в Европе. На деле все обстоит с точностью до наоборот – центр этот известен у нас тем, что практически с самого начала российской военной операции в Сирии дезинформировал европейскую общественность новостями о якобы погибших детях и разбомбленных гражданских объектах. Эта информация не раз опровергалась из официальных и журналистских источников, но ни одного извинения от центра не последовало.

Решение британских парламентариев по “плану Кэмерона” будет принято в ближайшие дни. Если большинство проголосует за расширение военного вмешательства в Сирии и Ираке, для России это будет означать активизацию в регионе еще одного опасного противника, прикрывающего свои колониальные аппетиты словами о демократии, стабильности и правах человека.

 

Анастасия Казимирко-Кириллова, “Царьград ТВ”. Фото: Alessandra Tarantino/AP/TASS

Британия опять мечтает колонизировать Ближний Восток