Ислам в армии Гитлера

Солдаты 13-й горной дивизии СС на молитве. 1943г.

На исламскую религию немцы, пожалуй, в своей оккупационной политике возлагали надежды поболе, чем на православие, т.к. заигрывание с исламом давало ценного союзника – Турцию, соседа с Северным Кавказом. Такие мысли посещали немцев ещё в Первую Мировую войну. В 1927 году в Берлине был создан Исламский Институт, а в 1932 году Берлинский отдел Исламского Всемирного Конгресса. С приходом нацистов все мусульманские организации попали под контроль Внешнеполитического отдела НСДАП.

Перед нападением на СССР немцы подготовили и исламский фактор. Цель – признанием религии привлечь на свою сторону население Северного Кавказа и крымских татар в Крыму, захватить Бакинскую нефть, получить в качестве союзника Турцию и продвигаться дальше на Тибет и в Индию. При Главном Управлении Имперской безопасности (РСХА) было создан при содействии эмигрантов из Российской империи институт «Туркестан», при котором имелась школа мулл («муллашулле»). Муллы готовились для коллаборационистских частей, укомплектованных из военнопленных мусульман и местного населения Кавказа и Крыма.

В разговоре с Геббельсом по поводу исламской религии в туземных формированиях глава СС Гиммлер заявил, что: «не имеет ничего против ислама, потому что он обещает мусульманам рай, если они погибнут в бою, – то есть эта религия очень прагматическая и привлекательная для солдат!».

На Ближнем Востоке сторонником германо-мусульманского союза был Великий муфтий Иерусалимский Амин эль-Хуссейни. Нацисты решили подключить его к своим мусульманским изысканиям – 6 ноября 1941 года муфтий прибыл в Берлин. Муфтий лично встречался с Риббентропом и Гитлером, остался в Германии и стал духовным лидером всех мусульманских формирований в Германии, воюющих как против Англии, так и против СССР.

Великий муфтий Иерусалима Амин эль-Хуссейни беседует с добровольцами из азербайджанского легиона

Тезисы Амин эль-Хуссейни поражают воображение:

1. Германия никогда не воевала против мусульманских стран.

2. Германия борется против мирового еврейства – главного врага ислама.

3. Германия борется против Англии и её союзников, которые угнетают миллионы мусульман.

4. Германия борется против большевизма, который тиранит 40 миллионов мусульман.

Коллаборационизм мусульман всемерно появился в оккупированной части Кавказа и в Крыму. Достоверно известно, что с нетерпением прихода немцев ждали крымские татары и, конечно, их священники. В Крыму по свидетельству очевидца Эриха фон Манштейна: «Татары сразу же встали на нашу сторону. Они видели в нас своих освободителей от большевистского ига, тем более что мы уважали их религиозные обычаи…».

Действительно, оккупационные власти с помощью местных восстанавливали старые мечети (50 мечетей) и даже строили новые. Следует отметить не столько антибольшевистский настрой крымских татар, сколько антирусский. Появилась возможность занять административные должности и терроризировать русских. Импонировало татарам и то, что немецкие власти построили свою систему грабежа так: у татар ничего не брать, у других – понемногу, а у русских (которых было в Крыму 49,6%) отбиралось по-максимуму, оскорбляли и унижали их. Невдомёк было татарам, что покончив с русскими и всеми другими, следующими жертвами должны были стать они.

Вот, что писала крымская газета в оккупированном Крыму:

«Великому Гитлеру – освободителю всех народов и религий! 2 тыс. татар дер. Коккозы и окрестностей собрались для молебна…в честь германских воинов. Немецким мученикам войны мы сотворили молитву…Весь татарский народ ежеминутно молится и просит Аллаха о даровании немцам победы над всем миром…Да благославит тебя Господь, наш великий господин Гитлер!». 10 марта 1943 года.

«Из послания А.Гитлеру, принятого на молебне более 500 мусульман г. Карасубазара: «Наш освободитель! Мы только благодаря Вам, Вашей помощи и благодаря смелости и самоотверженности Ваших войск сумели открыть свои молитвенные дома и совершать в них молебны…». 10 апреля 1942 года.

Несмотря на все заигрывания с крымскими мусульманами, немцы не соглашались выбрать крымского муфтия (он должен был стать духовным лидером всех мусульман и в Крыму и на Кавказе), т.к. желали делать минимум уступок при максимальном использовании ситуации. Ведь следующими жертвами, после уничтожения славян и других в Крыму, должны были стать и крымские татары, и кавказцы, поэтому упрочнять положение татар избранием муфтия они не желали. Хотя, например, сотрудник Министерства по делам оккупированных восточных территорий Герхард фон Менде был за такую уступку: «Исламский мир – это единое целое. Поэтому шаг Германии навстречу мусульманам на Востоке неминуемо вызовет соответствующие настроения у всех мусульман». Но военные заблокировали избрание крымского муфтия, т.к. к этому времени Крым стал фронтовым городом.

Источник

http://cont.ws/post/211934