Scofield: Не повторять ошибок прошлого

Сражение в Могадишо произошло 03-04 октября 1993 года.

Дата настолько знакома, что не может быть простым совпадением.

21 сентября 1993 г. — издание президентом РФ Б.Н. Ельциным указа № 1400 о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета.

03 октября 1993 г. — провокация у телецентра «Останкино».

04 октября 1993 г. — штурм Дома Советов (Белого дома).

Другими словами, события в Могадишо (когда американских военнослужащих специально подставили под моджахедов Усамы бен Ладена) и события в Москве происходили одновременно. Такой синхрон должен был привести к смене власти в РФ и в США, т.к. Б. Клинтону предъявили бы не только Сомали, но и потерю контроля над Россией.

Однако, расстрел Белого Дома позволил Б.Н. Ельцину сохранить президентское кресло и это же помогло удержаться Б. Клинтону и его команде.

Один из участников октябрьских событий в Москве так объяснил причины конфликта:

http://portal-kultura.ru/articles/country/10035-kirsan-ilyumzhinov-v-osnove-konflikta-lezhal-raznyy-podkhod-k-privatizatsii/?print=Y&CODE=10035-kirsan-ilyumzhinov-v-osnove-konflikta-lezhal-raznyy-podkhod-k-privatizatsii(03.10.2013)

Кирсан Илюмжинов: В сентябре 1993 года, когда стало ясно, что конфликт между президентом и Верховным Советом становится необратимым, по инициативе нескольких политиков — Рамазана Абдулатипова, Анатолия Собчака и моей — был создан Совет субъектов Федерации, это был прообраз нынешнего Совета Федерации. Очень многие руководители регионов и председатели законодательных собраний, которые были против жесткого конфликта, вошли в него. Меня и Вадима Густова, председателя Леноблсовета, избрали сопредседателями. Мы собрались в кабинете председателя Конституционного суда Валерия Дмитриевича Зорькина, и составили обращение к враждующим сторонам. Его подписали 68 человек.

Культура: Какой план действий был у вас?

Илюмжинов: Чтобы не допустить войны и раскола в обществе, мы предложили принять так называемый «нулевой вариант». Чтобы Верховный Совет отменил свое постановление по импичменту Бориса Николаевича, а тот, в свою очередь, — свой указ о роспуске Верховного Совета. То есть призвали стороны вернуться к исходным позициям.…

Илюмжинов: Нет, конечно. Дело в том, что некоторые члены Верховного Совета подписали письмо в поддержку Ельцина. А я не стал. И мне кажется сейчас, через двадцать лет, что я прав был тогда. Тот подход к развитию страны, который предлагал Верховный Совет, как минимум заслуживал внимания. Там же были уважаемые люди, с большим профессиональным и жизненным опытом. Генеральные директора заводов, производственники, прошедшие путь от мастера до министра. Далеко не всем нравилось, что делают младореформаторы, эти «чикагские мальчики», лаборанты, которые ни дня на производстве не проработали.…

Культура: То есть в основе конфликта лежал разный подход к приватизации?

Илюмжинов: Конечно! Экономическая составляющая была, на мой взгляд, острее, чем конфликт характеров — Ельцина с одной стороны и Хасбулатова с Руцким — с другой. Я Бориса Николаевича поддерживал, я его уважал и уважаю, он мне в жизни во многом помог. Но и в Верховном Совете были неглупые люди. Предложенная ими программа была ближе к китайскому варианту — чтобы в собственности государства оставить стратегические отрасли, в частности оборонную и другие. А остальное отдать бизнесу — в том числе малому и среднему. И за это их расстреляли. А сейчас прошло двадцать лет, и мы возвращаемся к тому, чего тогда не приняли…(конец цитаты).

Итак, разные модели приватизации. Остаются Б. Ельцин и Б. Клинтон — один вариант и список бенефициаров, уходят — другой вариант и другой список.

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/1146/(01.02.2004) В марте 1993 года открылся съезд Верховного Совета, на котором началось жесткое противостояние президента и парламента. Оно завершилось в октябре подавленной попыткой военного переворота, но с марта по октябрь у «элиты», а точнее у ближнего круга Ельцина, не было уверенности в своей победе, поэтому круг этот на всякий случай готовил себе путь в эмиграцию.

… Версия эта основана на информации Карон фон Герке-Томпсон — вице-президента вашингтонской консалтинговой фирмы First Columbia, Inc. Именно к ней обратились в апреле 1993 года Конаныхин и Цыдорчук с предложением помочь в открытии оффшорного банка и в приобретении паспортов. Герке-Томпсон не занималась ни тем, ни другим, но ее насторожило утверждение Конаныхина о том, что, будучи вице-президентом банка «Менатеп», он контролирует его активы на сумму 1,7 миллиарда долларов и что первоначальная капитализация новоучрежденного банка составит один миллиард. Это было время, когда в конгрессе США обсуждался вопрос о предоставлении правительству России финансовой помощи на сумму 4 миллиарда. 100 паспортов натурализованных граждан, по словам Конаныхина, предназначались для привилегированных клиентов банка «Менатеп», готовых инвестировать в экономику страны своего нового гражданства по 100 миллионов долларов каждый, 25 паспортов должны быть оформлены на сотрудников банка; кроме того, требовалось 15 дипломатических паспортов для «особых клиентов» — вот за них Конаныхин будто бы был готов платить «любые деньги».

… Предложение до такой степени обеспокоило Герке-Томпсон, что она позвонила в ЦРУ. Из Лэнгли — она называет своих кураторов «мистер Зи» и «мистер Ви» (Mr. Z и Mr. V) — ей ответили, что разведка весьма интересуется деятельностью Конаныхина и Ходорковского по отмыванию «миллиардов долларов, похищенных сотрудниками КГБ и высокопоставленными должностными лицами» России. По словам Герке-Томпсон, Конаныхин и Цыдорчук снимали офис в отеле Willard — одной из старейших и роскошнейших гостиниц Вашингтона, расположенной через дорогу от Белого дома. У нее создалось впечатление, подтвержденное «мистером Ви», что боссом была Цыдорчук (полное тройное имя этой дамы — Cidorchuk-Heinz-Volevok), получавшая указания непосредственно из Москвы и Бог весть куда потом подевавшаяся.

В конце июля — начале августа вопрос о паспортах стал срочным. Под неослабевающим давлением Конаныхина и Цыдорчук First Columbia договорилась о встрече с дипломатами из посольства Уругвая и составила формальный контракт, однако подписывать его оказалось не с кем — оба клиента отбыли в деловую поездку. 21 сентября Герке-Томпсон удалось дозвониться Елене Цыдорчук, которая отменила все прежние договоренности и попросила ее больше не звонить. На просьбу позвать к телефону Конаныхина Цыдорчук ответила, что ее компаньон находится в Турции и что именно он и распорядился прекратить всякие контакты с First Columbia, поскольку, дескать, выяснилось, что контора эта подставная.

Спустя почти год друзья в ЦРУ рассказали Герке-Томпсон, что операция по разоблачению финансовых схем московских коррупционеров была раскрыта «кротом» СВР Олдричем Эймсом, находившимся в Турции в то же время и в том же месте, что и Конаныхин, хотя вместе их никто и не видел. Люди из Лэнгли дали ей понять, что высокие политические интересы пришли в противоречие с информацией разведки и администрация Клинтона приняла решение закрыть глаза на разгул коррупции в России(конец цитаты).

С учетом того, что М.Б.Х. работал в интересах компании Вангард, можно предположить, что деятельность вице-президента банка «Менатеп» А. Конаныхина в 1993 году была изначально «подставной», чтобы команду Б. Ельцина обвинить в коррумпированности, а команду Б. Клинтона в «закрытии глаз на эти преступления». Подобная схема была реализована в 1999 году, когда был раскручен скандал с отмыванием денег через BankofNewYork. Собственно и материал о Карон фон Герке-Томпсон (Karon von Gerhke-Thompson) появился в это время — 23.09.1999 г. в TheGuardian(см. http://www.theguardian.com/world/1999/sep/23/julianborger). Цель публикации — обвинение администрации Б. Клинтона.

Но в 1993 году эта попытка не удалась, так как о начале операции ЦРУ сообщил Олдрич Эймс.

http://www.e-reading.club/chapter.php/1010015/152/Pyhalov_-_CRU_i_drugie_specsluzhby_SShA.html(И. Пыхалов «ЦРУ и другие спецслужбы США)

В 1983 году О. Эймс был назначен начальником контрразведывательного подразделения отдела СССР и Восточной Европы Оперативного директората ЦРУ.

… В октябре 1990 г. Эймса переводят в созданный за два года до этого контрразведывательный центр, где он занимается аналитической работой, связанной с проникновением в КГБ. В августе 1991 г. Эймс временно возвращается в отдел Советского Союза и стран Восточной Европы начальником так называемой «рабочей группы по КГБ», в задачу которой входило окончательное разрушение КГБ СССР. В конце сентября 1991 г. группа была ликвидирована, а Эймс получил назначение в Центр по борьбе с наркотиками, организационно входящий в состав Разведывательного директората ЦРУ.

В Центре Эймс отвечал за причерноморские страны и Балканский полуостров.

… В конце февраля 1994 г. Эймсу предстояла служебная командировка в Москву, где он должен был встретиться с представителями российских спецслужб с целью налаживания сотрудничества в борьбе с наркомафией. В результате 21 февраля 1994 г. ФБР арестовало Эймса недалеко от его дома, когда он возвращался с работы(конец цитаты).

О. Эймс передал информацию в Москву и в результате были оборваны контакты А. Конаныхина с К. Герке-Томпсон. А на них очень рассчитывали те, кто планировал удалить от дел связку Б. Ельцин-Б. Клинтон.

Поэтому в октябре 1993 года, когда был организован провал ССО США в Могадишо, появилась информация о том, что секретные коды попали моджахедам через О. Эймса.

Более того, из Москвы была «слита» информация и О. Эймс был арестован в США.

Вот заявление Н. Леонова, бывшего замначальника ПГУ КГБ СССР по Западному полушарию (сентябрь 1983 г. – январь 1991 г.), начальника аналитического управления КГБ (январь 1991 г. – август 1991 г.): «». (Заворотный С. Прокол Эймса в США был невозможен. Его предали в Москве // Комсомольская правда. 22 декабря 1994).

Разоблачение О. Эймса привело к отставке директора ЦРУ Джеймса Вулси (R. James Woolsey, Jr.), назначенного Б. Клинтоном 05.02.1993 г.

http://www.e-reading.club/chapter.php/1010015/152/Pyhalov_-_CRU_i_drugie_specsluzhby_SShA.html(И. Пыхалов «ЦРУ и другие спецслужбы США)

(конец цитаты).

Соответственно, не только в Пентагоне (после вывода войск из Сомали), но и в ЦРУ (после смены директора) были сформированы антиклинтоновские настроения. Поэтому у кандидата в президенты США на выборах 1996 года Р. Доула (Robert Joseph «Bob» Dole) были серьезные шансы на победу.

В материале http://pravosudija.net/article/scofield-politicheskoe-masterstvo-nnazarbaeva(07.12.2015) рассматривались особенности деятельности Боба Доула при поддержке силового блока компании Вангард.

Однако, в 1996 году его президентство сорвалось.

И отчасти опять благодаря информации от О. Эймса.

http://www.agentura.ru/dossier/grusia/rezident/?print=Y(Е. Крутиков «Известия») Его звали Фредерик Вудрафф, и несмотря на то, что ему было уже 45 лет, все привыкли обращаться к нему просто Фред.

… Он доверял Эльдару Гоголадзе — телохранителю Э. Шеварднадзе, его правой руке и alterego, защищавшему президента всю войну в Абхазии. И, конечно же, Гоголадзе знал, что Вудрафф — глава резидентуры ЦРУ в Тбилиси (как говорят американцы, «директор станции»), подчинявшийся Каспийскому департаменту недавно воссозданного Оперативного директората — не аналитик, а именно шпион.

… Вудрафф официально был сотрудником политического отдела посольства США в Тбилиси, отвечавшим за «regional affairs» — «региональные дела», то есть мятежные Южную Осетию, Абхазию, Мегрелию и фрондирующую Аджарию, но кроме того являлся и личным советником президента Шеварднадзе по вопросам национальной безопасности. Ему не всегда удавалось находить общий язык с Игорем Гиоргадзе — тогдашним главой грузинской службы безопасности, но он, честно говоря, особенно и не старался. Для его работы хватало прекрасных отношений непосредственно с президентом и начальником его охраны — Эльдаром Гоголадзе.

… Забирать тело [Ф. Вудраффа] прилетел лично директор ЦРУ Д. Вулси.

… В последствии полиция проведет баллистическую экспертизу, которая подтвердит, что пуля, попавшая в лоб Фреду Вудраффу, была выпущена именно из автомата 20-летнего Анзори Шармаидзе. Он быстро признается (его начали бить еще на месте ареста) и объяснит, что просто голосовал с приятелем на Военно-грузинской дороге, чтобы доехать до расположения своего батальона в Тбилиси. А ни одна сволочь не ост анавливалась. И тогда, разозлившись, он выстрелил одиночным вслед пронесшемуся мимо дорогому джипу.

Когда через пару дней сумрачный субъект из ФБР, возглавлявший американскую часть следственной группы, поинтересовался у замгенпрокурора Грузии Вахтанга Гварамия, каким это таким образом пуля попала Вудраффу в лоб, если Шармаидзе стрелял ВСЛЕД машине, Гварамия промолчит. Но если солдат (американец не мог выговорить фамилию «Шармаидзе» и каждый раз подыскивал новое определение) стрелял вдогонку, то он должен был попасть в девушек на заднем сиденье. Кстати, где они? Давайте нарисуем схему (американцы очень увлекались всякого рода графиками и схемами, даже привезли с собой дипломатическим багажом специальную доску и особый мел для нее) траектории пули. Получается, что, влетев в машину сзади (а где тогда входное отверстие?), она пролетела весь салон, никого не задев, затем пробила переднюю стойку, зависла в воздухе на одной скорости с машиной, развернулась и ударила Вудраффа в лоб?

… Суд над Шармаидзе был скоротечен и скоропостижен. Мальчишка получил 15 лет тюрьмы. Администрация президента Клинтона формально более не проявляла интереса к трагической гибели высокопоставленного сотрудника ЦРУ Фредерика Вудраффа. По неподтвержденным данным, его фамилия украсила засекреченную Стену славы в здании ЦРУ. В 1994 году по окончанию суда над Анзори Шармаидзе комиссия ФБР официально заявила, что убийство было «редким актом насилия (random act of violence) и никаким образом не связано с политикой».

… Все испортил тогдашний министр внутренних дел Грузии генерал Шота Квирая. В конце июля 1996 года он неожиданно заявил, что Шармаидзе не убивал Вудраффа. По словам Квирая, убийство организовали российские спецслужбы через Эльдара Гоголадзе и некоего грузинского бизнесмена. Очень кстати Анзори Шармаидзе неожиданно отказался от своих показаний, заявив, что его подвергали пыткам во время следствия.

Шота Квирая назвал конкретного виновника — Игоря Гиоргадзе, бывшего шефа грузинской госбезопасности, обвиняемого практически во всех смертных грехах, в том числе и в покушении на Эдуарда Шеварднадзе. Квирая, прошедший нелегкий жизненный путь от простого милиционера в родной Мегрелии до начальника полиции Тбилиси, а затем и главы МВД, оказался крепок задним умом — он публично заявил, что всегда подозревал полковника Эльдара Гоголадзе как российского агента и непосредственного исполнителя убийства Вудраффа.

… Российская сторона ответила довольно быстро. Тогдашний спикер внешней разведки Юрий Кобаладзе через Ассошэйтид пресс в весьма резкой форме опроверг все обвинения, заявив, что убийствами агентов друг друга серьезные разведки мира не занимаются уже много десятков лет. Это одна из основных составляющих принципа «fair play» — честной игры, на которой держится мир разведки. Иначе так давно бы друг друга перестреляли на просторах стран третьего мира.

И тогда все вспомнили о том типе с противными усиками — проверяющем из Лэнгли, который приехал за неделю до гибели Вудраффа в Тбилиси, чтобы инспектировать его работу. Это был один из начальников Вудраффа (в ЦРУ иногда случаются случаи параллелизма управления), руководитель русского отдела, ставший впоследствии всемирно известным, — мистер Олдрич Эймс.

Эймс всего лишь инспектировал на месте деятельность своего подчиненного, одной из основных задач которого было создание дееспособных грузинских спецслужб. В этом нет особого секрета, российские спецслужбы прекрасно это знают, хотя, конечно же, такое глубокое проникновение в соседнюю страну представляет угрозу для национальной безопасности России. Но это еще не повод для убийства. В работе Вудраффа не было ничего такого, что требовало бы немедленного и столько грубого вмешательства. Как раз наоборот: зная о подлинной роли советника посольства США в Тбилиси, можно было получить больше информации, наблюдая за ним, а не убив его.

В США Олдрича Эймса никогда не обвиняли напрямую в соучастии в убийстве Фреда Вудраффа. Но с молчаливого одобрения Лэнгли, версия о том, что Эймс передал Москве данные на Вудраффа, а затем Игорь Гиоргадзе приказал убить американца «чтоб глаза не мозолил», стала почти официальной.

… Из доклада Джеймса Вулси Конгрессу США стала известна новая деталь. Вудрафф имел обширный опыт борьбы с наркомафией и помимо основного оперативного задания (помощь в организации спецслужб Грузии и поддержку правительства Эдуарда Шеварднадзе) резидентура в Тбилиси должна была отслеживать наркотраффик (конкретно, героина) через Грузию на Запад. Причем за эту часть работы отвечал лично Фред Вудрафф.

В докладе категорически утверждалось, что Эдуард Шеварднадзе «оказался способен помочь администрации Клинтона выяснить связь между визитом мистера Эймса в Грузию и убийством директора станции ЦРУ Вудраффа». ЦРУ заявило Конгрессу, что Вудрафф был убежден в том, что «люди, которых Вашингтон посылает к нему для сотрудничества (имеются в виду связи в грузинских спецслужбах — Е.К.), вовлечены в торговлю наркотиками». Если бы Вудрафф послал бы такое донесение в Лэнгли, первым, кто его прочел, был бы Олдрич Эймс.

… В Грузии того времени бытовало мнение, что транзит «тяжелых» наркотиков находится под контролем службы безопасности. Имя Эльдара Гоголадзе называлось в этой связи едва ли не в каждом втором случае. Практически неограниченная власть, которой в тот период обладал шеф охраны Шеварднадзе, давала ему возможность быстро и легко находить контакты на таможнях и среди «коллег по бизнесу» в спецслужбах соседних стран. Единственная территория внутри самой Грузии, на которой Гоголадзе не мог ничего сделать, была Аджария, с руководством которой власти в Тбилиси находились в непрерывном конфликте.

… Для ЦРУ наступил конец света. Секретная следственная группа посчитала, что Олдрич Эймс, выяснив из бесед с Фредом Вудраффом положение дел с наркотраффиком в Грузии, сообщил об этом в Москву, а уже ИЗ МОСКВЫ эта информация рикошетом вернулась к Эльдару Гоголадзе. А он организовал «отдых на природе», на обратном пути убил сильно нетрезвого Вудраффа, после чего инсценировал «случайный одиночный выстрел» из автомата молоденького солдата. По другой версии Олдрич Эймс передал эту информацию непосредственно в среду торговцев наркотиками, которые в свою очередь поставили в известность Гоголадзе, а далее по схеме. Подтверждению одной из этих двух версий и «помог» Эдуард Шеварднадзе.

Выступая в Конгрессе, представитель ЦРУ сказал дословно следующее: «Если мистер Эймс предал КГБ войну Америки против наркотиков, то теперь администрация Клинтона и весь Запад падают в глубокую и темную бездну (deep and dark abyss)»(конец цитаты).

Судя по всему, Ф. Вудрафф и Э. Гоголадзе действовали вместе. А когда из Москвы пришла информация о том, что О. Эймсу все стало известно, было решено ликвидировать резидента ЦРУ, чтобы опять доставить проблемы администрации Б. Клинтона. Дело сначала было закрыто, но потом Ш. Квирая (в июле 1996 года, т.е. в ходе финального этапа предвыборной кампании в США) сообщил, что убийство Ф. Вудраффа организовали российские спецслужбы. Новая команда, пришедшая в Лэнгли, настояла на этой версии, сделав главным виновником И. Гиоргадзе.

Это было очередным упреком администрации Б. Клинтона, «замявшей дело».

Кроме того, И. Гиоргадзе мешал наркотранзитным схемам, которые контролировал Ш. Квирая. Особенность в том, что Ш. Квирая действовал не в одиночку, а при поддержке Гарри Беста (Большого Гарри), который ранее был резидентом ЦРУ в Пешаваре.

Но Г. Бест был связан с соперником Б. Клинтона на выборах — сенатором Р. Доулом. Документальное подтверждение именно этих связей, выявленных Управлением по борьбе с наркотиками (Drug Enforcement Administration, DEA), оказалось в предвыборном штабе Б. Клинтона. После чего, в штабе республиканцев рассматривался вопрос о снятии Роберта («Боба») Доула с выборов (см. С. Андреев «Шпионы и бандиты» // газета «Завтра» №43 (99)).

Именно Г. Бест и его компания MegaOil(в которой были трудоустроены совсем не нефтяники) были причастны к организации провокаций для разжигания полномасштабной войны между Арменией и Азербайджаном за Нагорный Карабах в 1992 году. В Азербайджане Г. Бест выстроил отношения с Г. Алиевым.

http://zavtra.ru/content/view/1996-12-244aslan/ (24.12.1996) Фрагмент беседы с участием известного чеченского террориста Салмана Радуева, состоявшейся в Германии в конце июня 1996 года.

— … Я слышал, Аслан уже думает, что делать, когда кончится война. Думает о наркотиках. Уже послал людей в Пакистан, Шинданд, в Литву, в Киев. Сюда, в Пуллах, приезжали, с людьми из БНД говорили, с албанцами тоже здесь говорили, только во Франкфурте. Еще в Вене были. У Лучанского Гриши. Мне сказали: они договорились.

С кем говорили в БНД?

— В управлении 11 А.

В Пакистане?

— С Гюлем. Помнишь, начальник бывший в ИСИ — в межведомственной разведке, генерал. Дальше с генералом, МВД возглавляет. Бабаром Насируллой, потом с министром обороны Мирани Афтабом, с Ашрафом Джаведом, что сейчас ИСИ возглавляет, с полковником Имамом из ИСИ. А еще с Бестом, американцем, который сейчас у Алиева по нефти вместе с Адамсом. Помнишь, когда он в ЦРУ резидентом в Пешаваре был, еще тогда, в 80-е, с Гюлем по наркотикам работал, когда война там, еще до вывода войск. Басаев Шамиль его знает. В Хосте раньше встречались, два года назад.

В Афгане люди Масхадова с кем говорили? С Бин Ладеном?

— Может быть, Мовсаев Абу его хорошо знает. Через него к нам арабы приезжали, пуштуны. Правда, не понимаю, зачем с кем-то вообще говорить там по наркотикам? Там Гюль все держит. Талибы под ним, Гульбеддин под ним. Басаев Шамиль в Хост к Гульбеддину ездил. Тогда он был под Гюлем и сейчас под ним. Танай раньше был. Нет сейчас там Таная. Ахмад-Шах тоже под ним сейчас. Договорились недавно. Узбеки только не под ним. У них свои дела(конец цитаты).

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/medal_cru_sovetskomu_rezidentu_2009-06-02.htm(02.06.2009) Осенью 1989-го была сделана первая наша попытка легально проникнуть в район крепости Бадабера в Пакистане. Крепость была построена американцами еще в 60-е. Долгие годы она использовалась как филиал разведцентра пакистанской резидентуры ЦРУ.

… Печальную известность база получила после восстания 26 апреля 1985-го советских военных, захваченных в плен в Афганистане.

… И вот в Пакистан отправилась делегация во главе с первым секретарем Советского комитета защиты мира — СКЗМ — Радомиром Богдановым. Необычность этой миссии состояла в том, что с Богдановым поехали журналист Артем Боровик и… два отставных сотрудника американской разведки, Гэрри Бест и Том Флахерти. Как удалось уговорить бывших цэреушников принять участие в рискованной поездке, до сих пор неизвестно. Возможно, здесь сыграл свою роль авторитет Богданова, которого люди из ЦРУ знали совсем не понаслышке.

… Дело в том, что Радомир Георгиевич Богданов — и об этом пишется впервые — долгое время был резидентом советской разведки в Дели.

Профессионал высокого класса, награжденный в мирное время двумя орденами Боевого Красного Знамени и другими высокими правительственными наградами, он лично знал не только высокопоставленных индийских, но и пакистанских политиков и руководителей спецслужб. Американцы же хорошо знали Мохаммада Юсуфа, который был начальником афганского бюро службы разведки Пакистана в 1983-1987 годах. Позднее, в соавторстве с американским коллегой, он напишет книгу под названием «Ловушка для медведя». Авторы признают, что восстание наших военнопленных могло бы «привести к международной конфронтации». «Правительство (Пакистана), — пишут они, — попало в очень неприятное положение, так как оно всегда категорически отрицало наличие советских военнопленных в Пакистане. Мы получили строгий приказ о том, что все военнопленные должны содержаться в Афганистане. Мы вынесли из этого урок ценой потери важного склада оружия и едва избежали скандала».

… Только в 1991-м Исламабад признал, что на территории Пакистана находились советские военнопленные, и что в Бадабере они подняли восстание.

Ну а когда делегация вернулась в Москву, один из американцев подарил Радомиру Богданову свою «Медаль ЦРУ», высшую награду американской разведки(конец цитаты).

http://www.forbes.ru/sobytiya/lyudi/81454-alisher-usmanov-milliardy-i-chelovecheskie-otnosheniya(23.04.2012) Жизнь и карьера складывались удачно: отец — прокурор Ташкента, Алишер работает старшим референтом ЦК ВЛКСМ Узбекистана, у него обширные связи (однокурсники Усманова — бывший пресс-секретарь Ельцина Сергей Ястржембский и казахстанский миллиардер Фатах Шодиев) и блестящие перспективы. Но в 1980 году вся прежняя жизнь оборвалась: суд приговорил Усманова и двух его друзей Бахадыра Насымова, сына зампреда КГБ Узбекистана, и Ильхама Шайкова, сына министра сельского хозяйства, к различным срокам по обвинениям в мошенничестве и хищениях. По словам Усманова, приятели стали жертвами клановых разборок центра с республиканской элитой, направленных скорее против родителей золотой узбекской молодежи, чем против самих молодых людей. Усманов тогда получил восемь лет, отсидел шесть, освободившись в 1986 году досрочно. В 2000 году Верховный суд Узбекистана реабилитировал осужденных, признав дело сфабрикованным.

… Освободившись, Усманов подрабатывал переводами с арабского — «46 рублей за печатный лист». На свободе остались не только враги, но и друзья: с их помощью устроился в лабораторию Института физики Академии наук СССР в узбекском Андижане. Работал патентоведом, в 1987 году получил второе высшее образование по этой специальности в Москве. Профессор МГИМО Радомир Богданов пожалел бывшего студента и помог ему устроиться в одну из внешторговских структур — Внешнеэкономическую ассоциацию Советского комитета защиты мира(конец цитаты).

А. Усманов пострадал в рамках «Хлопкового дела», которое организовал председатель КГБ Ю. Андропов с прицелом не только на Первого секретаря ЦК Компартии Узбекистана Ш. Рашидова, но и на Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева.

Г. Алиев был обязан карьерой Семену Цвигуну, который был представителем команды Л. Брежнева (см. http://www.mk.ru/politics/2013/05/06/850889-geydarpobeditel.html).

Э. Шеварнадзе, в свою очередь, был обязан карьерой и Г. Алиеву, и Н. Щелокову, также входившему в команду Л. Брежнева (см. http://www.bbc.com/russian/international/2013/10/140707_obituary_shevardnadze.shtml)

Поэтому «выходы» Г. Беста на Г. Алиева и на Э. Шеварнадзе представляются не тактическим решением, а частью более длительных отношений так называемой «команды Л.И. Брежнева» с американскими «партнерами».

Так, например, Томас Пикеринг, который был послом США в России с 1993 г. по 1996 год, стал председателем Фонда М. Ростроповича-Г. Вишневской (Rostropovich-Vishnevskaya Foundation), основанного в Вашингтоне в 1991 году. А М. Ростропович был ценим и С. Цвигуном, и Г. Алиевым, и Н. Щелоковым.

С учетом профиля Т. Пикеринга (см. http://pravosudija.net/article/scofield-beneficiary-voinstvennogo-diskursa-prodolzhenie) и его назначения в Москву в 1993 г., это похоже на попытку Б. Клинтона взять под контроль коммуникации своих политических конкурентов с российскими коллегами.

В этом контексте, необходимо отметить, что еще одним партнером Г. Беста стал премьер-министр РФ В. Черномырдин, курировавший «Газпром» и «Лукойл».

Отсюда просматривается интерес к А. Усманову (через СКЗМ и Р. Богданова) и М. Триноге (через В. Черномырдина).

Особенность в том, что и А. Усманов, и М. Тринога «перешли по наследству» от В. Черномырдина к Д. Медведеву (см. https://lenta.ru/lib/14189748/#14).

Соответственно, давняя система связей, ориентированная на кандидатов в президенты США от компании Вангард, может сработать в России через «команду Д. Медведева». Обострение в Нагорном Карабахе может служить индикатором того, что «преемники Г. Беста» снова в деле.

Возможно, именно этим объясняется кадровое решение В. Путина:

http://ria.ru/politics/20160407/1404270695.html(07.04.2016) В МВД определились, кто будет курировать работу подразделений по линии миграции и по борьбе с наркотиками, сообщила журналистам официальный представитель ведомства Ирина Волк.

«Первый заместитель министра внутренних дел генерал-полковник полиции Александр Горовой будет ответственным за работу подразделения по линии миграции. Заместитель министра внутренних дел генерал-полковник полиции Михаил Ваничкин – за работу подразделения по контролю за оборотом наркотиков», — сказала Волк(конец цитаты).

Экс-руководителю ФСКН В. Иванову подбирают новую должность, а контроль оборота наркотиков передан М. Ваничкину, которого увольняли из МВД 18.04.2011 г. при президенте Д. Медведеве и вернули в МВД 16.06.2012 г. при президенте В. Путине. Вернули и наделили самыми серьезными полномочиями:

http://ria.ru/defense_safety/20120714/699189267.html#ixzz2pfbwISX4(14.07.2012) Министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев подписал приказ о распределении обязанностей между своими заместителями, сообщили в пресс-центре МВД.

… В компетенции заместителя министра Михаила Ваничкина будет находиться «криминальный блок»: Главное управление уголовного розыска, Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции, Главное управление по противодействию экстремизму.

К его ведению также отнесены Управление по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, Бюро специальных технических мероприятий (БСТМ), Оперативно-поисковое бюро, Управление оперативно-розыскной информации, НЦБ Интерпола МВД России(конец цитаты).

Другими словами, самый серьезный человек в МВД (после министра В. Колокольцева) — М. Ваничкин. И у него свои претензии к команде Д. Медведева, добившейся его отставки в 2011 г. Соответственно, привлечение криминала и средств от наркотранзита к сомнительным политическим проектам взято под самый пристальный контроль. Связи, ведущие от американцев, работающих на Вангард, к команде премьер-министра РФ, максимально поставлены под наблюдение.

Let’s block ads!(Why?)

http://pravosudija.net/article/scofield-ne-povtoryat-oshibok-proshlogo