Scofield: Не повторять ошибок прошлого. Часть II

Еще одним «следом из прошлого» оказалось заявление Р. Кадырова:

http://ria.ru/politics/20160407/1404177893.html(07.04.2016) «Лидеры Ичкерии и главари вооруженных группировок никогда не ставили цель создать государство. Они находились под влиянием разных зарубежных сил, поэтому любыми путями стремились устранить друг друга, разрушить Чечню, ослабить Россию… Басаев умышленно сделал так, чтобы определенные силовые ведомства узнали, где скрывается Масхадов, и таким образом способствовал его ликвидации», — сказал Кадыров во время посещения в Грозном стелы «Город воинской славы».

… По его словам, Масхадов понимал, что ситуацию в республике изменить невозможно, и незадолго до своей гибели пытался выйти с ним на связь.

«Аслан Масхадов весной 2005 года стал четко осознавать, что нельзя изменить ситуацию, поэтому, чтобы спасти свою жизнь, готов был идти на переговоры на любых условиях. У нас есть данные о том, что он хочет выйти со мной на связь. Об этом стало известно Басаеву, который принял все меры для срыва намерений Масхадова», — отметил Кадыров(конец цитаты).

http://pravosudija.net/article/mnogohodovki-vangard-analiz-otkrytyh-istochnikov(26.04.2015) В 2003 году был арестован М. Ходорковский (человек Вангард), который фактически скупил ряд парламентских партий. Это был удар по проекту парламентской республики, где первая роль отводилась премьер-министру РФ М. Касьянову.

… Премьер-министр РФ М. Касьянов был отправлен в отставку в феврале 2004 года (незадолго до выборов президента РФ). В ответ на это началась эскалация конфликта в Чечне: теракт на стадионе в Грозном и гибель президента Чечни А. Кадырова (9 мая), рейд на Ингушетию (22 июня), рейд на Грозный (21 августа) перед досрочными выборами президента Чечни, назначенными на 29 августа, захват школы в Беслане (1 сентября).

Раскрутка А. Масхадова под «Комитет-2008» осуществлялась, чтобы показать мировой общественности, что есть силы, которые могут решить ситуацию в Чечне, в отличие от В. В. Путина.

А. Масхадов долго не соглашался, но его уговорили через европейских политиков.

08.03.2005 — А. Масхадов был ликвидирован. Однако, это был не только срыв антипутинского проекта, но и выведение европейского влияния из Чечни (см. http://www.archipelag.ru/geopolitics/piryadok/after/war/?version=forprint)

Т. е. одну из целей компания Вангард всё равно достигла. И сразу переключилась на новый проект. 17.03.2005 — состоялась имитация покушения на А. Чубайса, был задержан В. Квачков (разработчик проекта ССО ВС РФ http://www.mk.ru/politics/article/2014/04/14/1013909-vezhlivyie-lyudi-rozhdalis-v-mukah-istoriya-poyavleniya-sil-spetsoperatsiy-minoboronyi.html), а расследование было «заточено» против ГРУ ГШ ВС РФ.

Так вице-президент США Р. Чейни и министр обороны США Д. Рамсфельд (фактически одни из важнейших фигур в компании Вангард), и их, на тот момент младший партнёр Д. Петрэус, отрабатывавший вместе с Ф. Ходжесом концепцию приватизации войны в Ираке, сработали против тех, кто им мешает — В. В. Путина и ГРУ(конец цитаты).

По словам Р. Кадырова, А. Масхадов был готов на переговоры с ним. Это бы выбило точку опоры у тех, кто раскручивал «Комитет-2008» под М. Касьянова. Но Ш. Басаев «принял все меры для срыва намерений Масхадова».

А. Масхадов был ликвидирован силами СпН ФСБ (см. http://www.newsru.com/russia/08mar2005/finita.html).

Особенность в том, что Ш. Басаев к этому времени курировался со стороны ЦРУ, а А. Масхадов со стороны РУМО и Штаба военной разведки Великобритании (Defence Intelligence Staff).

При этом, чеченские лидеры, которые курировались ЦРУ, оказались частью наркотранзитной инфраструктуры, связанной с Гарри Бестом.

Далее краткое изложение процитированной выше статьи «Шпионы и бандиты» С. Андреева (по всей видимости, псевдоним, под которым материал подготовил А. Суриков).

Основными персонажами на начальном этапе были Усман Имаев и Абу Мовсаев.

У. Имаев организовал переправку циркония в Пакистан (для налаживания наркотранзитных линий по линии Межведомственной разведки Пакистана). В рамках этой операции произошла гибель заместителя начальника ГРУ ГШ Ю.А. Гусева, который мог помешать. Погиб генерал-полковник в автокатастрофе 01.12.1992 года (т.е. после того, как на выборах президента США победил Б. Клинтон).

У. Имаев возглавил «группу глубокого прикрытия» ЦРУ США в Чечне и действовал по согласованию с Гарри Бестом.

В 1995 году в Чечню приехал сотрудник РУМО Фред Кьюни, который сначала пропал (в апреле), а потом появился в ближайшем окружении Д. Дудаева, закамуфлированный под «бойца джихада».

По совету Ф. Кьюни Д. Дудаев убрал У. Имаева из делегации по переговорам (начатым после захвата больницы в Буденновске 14-19 июня 1995 г.).

Необходимо отметить, что РУМО с ноября 1991 г. по август 1995 г. возглавлял Джеймс Клэппер (James Robert Clapper, Jr.), с 09.08.2010 г. занимающий должность директора Национальной разведки США. Т.е. Ф. Кьюни в Чечню отправлял он.

http://www.kommersant.ru/doc/217216(21.04.1999) 16 апреля президент Джордж Буш объявил о начале операции Provide Comfort. Союзники приступили к созданию на севере Ирака “лагерей безопасности” для беженцев. Сформировали для их защиты англо-американо-французский экспедиционный корпус и, не дожидаясь разрешения СБ ООН, объявили Северный Ирак запретной зоной для полетов иракских самолетов. После чего всем беженцам порекомендовали разместиться в этих лагерях, а из базы НАТО в Инджирлике (Турция) к ним двинулись караваны армейских грузовиков с гуманитарным грузом. Авиация союзников начала сбрасывать грузы в труднодоступных местах.

В операции приняло участие несколько десятков гуманитарных агентств. Но координацию их действий и связь с командованием НАТО — американским генералом Джоном Шаликашвили — и послом США в Турции Мортоном Абрамовицем госдепартамент поручил фирме «Интертек» и ее главе Фреду Кьюни, который и разработал план операции. «Фред Кьюни был экспертом почти во всем, чем мы занимались. Для меня он был героем этой операции»,— заявил позже генерал Шаликашвили.

… На Западе успех Provide Comfort и Фреда Кьюни оценили. В 1992 году чрезвычайная ситуация сложилась в Сомали: к осени здесь погибло от голода почти полмиллиона человек. Гуманитарная миссия ООН фактически провалилась. Для изучения ситуации был послан Кьюни. Вернувшись, он в ноябре 1992 года выступил с отчетом о сложившейся ситуации в Фонде Карнеги по обеспечению мира. Во главе фонда, кстати, стоял его партнер по операции Provide Comfort Мортон Абрамовиц.

Кьюни заявил «донорам» проекта, что операция находится на грани краха. «Я работал в 35 зонах конфликтов. Я работал с курдами. Я работал с тамилами в Шри-Ланке. Я работал в Центральной Америке. Везде, где я был, различные воюющие фракции работали с нами. Они помогали нам. Они защищали нас. Они пытались помочь нам, поскольку знали, что мы там, чтобы помочь им». Но в Сомали дела обстояли прямо противоположным образом — работники гуманитарных миссий находились под постоянной угрозой со стороны криминальных элементов и полевых командиров.

… Альтернатива заключалась в немедленной посылке войск. 21 ноября 1992 г. Кьюни, по просьбе Фонда Карнеги и Центра анализа морских операций, представил в Национальный совет безопасности США «операционный план» по высадке и развертыванию американских экспедиционных сил в Сомали. Разработка Кьюни была вполне профессиональна. В ней описывались концепция и цель операции, состав и структура необходимых сил, расположение зон безопасности и т. п. Была даже предложена методика нейтрализации бандформирований: ключ к успеху Кьюни видел в «демоторизации» банд, а основную угрозу — в их снайперах в Могадишо. Именно поэтому, подчеркивает Кьюни в своей записке, «настоятельно рекомендуется, чтобы американские и союзные силы держались бы в стороне от города». Политические условия заключались в необходимости резолюции СБ ООН, невмешательстве войск во внутриполитическую борьбу сомалийских кланов и жестко ограниченном сроке пребывания войск. Кьюни настаивал, чтобы операция завершилась, а войска были бы выведены в марте 1993 года. Предлагал даже объявить об этом заранее.

… Как и опасался Кьюни, миротворческие войска понесли тяжелые потери: погибло 24 пакистанских и 18 американских солдат. И почти тысяча сомалийцев, в том числе множество женщин и детей. После чего США и СБ ООН приняли решение о выводе «голубых касок» из страны. Их операция закончилась полным провалом. ООН не только не смогла прекратить гражданскую войну в стране, но и «потеряла лицо» при попытке сделать это.

В результате убежденность Кьюни в собственной правоте и его рейтинг среди коллег только возросли.

… К весне 1993 года мусульмане контролировали не более 10% боснийской территории. Сараево оказалось в осаде и под артиллерийским обстрелом сербов, решения ООН не выполнялись, а гуманитарные караваны не могли пробиться к городу. НАТО было парализовано распрями между США и европейцами, но мусульмане продолжали держаться — в сентябре 1993 года они отвергли международный план о разделе Боснии.

Примерно такова была ситуация в Боснии, когда в игру вступил Фред Кьюни. Он сразу решил, что все свои усилия должен сосредоточить на удержании Сараево: оно является символом, а его население — основной опорой боснийского правительства. По рассказам знавших его в Сараево людей, Фред Кьюни решил, что поскольку сербы, имея преимущество в тяжелой артиллерии и бронетехнике, уступают правительственным войскам в численности, то они не смогут захватить город штурмом. В свою очередь, мусульмане не способны прорвать кольцо блокады без помощи «свободного мира». В том же, что последний рано или поздно вмешается, он хорошо знал из собственного миротворческого опыта. И Кьюни решил дать городу именно то, в чем больше всего нуждаются осажденные города,— воду.

… В конце 1994 года Кьюни покинул Боснию. В декабре разгорелась другая война — на Северном Кавказе. А в январе 1995 года Фред Кьюни впервые появился в Чечне. Поездка носила строго конфиденциальный и, видимо, взаимно ознакомительный характер. Однако по возвращении Фред Кьюни впервые выступил как публичный политик, опубликовав в американской прессе статью под названием “Убивая Чечню”. Он изложил предысторию конфликта, свои наблюдения (он три недели лично наблюдал за сражением в Грозном, причем преимущественно с чеченской стороны), описал отношение Кремля и российской армии к вопросам заключения перемирия и сформулировал стратегический прогноз.

Кьюни считал, что после взятия Грозного российская армия двинется на юг, а чеченские полевые командиры, оттеснившие от реальной власти в кланах старейшин, станут оборонять каждый аул. В результате сотни тысяч беженцев будут выдавлены в Дагестан и Грузию. И на Кавказе разразится очередная гуманитарная катастрофа. (Опасения Кьюни не оправдались: чеченские старейшины изгнали боевиков из аулов. И российская армия прошла в горы практически без боев.)

Томас Пикеринг, тогдашний посол США в Москве, вспоминал, что в начале 1995 года к нему приехал Кьюни. Из Грозного. И рассказал о ситуации в Чечне и о своих встречах. Тогда же Кьюни поделился с ним своими планами организовать вывоз гражданского населения из Грозного. Сказал, что встречался в Грозном и с российскими генералами, которые дали ему понять, что поддержат его акции, даже если Москва будет против.

Пикеринг, по его словам, дал понять Кьюни, что у США нет в этом регионе стратегических интересов и ему придется там действовать на свой страх и риск. Чуть позже представитель Фонда Сороса в Москве обратился в штаб-квартиру с просьбой отговорить Фреда Кьюни от новой поездки в Чечню, так как он плохо понимает ситуацию и может нарваться на крупные неприятности.

Но Кьюни, судя по всему, сделал большую ставку на Чечню. По словам его близких, он рассчитывал добиться успеха невзирая ни на что. И рассчитывал, что это откроет ему путь в большую политику. Его подруга вспоминает, что он полушутливо заметил ей, что был бы лучшим госсекретарем США. Параллельно Кьюни работал над созданием международной кризисной группы.

И в конце марта Фред Кьюни снова приехал в Чечню. Приехал один, хотя ранее планировал взять двух своих сотрудников. Их ему заменили два российских врача. Остановился в Назрани, имел несколько бесед с президентом Ингушетии Русланом Аушевым, но по-прежнему работал «подпольно»: российская пресса и даже российское МВД узнали о его поездках в Чечню только после того, как 9 апреля американцы подняли шум по поводу его исчезновения.

На сей раз он целенаправленно ехал на встречу с Джохаром Дудаевым. В первую свою поездку ему удалось встретиться лишь с Масхадовым. Теперь же он рассчитывал обсудить с главой Чечни привезенный им план прекращения огня и эвакуации русскоязычного населения из Грозного.

Но 1 апреля Кьюни и его команда были захвачены неизвестными боевиками в масках. 5 апреля их передали Ризвану Элбиеву, главе местного отделения департамента госбезопасности Чечни.

… 14 апреля Кьюни и его спутники были расстреляны.

Расстреляли тайно, без указания причин — официальный Грозный в лице Дудаева отрицал всякое участие в этой казни. По данным же «Мемориала», Фреда Кьюни допрашивал и расстрелял сам Абу Мовсаев, глава чеченского ДГБ. Кьюни имел честь оказаться первым иностранцем, погибшим от пуль чеченских боевиков,— во всяком случае, “Мемориал” не зафиксировал более ранних случаев.

Впервые озвученная его семьей и общепринятая сейчас версия причин его гибели гласит, что российские спецслужбы подкинули чеченцам дезинформацию о том, что Кьюни и его люди собирают развединформацию в пользу российской армии. Однако Кьюни уже встречался и был знаком с Русланом Аушевым, Борисом Агаповым, Асланом Масхадовым, рядом российских генералов, и поэтому «подстава» должна была быть весьма солидной.

Именно такой она и оказалась. В этот раз Кьюни привез конкретный план перемирия между Москвой и Грозным. И поэтому наверняка должен был встретиться с генералом Дудаевым. Именно поэтому проверка департаментом госбезопасности Чечни его ничуть не волновала. Однако 7 апреля — именно этой даты и боялась Галина Олейник — российская армия начала знаменитую «зачистку» Самашек — родового села чеченского президента. Два дня продолжались там расстрелы. И они не могли не погубить как миссию Кьюни, так и его самого.

… К тому времени Кьюни мешал всем: и российским ястребам, и чеченским полевым командирам, и даже политикам своей родной страны. Кьюни не переоценивал степени своего влияния и авторитета в американском истеблишменте. Достаточно сказать, что во многом под его влиянием изменилась военная доктрина США. В 1998 году министр обороны США в докладе конгрессу заявил, что существуют три критерия, когда нация может воспользоваться своими вооруженными силами: для защиты жизненно важных интересов, при возникновении угрозы «важным, хотя и не жизненно важным интересам» США и для гуманитарных миссий. До этого в военной доктрине США пунктов было больше, но последний, «гуманитарный», отсутствовал.

Учитывая это последнее обстоятельство, неудивительно, что «миссионерская» деятельность Фреда Кьюни и американской армии после войны в Персидском заливе стали идти рука об руку. Однако если поначалу Кьюни и американские политики успешно сотрудничали, стараясь не вмешиваться в сферу компетенции друг друга, то очень скоро они стали конкурировать. Кьюни все больше влезал в политику, а политики — в “гуманитарную сферу”. Гибель конкурента позволила политикам стать монополистами. И они перевернули его план с ног на голову: Кьюни, начав с ликвидации последствий военных операций, пытался сконструировать международный механизм для предотвращения гуманитарных катастроф. Политики трансформировали его доктрину в «гуманитарные войны», при которых провоцируется гуманитарная катастрофа, которая затем становится поводом и предлогом для военного вмешательства(конец цитаты).

Ф. Кьюни предостерегал от вхождения в Могадишо, где в результате подставили Б. Клинтона.

Ф. Кьюни встречался с А. Масхадовым.

Т. Пикеринг отговаривал Ф. Кьюни от повторной поездки в Чечню.

В результате состоялась провокация и переговоры о перемирии были отложены. Начались они после Буденновска в совсем другом статусе.

Поэтому «неожиданное» воспоминание Р. Кадырова о Ш. Басаеве и А. Масхадове выступает своеобразным предупреждением тем, кто в очередной раз планирует провокацию (речь может идти и о Сирии, и об Украине) с прицелом на смену власти в Москве под новую приватизацию.

Одновременно, Р. Кадыров напомнил руководству РУМО о том, как ЦРУ играло против них. Директор РУМО Винсент Стюарт оказался на стороне Б. Обамы против «поджигателей войны» (см. http://pravosudija.net/article/scofield-obama-nachinaet-i-poka-vyigryvaet).

Позиционная война продолжается.

Let’s block ads!(Why?)

http://pravosudija.net/article/scofield-ne-povtoryat-oshibok-proshlogo-chast-ii