Хиллари Клинтон: лоббист войны и экстремизма.

Скандал, связанный с электронной почтой Хиллари Клинтон, разразился в марте 2015 года, одновременно с началом её кампании по выборам на пост президента США. Выяснилось, что Хиллари Клинтон во время её службы государственным секретарём США (2009-2013) пользовалась исключительно электронным ящиком на сервере своей семьи clintonemail.com, а не почтой на официальном домене госдепа state.gov, как заведено. Многие политики, и даже члены Конгресса обрушились с критикой на Хиллари, заявив, что использование частного сервера и осуществлённое ей удаление тридцати двух тысяч писем нарушает федеральные законы и установленные процедуры шифровки правительственной переписки. Однако Клинтон обвинения отвергла и заявила, что это нормальная практика, и закон она не нарушала.

К моменту, когда Хиллари Клинтон поступила в 2009 году на пост госсекретаря, у неё и её окружения сложилась привычка общаться посредством смартфонов BlackBerry. Однако госдеповские специалисты по безопасности посчитали, что этот аппарат создаёт угрозу безопасности и не позволили проносить его в Махагониевую зону.

Государственный департамент США, как известно, – это структура американского правительства, аналогичная российскому Министерству иностранных дел. Махагониевая зона – это неформальное название безопасных помещений здания Госдепартамента на седьмом этаже, который отведён под офис государственного секретаря США – руководителя ведомства. Название «Махагониевая зона» возникло, вероятно, в связи с богатством интерьеров и обилием ценных пород дерева в Дома Гарри Трумэна, штаб-квартире Госдепа в Вашингтоне. Древесина дерева махагони популярна в Америке с XVII века, когда в американских колониях из неё стали делать первоклассную мебель. Многие предметы интерьера Госдепартамента изготовлены ещё в XVIII веке и принадлежали президентам США того времени.

Гарри-Трумэн-Билдинг.

Дом Гарри Трумэна – штаб-квартира Государственного департамента США с 1947 года. Адрес: 2201 C Street, NW, Washington, D.C. Площадь – 130 000 кв. м.

Хиллари Клинтон приветствует Далай-ламу в приёмной государственного секретаря США. Февраль 2010 года.

Хиллари Клинтон с послом США в Ираке Крисом Хиллом и командующим генералом Многонациональных сил в Ираке Реем Одиерно в офисе государственного секретаря 19 февраля 2010 года.

В этот день США объявили о переименовании войсковой операции в Ираке из «Иракской свободы» в «Новый рассвет», что символизировало начало снижения военного присутствия США в Ираке.

В офисе государственного секретаря США.

Зал переговоров на седьмом этаже здания Государственного департамента США.

Обеденная Джеймса Мэдисона. 

Государственная приёмная Томаса Джефферсона.

Конференц-зал Джеймса Монро и Государственная обеденная Бенджамина Франклина.

Предпосылки

Клинтон жутко не нравилось оставлять свой смартфон в специально предусмотренных для этого безопасных боксах. Будучи активным политиком, она интенсивно пользовалась электронной почтой, пропуская через себя тысячи писем.

Ассистенты посоветовали госпоже Клинтон пользоваться почтой на смартфоне в зоне безопасности, однако их уловки не пришлись по вкусу бюро дипломатической безопасности, которое усматривало вероятность взлома BlackBerry государственного секретаря США и превращения его в слушающее устройство.

17 февраля 2010 года, через 27 дней после вступления Хиллари Клинтон на пост госсекретаря, отдел безопасности, разведчики и технические специалисты, представители собрались в конференц-зале в Махагониевой зоне, чтобы объяснить Шерил Миллс, начальнице персонала штаба Клинтон, связанные с этим риски, предложив поискать компромиссные варианты для удовлетворения потребностей личного комфорта госсекретаря.

Хиллари Клинтон и Шерил Миллс.

Хиллари продолжала обмениваться электронными письмами через свой BlackBerry, а специалисты по дипломатической безопасности и техники, между тем, не подозревали ещё об одном существенном факторе уязвимости: обмен письмами происходил посредством частного электронного сервера, стоящего в подвале домика Билла и Хиллари Клинтон в местечке Чаппакуа под Нью-Йорком, 260 милями севернее Вашингтона; и никакие меры защиты от взлома и шпионажа к переписке государственного секретаря США соответственно, не применялись.

Дом Билла и Хиллари Клинтон в Чаппакуа

Когда разразился скандал с подробностями ведения переписки госпожой Клинтон, некие группы граждан подали иски в соответствии с законом о свободе информации. Начались расследования со стороны комитетов Конгресса США, генерального инспектора Госдепартамента, разведывательного сообщества США, которое после того, как выяснилось, что на сервере семьи Клинтон хранились засекреченные сведения, в июле 2015 года передало дело в ФБР для противоразведывательных целей.

Впрочем, многие считают, что Хиллари предпочитала личный сервер корпоративному именно во избежание контроля своих записей.

Сама Хиллари отказывается давать интервью на эту тему. Она неоднократно повторяла, что использовала личный сервер добросовестно, а каких-либо доказательств внешнего вмешательства или взлома не существует. «Я решила для удобства использовать свой личный аккаунт электронной почты, который был разрешён Государственным департаментом, потому что подумала, что будет проще носить один аппарат для рабочих и личных писем вместо двух», – заявила Клинтон на одной из пресс-конференций.

Всего на сервере Хиллари Клинтон были обнаружены 62 320 писем. Это в среднем 296 в неделю, 1300 в месяц. Примерно половина из них касались работы. 2 093 из них были задним числом отнесены Госдепартаментом США к секретным. В 65 письмах была обнаружена информация, ранее отнесённая к категории «секретно», в 20 письмах содержалась информация, ранее отнесённая к категории «совершенно секретно», в остальных письмах была информация, ранее отнесённая к категории «конфиденциально». Клинтон собственноручно написала 104 письма, а её ассистенты написали сотни писем, содержащих информацию секретного характера.

Персоналии

Самыми частыми собеседниками были Шерил Миллс, Хума Абедин и Джейкоб Салливан.

Джейкоб Салливан

Джейкоб Салливан до февраля 2013 года заместитель начальника аппарата Хиллари Клинтон. Позже представлен Джо Байденом своим новым советником по национальной безопасности. Выпускник Йельского университета. В 1969 году в этот университет на юридический факультет поступила и сама Хиллари Клинтон. Именно в Йельском университете она познакомилась со своим будущим мужем Биллом Клинтоном.

Хума Абедин

Хума Абедин — помощница и старший советник Хиллари Клинтон. Член «Хилларилэнда». Присягу даёт, держа руку на Коране.

Родилась в 1976 году в Каламазу, штат Мичиган. Отец Хумы – индиец Саид Зайнул Абедин, социолог, специализировавшийся на мусульманских диаспорах. В семидесятые годы Зайнул Абедин работал приглашённым профессором в университете короля Абдулазиза в Саудовской Аравии. Мать Хумы – Салеха Махмуд Абедин, тоже социолог, убеждённая сторонница законов шариата, связанная с множеством исламистских организаций, включая «Братьев-мусульман». Салеха Махмуд Абедин – член организации «Сёстры-мусульмане», женского подразделения организации «Братья-мусульмане».

Когда Хуме было два года, её семья переехала из Мичигана в Джидду, второй по величине город и экономическую столицу Саудовской Аравии. Джидда расположена в административном округе Мекка. Переезд произошёл, когда Абдулла Омар Насиф, одна из ключевых фигур организации «Братья-мусульмане», вице-президент университета Абдулазиза, позвал своего бывшего коллегу по университету Саида Зайнула, отца Хумы Абедин, работать в Институт по делам мусульманских меньшинств – исламский мозговой центр, который Насиф запускал в Джидде. Несколько лет спустя Насиф начал развивать связи с Усамой бен Ладеном и «Аль-Каидой».

Сам Абдулла Омар Насиф, работодатель отца помощницы Клинтон, с начала 80-х являлся генеральным секретарём Мировой исламской лиги, которая, по мнению журналиста Эндрю С. МакКарти, издавна являлась для «Братьев-мусульман» основным локомотивом распространения идей исламского превосходства по всему миру. Деятельность Института по делам мусульманских меньшинств была и остаётся по сей день частью внешнеполитической стратегии Министерства по делам религии Саудовской Аравии, предписывающей вырастить агрессивную популяцию неассимилированных, исламских расистов, которые будут постепенно, но резко изменять характер Западного мира.

Хума Абедин замужем за бывшим членом палаты представителей от штата Нью-Йорк Энтони Вейнером. Жёлтая пресса в США упоминает о лесбийской любви между Хиллари Клинтон и её помощницей Хумой Абедин.

Энтони Вейнер

Энтони Вейнер — американский политик еврейского происхождения, супруг Хумы Абедин, неоднократный участник секс-скандалов.

Салеха Абедин

Салеха Абедин — мать Хумы Абедин. Член редакционной коллегии Института по делам мусульманских меньшинств, близкая подруга Наджли Махмуд, жены президента Египта (2012–2013) Мухаммеда Мурси, представителя организации «Братья-мусульмане». С 1979 по 1985 годы Наджля Махмуд и Мухаммед Мурси учились, жили и работали в США.

Особо подчеркнём: анализ существенных фактов о Хуме Абедин позволяет предположить, что она, через Институт по делам мусульманских меньшинств в Джидде может быть связующим звеном Хиллари Клинтон со спецслужбами Саудовской Аравии, а через «Сестёр-мусульман», – с боевиками варварского псевдо-халифата, в том числе – с «Аль-Каидой» и ИГИЛ.

Шерил Миллс

Шерил Миллс — американский адвокат, администратор, корпоративный управляющий. Член «Хилларилэнда». Советник государственного департамента США, начальник штаба государственного секретаря США (2009–2013). Покинув Госдеп в 2013 году, основала компанию Blacklvy, которая занимается строительством коммерческих предприятий в Гане и Танзании.

Родилась в 1965 году в семье подполковника армии США и росла в местах его службы в различных точках мира: Бельгии, Западной Германии, и дома в США. Получила образование в университете Вирджинии в 1987 году, затем в Стэнфордском университете в 1990 году.

Хилларилэнд. Все – члены Демократической партии США.

Хилларилэнд — самоназвание группы ключевых советников Хиллари Клинтон, сформировавшихся в период, когда она являлась первой леди США (1993–2001) и кандидатом от Демократической партии на пост президента США в 2008 году.

Верхний ряд, слева направо: Шерил Миллс, Тамера Луцатто (дочь пастора реформаторской церкви, выпускница Гарварда, экс-начальница штаба сенатора Джона Д. Рокфеллера Четвёртого), Мэнди Грюнвальд (дочь главного редактора Time, медиаконсультант), Элисон «Лисса» Мускатин (историк, выпускница Гарварда, философ, политолог, экономист, выпускница Оксфорда, спичрайтер Хиллари).

Средний ряд, слева направо: Нира Танден (американка индийского происхождения, выпускница Калифорнийского и Йельского университетов, Президент Центра американского прогресса, феминистка, оттачивает политические обещания, работала над новой энергетической политикой Билла Клинтона). Меланн Вервеер (исполнительный директор Джорджтаунского института по делам женщин, мира и безопасности, глобальный посол по делам женщин (2009–2013), соучредитель Seneca Women – «форума глобального лидерства и сообщества, сосредоточенного на принципе: продвинутые женщины и девочки быстрее продвинут нас вперёд к лучшему миру»). Каприция Маршалл (дочь хорвата и мексиканки, руководитель протокола Соединённых Штатов (2009–2013), должности в госдепартаменте США, которая отвечает за консультирование президента Соединенных Штатов, вице-президента, и госсекретаря по вопросам национального и международного дипломатического протокола. Организатор маршрутов для иностранных гостей, посещающих США. Сопровождает президента во всех официальных международных поездках и пр. Бакалавр искусств, политологии и международных отношений университета Пердью. В 1992 году работала в предвыборной кампании Билла Клинтона специальным помощником Хиллари Клинтон. С 1998 года – заместитель помощника Президента и социальный секретарь Белого Дома). Миньон Мур (Директор управления по общественным связям при Президенте Клинтоне, старший политический советник Хиллари Клинтон. Член неофициальной группы «Цветные девушки», которую политический обозреватель Мэтт Бай охарактеризовал: «Несколько афроамериканских женщин, достигших высших эшелонов демократической политики»). Хума Абедин (см. выше).

Нижний ряд, слева направо: Патти Солис Дойл (специалист по PR, президент Solis Media Strategies, политический комментатор CNN. Руководила первой президентской кампанией Хиллари Клинтон. Во время предвыборной президентской кампании Обамы была руководителем штаба вице-президента Джо Байдена). Анн Льюис (специалист по стратегиям и коммуникациям, жена экс-конгрессмена Барни Франка, директор по коммуникациям при Билле Клинтоне (1997–2000), старший консультант сенатской кампании Хиллари Клинтон 2000 года, президентской кампании Хиллари Клинтон 2008 года. Председатель правления «Архива документов об еврейских женщинах», приглашённый профессор Университета Брандейса, где преподавала курс Президентства под названием «Западное крыло и реальный мир». Работала в школе коммуникаций Университета Пенсильвании, одна из «Форвард-50» в 2015 (премия 50 евреям, сделавшим наиболее значимый вклад в еврейскую историю за ушедший год).

В тех двух тысячах писем с личного сервера Клинтонов, которым была присвоена категория «секретно», содержалась информация, касающаяся Северной Кореи, Мексики, Афганистана, военных советников, операций ЦРУ и отчётов для Обамы.

В среде специалистов по дипломатической безопасности и контрразведки начался настоящий переполох. Все их опасения были сосредоточены на седьмом этаже Дома Трумэна – в Махагониевой зоне. В 1999 году именно там, в непосредственной близости от офиса госсекретаря Мадлен Олбрайт, ответственной за агрессию в Югославии, были обнаружены жучки, смонтированные российским разведчиком Станиславом Гусевым. В последние годы известным кибератакам подвергались многие правительственные агентства и официальные лица США.

Первая известная связь Хиллари Клинтон посредством BlackBerry через сервер в подвале её имения относится к 28 января 2009 года, когда Клинтон обменивалась записками с генералом Дэвидом Петреусом. Они не были обнародованы.

Дэвид Петреус

В 2010 году американский генерал Дэвид Петреус возглавил Международные силы содействия безопасности в Афганистане. Именно в период командования Петреуса был уничтожен Усама бен Ладен. В том же 2011 году Петреус возглавил ЦРУ, правда, ненадолго: погорел на любовнице, которой разбалтывал государственные секреты. В 2015 году ему был вчинён штраф $100 000 и два года лишения свободы условно за утечку секретной информации. В июне 2015 года был участником закрытого заседания Бильдербергского клуба в отеле Interalpen в австрийском городке Тельфс-Бухен в Альпийских горах.

Там он выступал спикером по теме ИГИЛ и терроризма. Сейчас Петреус работает на частную инвестиционную компанию KKR, основанную американским миллиардером Генри Кравицем. Генри тоже был на упомянутой выше встрече «бильдербергов».

24 февраля 2009 года доктор Джоэл Бреннер, в то время занимавший должность руководителя контрразведки в управлении директора по национальной безопасности, предупредил о рисках, которые подстерегали их, пока Хиллари находилась в Пекине.

Джоэл Бреннер

«Ваш телефон или BlackBerry может быть помечен, отслежен, перехвачен и использован кем-нибудь между Вашей высадкой самолета и прибытием на стоянку такси в аэропорту. А когда Вы писали электронные письма домой, вредоносные программы могли быть перенесены на Ваш домашний сервер. Это не гипотеза».

Хиллари Клинтон на пресс-конференции с министром иностранных дел Китая Ян Цзечи в Пекине 21 февраля 2009.

Клинтон осуществляет трёхдневный визит в китайской столице в рамках своего первого дипломатического турне по Азии в качестве госсекретаря США. В ходе всей поездки она пользовалась своим смартфоном BlackBerry.

3 марта 2009 года помощник госсекретаря США по вопросам дипломатической безопасности Эрик Босвелл написал письмо с темой «Использование смартфонов BlackBerry в Махагониевой зоне» начальнику штаба Хиллари Клинтон Шерил Миллс следующего содержания:

«Мы проработали все варианты, как можно разрешить Секретарю Клинтон, вам и небольшому числу персонала пользоваться смартфонами BlackBerry.
Наши выводы подтверждают нашу уверенность в том, что уязвимость и риски, связанные с использованием BlackBerry в Махагониевой зоне [ЗАСЕКРЕЧЕНО – прим. И. Б.] значительно превосходят удобства, которые может дать их использование персоналом, имеющим доступ к незасекреченным сведениям системы OpenNet на мониторах своих компьютеров.
Вынужден подчеркнуть, что любой нешифрованный BlackBerry является крайне уязвимым при любых настройках к удаленной и скрытой прослушке разговоров, к получению сообщений электронной почты и скачиванию данных календарей. Прилагаю отчёты от ДБ [Дипломатической безопасности – прим. И. Б.]»

Эрик Босвелл (второй справа)

Эрик Босвелл — опытнейший сотрудник Госдепартамента США. Работает офицером дипломатической службы с 1972 года.

С 1973 по 1974 годы служил в Сенегале, с 1977 по 1980 – в Канаде. С 1985 стал помощником исполнительного директора по делам Европы и Канады. В 1985 году вернулся на передовую – в Иорданию, где служил до 1987 года. В 1987–1990 годах снова Канада. С 1990 по 1992 – исполнительный директор по делам Ближнего Востока и Южной Азии, с 1992 по 1993 – помощник советника госсекретаря. В 1996 году президент Билл Клинтон назначил Эрика Босвелла на должность помощника госсекретаря по дипломатической безопасности, которую он занимал до 1998 года. В 1998 году Эрик Босвелл становится руководителем администрации Панамериканской организации здравоохранения, которая является частью Всемирной организации здравоохранения, специального учреждения ООН. В 2004 году Босвелл работает старшим советником в офисе ООН в Нью-Йорке, с 2005 – заместителем директора по национальной разведке, где развивал стандарты для Разведывательного сообщества Соединённых Штатов.

В 2008 году Джордж Буш вновь назначил Босвелла помощником госсекретаря США по вопросам дипломатической безопасности, и одновременно директора Управления по делам иностранных представительств.

Через два месяца после гибели четырёх американских дипломатов в результате атаки ливийских боевиков на посольство США в Бенгази 11 сентября 2012 года, ушёл в отставку.

В качестве помощника государственного секретаря Эрик Босвелл руководил внушительными силами по всему земному шару. Это 34 000 специальных агентов, инженеров, курьеров, специалистов по безопасности и прочих.

12 марта 2009 года Хиллари Клинтон сказала Эрику Босвеллу, что прочитала его сообщение и восприняла его как послание старшего официального лица, отвечающего за вопросы дипломатической безопасности. Её внимание привлекло одно предложение из письма, в котором сообщалось об уязвимости во время недавней поездки в Китай. Но телефоном и семейным сервером Хиллари пользоваться продолжила.

Сервер в поместье Клинтонов представлял из себя обычную систему, часто используемую в малом бизнесе состоящую из двух серверных компьютеров с антивирусной программой, подключённых к кабелю местного интернет-провайдера. В качестве защиты от хакеров применялся стандартный брандмауэр. Обслуживал систему человек, который работал в штабе Клинтон, а с мая 2009 года устроился в IT отдел в Госдепартамент. В официальном заявлении штаба Клинтон утверждается: проверки показали, что взломы сервера не производились.

Летом 2014 года госсекретарь Джон Керри решил доставить все письма в конгресс. 5 декабря 2014 года адвокаты Хиллари доставили 12 коробок с папками, в которых содержалось 52 тысячи страниц 30 тысяч писем. Ещё 32 тысячи Хиллари Клинтон удержала как личные.

Госдеп начал публиковать первые письма в мае 2015 года, начиная с 296, запрошенных комитетом по Бенгази. При их рассмотрении сотрудники разведки поняли, что многие из них содержали секретные сведения.

Тунис: трагедия в Бенгази

Дипломатическая миссия США в Бенгази была атакована радикальными исламистами вечером 11 сентября 2012 года. Погибли посол Кристофер Стивенс и сотрудник посольства Шон Смит. Через два часа была атакована ещё одна американская ставка. Были убиты два сотрудника ЦРУ – Тайрон Вудс и Глен Доэрти.

Независимые расследования (например, журналиста Сеймура Херша) показали, что главной миссией посольства США в Бенгази было служить прикрытием для махинаций ЦРУ с отправкой оружия из Ливии анти-асадовским боевикам в Сирии.

Озадачиться вопросами безопасности дипмиссии поводы ранее уже были. 6 апреля 2012 года два бывших охранника консульства бросили взрывное устройство через забор консульства. Тогда никто не пострадал. 10 апреля 2012 года подобная бомба была брошена в кортеж из четырёх автомобилей, перевозивших главу Миссии ООН в Ливии британца Иана Мартина. Она взорвалась в нескольких метрах от машины дипломата, никого не ранив. 22 мая 2012 года группировкой «Аль-Каида» из гранатомёта была обстреляна Миссия Международного комитета Красного Креста в Бенгази. Реактивный снаряд пробил в здании Миссии небольшую дыру. Жертв среди сотрудников Красного Креста удалось избежать потому, что нападение произошло ночью, когда в офисе никого не было.

6 июня 2012 года боевики взорвали бомбу перед воротами посольства США. Вновь пострадали только строения, а также была пробита дыра в заборе дипмиссии.

«Отряды узника Омара Абд ар-Рахмана» (часть «Аль-Каиды») позже опубликовали видео, в котором взяли на себя ответственность за теракт, и сообщили, что это было ответом на авиаудар, который американские беспилотники нанесли по командиру «Аль-Каиды» Абу Яхья аль-Либи в так называемой зоне племён в Пакистане 5 июня 2012 года. Также предположительно у повстанцев была информация о готовящемся визите Хиллари Клинтон в Ливию, в ходе которого она должна объявить, что дипмиссия США в Ливии становится постоянной.

Абу Яхья аль-Либи

При этом террористы добавили, что дыра в заборе посольства теперь достаточно велика, чтобы туда спокойно прошло 40 человек.

10 июня 2012 года произошло нападение на британского посла в Ливии Доминика Асквита. Кортеж с британскими дипломатами двигался по восточной части Бенгази, как вдруг был атакован из ручного противотанкового гранатомёта. Завязалась перестрелка. Доминик Асквит чудом не пострадал, а вот двое его телохранителей были ранены. Один лишился руки, другой был ранен в плечо. Вскоре после этого, к концу июня, Великобритания свернула дипломатическую миссию в Бенгази, закрыла консульство и вывезла людей.

Доминик Асквит

18 июня 2012 года консульство Туниса в Бенгази было атаковано группировкой «Ансар аль-Шария» за «нападки тунисских художников на ислам».

В день этого нападения два охранника американской дипмиссии видели человека в униформе ливийской полиции, фотографировавшего консульство на мобильник из соседнего здания, закрытого на ремонт. Охранники ненадолго задержали его, прежде, чем отпустить. Он уехал на полицейской машине, а сотрудники консульства обратились в отделение полиции.

Шон Смит, 34-летний специалист по управлению информацией, работавший в американском консульстве в Бенгази, видел эту ситуацию. Он написал тогда смс другу:

«Надеюсь, мы не умрём сегодня. Видели, как один из наших «полицейских» наблюдал за территорией и делал снимки».

Шон Смит (1978–2012)

Шон Смит сотрудник консульства США в Бенгази, погибший в ходе атаки 11 сентября 2012 года.

Согласно свидетельству Джамала Мабрука агентству CNN, за три дня до атаки на консульство он вместе с местным командиром батальона встречался с дипломатами и сообщил сотрудникам консульства, что ситуация складывается неблагоприятно для дипломатической работы. «Мы им сказали: ситуация страшная, она пугает нас».

Дневник посла Кристофера Стивенса, который был впоследствии обнаружен на территории консульства, сохранил записи, свидетельствующие об опасениях консула в связи с ростом присутствия «Аль-Каиды» в городе, а также о том, что Стивенс находится в ликвидационном списке «Аль-Каиды».

Кристофер Стивенс

Офицер, отвечающий за безопасность консульства, Эрик Нордстром, дважды запрашивал в государственном департаменте усиление безопасности для дипмиссии в Бенгази, однако получал отказ.

Эрик Нордстром

Согласно свидетельству Нордстрома, сотрудница Госдепартамента Шарлин Лэмб намеренно держала численность сотрудников, отвечающих за безопасность, низкой.

Шарлин Лэмб

Доклад сенатской комиссии, опубликованный 30 декабря 2012 года, гласил:

«В месяцы, предшествовавшие атаке на временную ставку дипмиссии в Бенгази, у разведывательного сообщества США, а также в открытых источниках, имелось огромное количество свидетельств, указывавших на то, что в Бенгази становилось всё нестабильнее и опаснее, и крупная атака на американских сотрудников была предсказуема. Хотя эти сведения должным образом были доведены до разведывательного сообщества и ключевых лиц Государственного департамента, это не привело ни к увеличению контингента в Бенгази, ни к закрытию американской дипмиссии – к решениям более чем оправданным в свете имевшихся сведений. Ливийский региональный офицер по безопасности представил список из 234 инцидентов, произошедших в Ливии с июня 2011 по июль 2012 года. 50 из них произошли в Бенгази».

Штурм американской дипмиссии начался 11 сентября 2012 года в 21:40 местного времени. Нападавших было порядка полутора сотен. Многие были одеты в афганские туники, популярные среди исламских боевиков. На ком-то были бронежилеты, у некоторых на лицах были маски. Боевики были вооружены ручными противотанковыми гранатомётами, миномётами, ручными гранатами, автоматами АК-47 и штурмовыми винтовками FN F2000, бутылками с зажигательной смесью и пушками, установленными на внедорожники.

С наступлением темноты боевики начали блокировать пересечения с основной улицей, ведущей к американской миссии, чтобы создать коридор для основной колонны оснащённых пушками и пулемётами внедорожников. На машинах была нанесена символика организации «Ансар аль-Шариа», группы исламистских боевиков, сотрудничающей с органами местного самоуправления на правах наподобие милиции или ополчения. Группа была связана с террористической организацией «Аль-Каида».

Колонна внедорожников организации ливийских радикальных исламистов «Ансар аль-Шария».

Фото выложено в Twitter членом этой организации 28 октября 2015 года.

Символ организации ливийских радикальных исламистов «Ансар аль-Шария».

Ансар аль-Шария причислена Государственным департаментом США к числу террористических организаций 1 января2014 года.

Один ливийский охранник, раненый во время инцидента, рассказывал, что перед нападением за забором стояла мёртвая тишина, буквально не пролетало ни одно насекомое. На территории миссии находилось семь человек, включая посла Стивенса.

Нападавшие заявили, что действуют в ответ на «Невинность мусульман» – провокационное антиисламское видео, снятое в США египетским христианином. В видео показана жизнь Мухаммеда в оскорбительной форме, пророк изображён гомосексуалистом и «полным идиотом». 

Также в видео делались намёки на то, что Мухаммед был рождён в результате внебрачной связи. Видео было опубликовано в июле 2012 года, а в сентябре, непосредственно перед атакой на миссию в Бенгази, трейлер фильма был распространён в интернете в Египте, Ливии, Тунисе и других мусульманских странах.

У посла Кристофера Стивенса недавно закончилась встреча с турецким дипломатом, которого он проводил до дверей в 20:30. В этот день Госдеп не сообщал о какой-либо активности на улицах, и в 21:00 Стивенс спокойно отправился в свои покои.

В 21:40 боевики, выкрикивая «Аллаху Акбар!», подошли к территории миссии сразу с трёх направлений, перебросили гранаты через забор и стали проникать на её территорию, ведя огонь из стрелкового оружия. Агент дипломатической службы включил тревогу и закричал в громкоговоритель: «Нападение! Нападение!». Затем были сделаны звонки в посольство США в Триполи, в командный центр отдела дипломатической безопасности, «Бригадам мучеников 17 февраля» (исламистское ополчение в Ливии, с которым, видимо, существовал диалог), а также в дополнительное расположение сил быстрого реагирования США, расположенных в паре километров от дипмиссии.

Кристофер Стивенс звонил заместителю главы миссии в Триполи Грегори Хиксу, чтобы сообщить об атаке, а Хикс, не узнав номер, дважды не ответил, взяв трубку лишь с третьего раза.

Грегори Хикс

Грегори Хикс, заместитель главы дипломатической миссии США в Триполи.

Специальный агент службы дипломатической безопасности Скотт Стриклэнд отвёл посла Стивенса и Шона Смита в безопасное убежище. Боевики попытались попасть туда, а затем разлили горючую жидкость и подожгли. Стивенс, Смит и Стриклэнд решили перебраться в туалет, но затем, надышавшись гарью, решили, что нужно уходить. Агент Стриклэнд выбрался через окно, но дипломаты не последовали за ним. Стриклэнд несколько раз возвращался за мими, но не смог найти Стивенса и Смита в дыму, и поднялся на крышу, чтобы связаться с другими агентами. Три агента вернулись к зданию на бронированной машине, обыскали здание и нашли мёртвого Шона Смита.

Команда оперативников сил глобального реагирования ЦРУ (GRS – Global Response Staff, введены после 9/11) из 10 человек, чья база была расположена неподалёку, свидетельствовала, что получила оповещение о начале инцидента моментально. В течение 5 минут спецагенты экипировались и приготовились выехать дать бой. Но выезд был задержан командой высшего офицера ЦРУ в Бенгази, чьё имя не называется. Известен лишь его позывной – «Боб».

Именно такую версию событий излагает оперативник Кристиан Паронто. Эта версия и легла в основу фильма производства компании Paramount Pictures «13 часов: тайные солдаты Бенгази» режиссёра Майкла Бэя, премьера которого в США состоялась 15 января 2016 года. Очень некстати для Хиллари Клинтон!

«Была пятиминутная готовность. Был большой палец вверх, готовность к выезду, – вспоминает Крис Паронто. – Но команда была задержана».

Кристиан Паронто.

«Прошло порядка пятнадцати минут, – вспоминает его напарник Джон Тиген. – Я просто сказал – слушайте, вы же знаете, что мы должны пробираться туда, теряем инициативу. Боб посмотрел прямо на меня и сказал: «Стоять. Вы должны ждать».

Выживший при инциденте в Бенгази оперативник ЦРУ Джон Тиген консультирует актёра Доминика Фумузу, играющего Тигена, на съёмочной площадке фильма «13 часов: тайные солдаты Бенгази».

«Нам начали звонить ребята из Госдепа: ребята, мы под огнём, вы нам нужны здесь, помогите! – рассказывает Паронто. – Спустя тридцать минут группа, в нарушение приказа, выдвинулась к осаждённому консульству. Запросили у командования ЦРУ огневую поддержку с воздуха. Она так и не пришла».

Оперативники ЦРУ считают, что если бы не было задержки и отказа поддержать с воздуха, всё вышло бы иначе.

Командир разведки «Боб», который командовал подразделением в Бенгази, опроверг эти утверждения в интервью The Washington Post, вышедшем в день премьеры фильма. Это же подтвердил Комитет по разведке Сената США в разгромной статье «13 часов Майкла Бэя распространяют худшую из теорий заговора», вышедшей в день премьеры фильма. Как известно, существуют известные документы ЦРУ, которые содержат рекомендации поднимать на смех, дискредитировать и именовать «теориями заговора» то, что невозможно отрицать.

Автор книги, по которой сняты «13 часов», профессор журналистики Бостонского университета Митчелл Закофф, тем не менее, отвечает, что события описаны достоверно.

Митчел Закофф и его книга «13 часов»

Ему вторит оперативник Крис Паронто: 

«Он (командир разведки «Боб» – прим. И. Б.), дал нам в сумме два приказа «Ждать» и один «Отступить». Мы дали ему возможность объяснить, почему ждать, может быть, была какая-то весомая причина, но он не стал с нами говорить. Хочу сказать, что существует видео той ночи. На нём прекрасно видно, как мы садимся в машины и выходим из них на протяжении 25 минут, пытаемся уйти и получаем приказы не двигаться».

Реакция Криса Паронто на заявления Барака Обамы и Хиллари Клинтон о том, что причиной нападения послужил фильм «Невинность мусульман», – смех. 

Крис Паронто обсуждает перестрелку в Бенгази

«Я вообще не видел видео, пока не уехал из Ливии, – рассказывает оперативник. – На консульство напали вооружённые джихадисты, которые прекрасно отдавали себе отчёт в том, что делают. Слова «не двигаться» были сказаны дословно. Это 100%. Если это влияет на чью-то политическую карьеру, ну, мне жаль. Так бывает», – заключает Паронто.

Тем временем небольшой контингент ЦРУ и Управления специальных операций США, находившийся в Триполи, пытался найти способ попасть в Бенгази (1 017 км). Среди них находился и оперативник Глен Доерти.

Глен Доэрти (1970–2012)

Глен Доэрти — внештатный оперативник ЦРУ. Окончил высшую школу в Винчестере, выучился на пилота, затем служил морским котиком во флоте. Участвовал в операции возмездия за нападение на американский ракетоносец USS Cole в Йемене в 2002 году, служил в Ираке и Афганистане, уволился в 2005 году офицером первого класса. Затем устроился работать в частную военную компанию, работал в Афганистане, Ираке, Израиле, Кении и Ливии. В Ливии преследовал задачу поиска и уничтожения переносных зенитных ракетных комплексов. Соавтор книги «Снайпер 21 века».

Прибыв к консульству, оперативники ЦРУ попытались оцепить периметр и найти посла и Шона Смита. Агент Дэвид Уббен был очень серьёзно ранен, но несколько раз возвращался в охваченное огнём консульство, чтобы попытаться реанимировать Шона Скотта и найти посла Стивенса. Он смог вытащить тело Смита в машину и вывезти его и оставшихся в живых дипломатов из консульства, направившись обратно в расположение GRS.

По дороге бронированная машина американцев попала в засаду, и была атакована автоматным огнём из АК-47 и гранатами, однако удалось вырваться, и с двумя спущенными колёсами к 23:50 добраться до базы. Местные ливийские силы правопорядка начали разблокировать дороги, ведущие к консульству США и окружать его. Подразделение коммандос США было выслано на натовскую военно-морскую базу Сигонелла на Сицилии, откуда час лёту до Бенгази. И хотя это были специальные силы моментального реагирования, они не успели даже на Сицилию до завершения нападения на дипмиссию.

Спустя 50 минут после нападения, Пентагон информировал об инциденте министра обороны США Леона Панетту, выполнявшему в тот момент миссию по поиску лагерей боевиков, что Дрон (несколько беспилотников) готов лететь на Бенгази. Дрон прибыл в 23:10 по ливийскому времени и начал давать картинку на Вашингтон. Ещё через 31 минуту (5:10 по американскому времени) Хиллари Клинтон была на связи с директором ЦРУ Дэвидом Петреусом. Они были уверены, что оперативники ЦРУ помогут консульству отразить атаку.

Однако пришлось отражать атаку самим.

Около полуночи расположение американских силовиков было подвергнуто массированному пулемётному, гранатомётному и миномётному обстрелу. Профессиональные военные, контрактники ЦРУ держали оборону до утра.

Утром группа ливийских силовиков встретила в аэропорту Бенгази подкрепление из Триполи. Это были два оперативника Управления специальных операций США и пять агентов ЦРУ. Им удалось найти частный малый самолёт в Триполи и заставить пилота лететь в Бенгази, попутно дав ему 30 тысяч долларов.

Около пяти утра ливийские силы и прибывшие оперативники GRS зашли на базу ЦРУ, чтобы эвакуировать в аэропорт 32-х американцев, находившихся там. Однако как только они попытались покинуть расположение и уехать в аэропорт, прямо при выезде из ворот колонна была атакована тяжёлым огнём.

Американцы отступили на территорию. Прибывшие из Триполи Глен Доэрти и Тайрон Вудс оказались на крыше здания с ещё двумя агентами, среди которых был уже раненный в бою за консульство местный агент Дэвид Уббен. Там исламисты накрыли их серией миномётных ударов. Доэрти и Вудс погибли, Уббен получил осколочные ранения и многочисленные переломы.

Тайрон Вудс (1971–2012), «Морской котик»

Тайрон Вудс с 1990 по 2010 годы служил во флоте США, с 2010 года работал в качестве внештатного контрактника ЦРУ, занимался охраной дипломатических миссий на Ближнем Востоке и в Центральной Америке.

Те, кто остались в живых, около 30 человек, вырвались, обстреливаемые из стрелкового оружия, в направлении аэропорта.

Посла Кристофера Стивенса обнаружили местные жители, которые пролезли в здание через окно. Им показалось, что он подаёт признаки жизни. Скорых не было. Нашли машину, доставили в больницу.

Доктор Зиад Абу Зеид осуществлял сердечно-лёгочную реанимацию посла Стивенса в медцентре Бенгази в течение 90 минут. Согласно его заключению, Кристофер Стивенс скончался от удушья дымом, и других повреждений у него не было.

Часть американских граждан была эвакуирована в США, другую часть перевели в Триполи.

Необеспечение безопасности американской дипломатической службы и невнятные объяснения официальных лиц вылились в крупный политический скандал. 15 октября Хиллари Клинтон взяла на себя ответственность за провал обеспечения безопасности посольства, а разнобой в объяснениях объяснила страхом развязывания войны после таких событий.

Хиллари Клинтон и Кристофер Стивенс

23 января 2013 года Хиллари Клинтон давала показания двум комитетам конгресса в отношении атаки на посольство в Бенгази. Она отстаивала свои действия в ответ на инцидент, одновременно принимая формальную ответственность за них. Госсекретарь заявила, что она не принимала непосредственного участия в обсуждении специфических вопросов безопасности в консульстве.

Ряд вопросов, которые задавали представители республиканской партии, вывели Клинтон из себя. В частности, после дотошного допроса по поводу неточностей в заявлениях Госдепа после нападения, Клинтон ответила часто потом цитировавшейся фразой:

«При всем уважении, факт в том, что у нас было четыре мёртвых американца. Было это из-за протеста, или потому, что парни, как-то, гуляя ночью, решили поубивать немного американцев, – что это меняет? Наша работа в том, чтобы выяснить, что произошло, и сделать всё, что в наших силах, чтобы предотвратить повторение подобного впредь, сенатор».

В ноябре 2014 года комитет по разведке опубликовал доклад, заключивший, что никаких нарушений в реакции Госдепартамента на нападение в Бенгази не было.

22 октября 2015 года Клинтон давала показания перед комитетом и отвечала на вопросы его членов в ходе публичных слушаний в течение одиннадцати часов. Как отмечают информационные агентства, во время слушаний не было представлено свидетельств, подтверждающих главные обвинения оппонентов Клинтон, заключающиеся в том, что она лично отказала в просьбе усилить охрану консульства в Бенгази и не позволила начать военную операцию по спасению американцев.

Роль Хиллари Клинтон как руководителя внешнеполитического ведомства в этой истории ещё предстоит переосмыслить. При пристальном рассмотрени&#