Зачем НАТО поглощает Черногорию

19 мая на заседании глав МИД стран-членов НАТО в Брюсселе был подписан протокол о присоединении Черногории к Североатлантическому альянсу. Теперь Черногория участвует в заседаниях Совета НАТО в качестве наблюдателя, а когда все страны-члены блока ратифицируют протокол, Черногория станет 29-м членом этого военного блока.

Черногорский премьер Мило Джуканович заявил, что надеется на полноправное членство в блоке уже к середине 2017 года. 27 мая Черногория в лице своего военного представителя капитана 1-го ранга Драгослава Пумпаловича уже приняла участие в заседании Военного комитета блока (на правах наблюдателя). Обращаясь к участникам заседания, Пумпалович назвал интеграцию в НАТО «приоритетом номер один Министерства обороны и Генерального штаба Черногории».

Чем всё-таки небольшая Черногория, значение крохотных вооружённых сил которой для НАТО ничтожно, интересна альянсу? Вся черногорская армия насчитывает чуть больше 2000 человек. С тех пор как в 2006 году Черногория вышла из Государственного союза Сербии и Черногории, её армию только и делают что «реформируют» и сокращают.

Сухопутных войск в Черногории нет. Ранее была пехотная бригада, но её расформировали, а пехотный и тыловой батальоны из её состава передали в подчинение Генштабу. Кроме этого в армии имеются роты военной полиции, разведки и связи, а также гвардия. Фактически только один пехотный батальон способен вести боевые действия. Он оснащен несколькими БТР и автомобилями, есть также минометы и противотанковые комплексы. Тяжелой техники нет – БМП черногорцам не достались, а из оставленных им 62 танков Т-55 все, кроме одной машины, были пущены на металл…

ВВС у Черногории тоже символические. Все черногорские военно-воздушные силы насчитывают 230 человек да авиабазу в Голубовцах. В воздух могут подняться только 9-10 вертолетов, в том числе пять Gazelle, сделанных ещё в Югославии. Еще полтора десятка вертолетов и несколько самолетов находятся на хранении. Восстанавливать их, либо приобретать новые черногорские военные не планируют. По замыслу Генштаба, оглашённому 25 февраля, ВВС в будущем должны быть представлены только транспортными вертолётами. В их составе сейчас есть и рота ПВО, оснащённая устаревшими ПЗРК “Стрела-2” и зенитными установками Bofors. Под тем предлогом, что небо республики остается неприкрытым, уже через два дня после присоединения Черногории к НАТО она заключила с членом этого блока Хорватией договор, по которому контроль за воздушным пространством републики будут осуществлять хорватские специалисты, размещенные на авиабазе в Голубовцах.

Не большей мощью обладает и черногорский флот, насчитывающий 350 человек. Из доставшихся в наследство от Югославии боевых кораблей сохранились два фрегата типа “Котор” и два ракетных катера типа “Кончар”. В настоящее время они переоборудуются в патрульные корабли, тяжёлое вооружение на них демонтируется.

С военной точки зрения определённую ценность для НАТО представляет только бывшая югославская военно-морская база в Которском заливе, но её современное состояние оставляет желать лучшего, она нуждается в обычном ремонте и оснащении базовым оборудованием. В планах Министерства обороны Черногории на развитие военной инфраструктуры выделить 20 миллионов евро, но будут ли финансироваться работы по модернизации базы в Которском заливе, неизвестно.

Действительные причины поспешного присоединения Черногории к альянсу диктуются, скорее всего, политической обстановкой на Балканах. В Брюсселе рассчитывают, что, оказавшись в НАТО, Черногория, во-первых, оттолкнёт от себя Россию, во-вторых, послужит примером для соседней Сербии. Ведь сербы, у которых ещё не выветрилась память о варварских бомбардировках 1999 года, остаются для НАТО проблемой. А в Республике Сербской в Боснии и Герцеговине помнят к тому же о натовских бомбардировках 1994-1995 гг. и вообще о роли альянса в Боснийской войне.

Если все 28 стран-членов НАТО ратифицируют протокол о присоединении Черногории к альянсу, это возымеет демонстрационный эффект. Живущие на западные гранты НПО в Сербии и в Черногории без устали твердят о том, что чем больше сербов окажется в рамках блока, тем лучше. Организация под названием Атлантический союз Черногории прямо пишет на своём сайте, что, если сербы в Черногории увидят себя в составе НАТО, это заставит задуматься всю Сербию, а также боснийских сербов, которые пока что «блокируют присоединение к блоку Боснии и Герцеговины». Атлантисты из Черногории уверяют, что Североатлантический альянс даст этой республике большие финансовые вливания, стабильную демократию, а главное – «защиту от агрессивной путинской политики». В первую очередь пропаганда этих НПО нацелена на черногорскую молодёжь, которой методично промывают мозги на всевозможных форумах и семинарах.

Правда состоит в том, что никакой защиты в НАТО Черногория не получит. Североатлантический альянс уже давно никого не защищает, зато примеров совершённых им агрессий достаточно. Присоединение к альянсу в значительной степени добьёт и без того осложнившиеся отношения с Россией, которые Джуканович успешно портит уже много лет. Сама Черногория окажется втянутой в разного рода авантюры, а черногорских военных будут использовать как пушечное мясо на третьестепенных направлениях. Впрочем, на предстоящих в Черногории в сентябре 2016 года парламентских выборах у черногорцев ещё есть шанс сказать «нет» Джукановичу и его катастрофической политике. В любом случае эти выборы станут для Черногории референдумом по вопросу о НАТО.

Автор – Вадим СОКОЛОВ.

Статья на сайте ФСК.

http://cont.ws/post/286330